Google+ Followers

среда, 10 мая 2017 г.

Злата Базант. От Праги до Витима. Повстанец Панкрац Бржезновский. Койданава. "Кальвіна". 2017.


    Панкрац /Pankrác, Pankracy, Панкрат, Панкратий, Franciczek/, сын Венцеслава (Вацлава) /syn Wieńczysława/ Бжезновский /Březnovský, Бразноўскі, Бржезневский, Баржезневский, Brzeźniewski, Prześniewski, Przeźniewski, Przeznowski, Wokulicz/ - род. в 1846 (1847) году, подданный Австрийской империи.
    «Чех из Праги, сын Wieńczysława, бывш. капитана австрийских войск, дворянин, по профессии перчаточник. В восстании (в 1863/1864 гг. — 17 лет) принимал участие в боевых стычках в отрядах Врублевского, Лелевеля, Домбровского и Цешковского (Цьвека), затем служил в нац. жандармерии. Взят в плен 21 октября 1863 г. в битве под Вельким Потоком. Осужден на жительство в глуби России, выслан 15 февраля 1864 г. [с Варшавы через Вильно в Петербург] в 21 партии в Псков в распоряжение МВД. Судим во Владимире и по лишении всех прав состояния, выслан на поселение в «отдаленных местах Сибири». 29 августа 1864 г. доставлен в Тобольск. 4 сентября 1864 г. отправлен в Томск, куда доставлен 22 сентября 1864 г. l -30 декабря 1864 г. находился в тюремной больнице в Томске. 30 декабря 1864 г. отправлен в дальнейший путь. По другим данным, уже 24 сентября 1864 г. отправлен из Томска на телеге; 6 февраля 1865 г. доставлен в Иркутск. Содержался в казармах в Иркутске; в ходе проведенного там обыска нашли у него экземпляры журнала «Метеор». 25 октября 1865 (?) г. выслан на место поселения в Витимскую волость Иркутской губернии». /Micińska M.  Galicjanie - zesłańcy po powstaniu styczniowym. Zesłanie w głąb Cesarstwa Rosyjskiego - Działalność księdza Ludwika Ruczki - Powroty. Warszawa. 2004. S. 64./
    Летом 1865 г. Черемховская колония ссыльных повстанцев в Иркутской губернии начала издавать рукописный журнал «Meteor». «На пятом номере издание журнала прекратилось, так как издатели были арестованы и по суду высланы в Киренский округ Иркутской губернии. Власти усмотрели в журнале проповедь «фанатиков последнего революционного движения в Польше», предающихся «размышлениям о важности проигранного ими дела, энергии поляков и о том, что никакое падение не уничтожит в них ненависть и мести к врагу, т. е. к русским, потому что эти чувства вкореняются в поляка с первых минут его жизни» [* Русско-польские революционные связи и восстания 1863 г. М., 1962, стр. 476.]. Нельзя отказать властям Сибири в том, что они довольно верно определили характер издания и его опасность, что же касается «ненависти ж русским», то можно лишь заметить, что прием этот не нов. Он давно служил средствам борьбы царизма с польским освободительным движением. Автор же статьи «Метеора» совершенно ясно говорил о силе врага-царизма, но не русского народа, с которым ссыльные призывались быть в единстве и согласии. С высылкой в Киренский округ издателей журнал «Метеор» не прекратил своего «хождения» и агитационного влияния. В августе 1865 г. он был обнаружен в иркутских казармах у политических ссыльных И. Студзинского, П. Бржезневского и С. Мейштовича вместе с рукописями революционных стихотворений, песен, маршей и воззваниями на польском языке [* Государственный архив Иркутской области (ГАИО), ф. 24, оп. 3, к. 1758, д. 10, лл. 68-127. (Автор признателен за сообщение обнаруженных подлинников аспиранту Иркутского университета Н. В. Миханошину).]. Поводом к обыскам, в результате которых и были найдены указанные рукописи, послужило известие о передаче рабочим Иркутского (Усольского) солеваренного завода Савельевым писем от поселенца Оёкской волости Лапчинского к находящимся на заводе Калужскому и Шеманскому. Наряду с обыском у Лапчинского иркутский полицмейстер распорядился сделать обыск у проживавших в Иркутске Чарнецкой и Осоковской. У Чарнецкой были «найдены письма от политических преступников, содержащихся в Иркутске, в казармах, а у Осоковской — от преступников, находящихся в Иркутском солеваренном заводе» [* Там же, л. 64 об.]. Так была обнаружена ниточка, ведущая в иркутские казармы, где и найдены при обыске подлинные экземпляры «Метеора» (№ 2 и 4). «Речь» и «Слово о свободе» — в бумагах Студзинского и Мейштовича, а у Бржезневского — большая тетрадь с революционными стихотворениями и песнями. Первые двое следовали в Нерчинскую каторгу, но по неизвестным причинам задержались в Иркутске, а последний поселен в Урикской волости, но жил больше также в Иркутске. До октября 1865 г. Мейштович оставался в казармах, а Студзинский был отправлен в Посольск на работы по строительству дороги. И только когда все бумаги были переведены с польского на русский язык и стала очевидной опасность их пребывания в Иркутске, Студзинский и Мейштович были срочно высланы в Нерчинокие рудники, а Баржезневский — в Якутскую область». /Коваль С. Ф.  За правду и волю. К столетию восстания политических ссыльных в Сибири в 1866 г. Иркутск. 1966. С. 77-79./
    Выслан был «Březnovský на остров Kiring, откуда попытался снова с политическими ссыльными совершить побег, но они были преданы и осуждены на пожизненное заключение на остров Vochock... В Ochotsku, куда прибыли 28 мая 1868 года, они были выведены на плац, где им сняли кандалы. Военные стояли здесь при полном параде под пение „Боже, царя храни”. Им был зачитан царской указ об амнистии...  Амнистия касалась на самом деле только 3 заключенных: другим же смягчалось наказание на 10 лет ссылки и возвращение в Irkutsk. Заключенные были 1 октября посажены на пароход и через 10 дней они прибыли в Jakutsk. Jena была, однако, уже покрыта льдом. Остались тогда здесь те, которые должны были еще целых 10 лет оставаться в ссылке, а их 3 на самом деле амнистированных, под стражей монгольских всадников отправили в Irkutsk». /Krulíš F.  Pražak w polském povstaní. // Národní Osvobození. Praha. 25 prosínce 1936. S. 6./
    Усилиями галицийского ксендза Людвика Ручки ссыльный Панкрац Бржезновский через Москву, Петербург, Вильно и Варшаву  «в июне 1869 г. выслан в Австрию с запретом возвращения в Российскую империю. Повторно арестован 25 августа 1870 г. при попытке пересечения Российской границы в Михайловицах. Назвался при этом дворянином Минской губернии Франтишком Вокуличем, а во время допроса во Временной Следственной Комиссии показал, что в момент ареста в 1863 г. лишь воспользовался именем Breznovsky. Однако решением от 13/25 марта 1871 г. снова был выслан в Австрию». /Micińska M.  Galicjanie - zesłańcy po powstaniu styczniowym. Zesłanie w głąb Cesarstwa Rosyjskiego - Działalność księdza Ludwika Ruczki - Powroty. Warszawa. 2004. S. 64./
    Автор воспоминаний: “Upomínky ze Sibiře od Pankráce Březnovského”. (Praha. 1883. 32 s.)
    Литература:
*    Krulíš F.  Pražak w polském povstaní. // Národní Osvobození. Praha. 25 prosínce 1936. S. 6.
*    Коваль С. Ф.  За правду и волю. К столетию восстания политических ссыльных в Сибири в 1866 г. Иркутск. 1966. С. 78-79.
    Skok H.  Polacy nad Bajkałem. 1863-1883. Warszawa. 1974. S. 227.
*    Marcinek R.  Archiwum księdza Ludwika Ruczki i materiały do biografistyki powstańców styczniowych. // Archeion. Czasopismo poświęcone sprawom archiwalnym założone przez Stanisława Ptaszyckiego w roku 1926. T. XCIV. Warszawa. 1995. S. 46.
*    Micińska M.  Galicjanie - zesłańcy po powstaniu styczniowym. Zesłanie w głąb Cesarstwa Rosyjskiego - Działalność księdza Ludwika Ruczki - Powroty. Warszawa. 2004. S. 64.
    Злата  Базант,
    Койданава

                                                               ПРИЛОЖЕНИЕ






Отправить комментарий