Google+ Followers

вторник, 4 апреля 2017 г.

Домицилла Нарва. Повстанец из курпов Петр Балтыга. Койданава. "Кальвіна". 2017.

    Во 2-й половине 1863 года небольшой повстанческий отряд из местных крестьян в окрестностях Курпьевской пущи, находящейся в Ломжинской губернии Царства Польского Российской империи, организовал Петр Владислав Бранд, уроженец имения Рудаки Вишневской волости Виленской губернии(). Курпы - этнографическая группа мазуров (остатки древних ятвягов), сохраняли свой старый уклад жизни, и отличалась от поляков простотой нравов и не слишком большой набожностью. Курпы, прекрасные охотники, снимали с седел российских казаков, направленных на усмирение восставших, стрелами из луков и были неуловимые в пуще.
     В районе Ломжи в восстании участвовали уроженцы деревни Гняздово (Люботынь) Якуб Балдыга и Томаш Балдыга.
    В 1867 /Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 25./ /1868/ году в Якутскую область был доставлен курп Петр Балдыга (Болтыга, Балтыга, Балтыгин). «В феврале 1868 г. он был приписан ко 2-му Одейскому наслегу Намского улуса Якутского округа. В январе 1869 года был в увольнении на приисках золота Олекминского округа» / Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./
    10 сентября 1870 года Балтыга был уволен с золотых приисков Товарищества Трапезниковых «за продажу вина», получив при этом «36 руб. 48 коп.». 9 октября 1870 года он был выслан из города Якутска в Намский улус «без права находиться в городе».
    Писатель Адам Шиманский, который «родился в 1852 году в с. Грушове Гродненской губ.» [Яцимирский А. И. /Приват-доцент СПб университета/  Новейшая польская литература. От восстания 1863 года до наших дней. Т. 1. СПб. 1908. С. 398./] и отбыл ссылку в Якутске, в своей новелле «Сруль из Любартова» так описывает смерть своего земляка:
    «Это было в 18.. году... но не все ли равно, в котором году, а дело в том, что это было в Якутске в начале октября, через несколько месяцев после моего приезда в эту столицу морозного царства.
    Спиртовой термометр Реомюра показывал 35 градусов мороза. Вот почему я со страхом думал о будущей судьбе моего носа и ушей, которые до сих пор всегда чувствительным для меня образом выражали свой тихий протест против насильственной акклиматизации, и которые сегодня именно должны были выдержать более продолжительное, чем обыкновенно, испытание.
    Причина угрожавшего им испытания была следующая: два дня тому назад, в местном госпитале умер один из членов нашей колонии Петр Балдыга, и сегодня утром мы должны были отдать ему последний долг и зарыть в замерзлую землю его, сильно потертые в жизненной борьбе, кости.
    Я ожидал только одного моего знакомого, который должен был уведомить меня о времени похорон; ждать мне пришлось недолго и, защитив самым старательным образом нос и уши, я направился вслед за другими к госпиталю.
    Госпиталь был за городом. На дворе, немного в стороне от других строений, находился небольшой сарай, в котором складывались трупы.
    Там-то и лежало теперь тело Балдыги. Когда мы отворили двери и вошли в сарай, то внутренность его произвела на всю нашу компанию неприятное впечатление: нас было всех человек десять, а может быть, и больше того, и все мы невольно обменялись взглядами; перед нами была холодная и ничем не прикрашенная нагая действительность. В сарае, в котором не было ни стола, ни стула, ничего кроме стен, побелевших от снежного инея, на полу, также покрытом снегом, лежал огромный белый труп с большими усами, завернутый в какую-то простыню или рубаху. Это и был Балдыга. Тело сильно замерзло, и для того, чтобы его легче было вложить в гроб, его отодвинули к дверям туда, где было светлее.
    Никогда не забыть мне лица Балдыги, которое я увидел теперь при дневном свете, когда с него очистили снег. Суровое выражение его носило следы какого-то странного, невыразимого страдания, а бывшие зрачки в широко раскрытых глазах с укором были устремлены куда-то в даль, к морозному суровому небу.
    — Мододец был покойник, — сказал мне кто-то из соседей, заметив то впечатление, которое на меня произвел вид Балдыги, — всегда он был здоров, и работал за двоих, и всегда около него ютился кто-нибудь из бедняков; правда, что и упрям он был, и, несмотря ни на что, верил в то, что вернется когда-нибудь на свой Нарев. Но, кажется, однако, перед смертью он понял, что этому никогда не бывать.

                                                           Иллюстрации A. Каменского
    Между тем окаменевшие от мороза останки вложили в гроб и поставили на маленькие одноконные якутские сани, и когда жена портного W [Казимира Венцковская, бывшая повстанка 1863 г. в Ковенской губернии] исполнявшая в данном случае, как опытный человек в этом деле, обязанности ксендза, запела громко: «Со святыми упокой», мы подтянули ей своими срывавшимися голосами и направились к кладбищу.
    Мы шли быстро, так как мороз крепчал и заставлял нас прибавлять шагу. Вот мы, наконец, и на кладбище, всякий из нас бросает комок замерзшей земли на гроб, затем несколько взмахов лопаты... и все кончено... И только маленькая свеженасыпанная кучка земли свидетельствует о недавнем еще существовании Балдыги на свете. Но и она недолго будет свидетельствовать о нем, может быть только едва в течении нескольких месяцев; придет весна и разогретая солнцем насыпь растает, сравняется с землей, порастет травой и крапивой; через год или два умрут или разбредутся по широкому свету свидетели похорон, и даже мать родная не сыщет его на белом свете. Но, наверное, никто и искать не будет умершего, и никто не вспомнить о нем.
    Знал о том Балдыга, знали и мы, и в молчании разошлись по домам...
    На другой день после похорон мороз покрепчал еще больше. По другой стороне улицы, на которой я жил, не возвышалось никакого строения; густая мгла снежных кристаллов, как туча нависла над землею. Из-за этой мглы не видно было солнца; и хотя на улице не было ни души, в воздухе, невероятно сгущенном от страшного холода, раздавались и ясно доносились до моего слуха то металлические звуки скрипящего снега, то треск грубых бревен, заложенных в стены домов, то гул от трескающейся широкими расщелинами земли, то похожая на стон жалобная песнь якута. По-видимому, начинались те якутские морозы, перед которыми бледнеют все самые ужасные полярные холода, перед которыми какой-то страх охватывает человека, и хотя всякое живое существо, чувствуя свое полнейшее бессилие, уходит в себя и съеживается, как захудалая собака, когда на нее нападает свора сильных и здоровых псов, но все-таки всякий прекрасно знает, что все это напрасно, и что раньше или позже, но неумолимый враг все-таки победит. И Балдыга, как наяву, все чаще и чаще представлялся мне. Вот уже с добрый час, как я разложил свою работу, но дело не шло на лад, перо само выпадало из рук, и непослушная мысль рвалась далеко, далеко, за пределы этой снежной и морозной земли. Напрасно я призывал на помощь мой рассудок, напрасно повторял себе, по крайней мере в десятый раз, советы врача, и хотя я все это время кое-как держался, и не давал завладеть собой грызущей меня болезни, но сегодня я чувствовал себя совершенно бессильным и обезоруженным. Тоска по родине заполонила все мое существо и разрывала мое сердце на части.
    Как часто бывало, что я не мог противостоять обманчивым мечтам, почему же сегодня именно я должен был устоять от искушения? И искушение было сильнее, и я чувствовал себя бессильнее чем когда-либо. И потому, прочь от меня морозы и снега, прочь от меня якутская действительность! Я бросил перо и, потонув в облаках табачного дыма, дал волю своему разгоряченному воображению...
   И далеко, далеко унесся я на крыльях своей фантазии! Несся я через тайги и степи, через горы и реки, через бесчисленные царства и земли на далекий запад, где передо мной развертывались настоящие чудеса; не было там ни бедности, ни злобы человеческой на моих прекрасных надбужских нивах! Не в моих силах ни рассказать, ни описать тех чудес, которые представлялись мне! Я видел золотистые нивы, изумрудные луга, старые леса, шумящие о былых деяниях.
    Я слышал шум колосящихся волн на поле, стрекотанье божиих крылатых певцов, говор огромных дубов, гордо борющихся с вихрем.
    И упивался я ароматом этих благоуханных лесов и цветущих полей, украшенных молодою свежестью даров небесных, красотою весны — невинными фиалками...
                                                                                    * * *
    Много воды уплыло с тех пор в холодной Лене, и немало слез пролилось по измученным лицам. Однако, и теперь хотя уже много времени прошло с тех пор, часто в ночной тишине, во время бессонной ночи, встает передо мной, как привидение, измученное, страдальческое лицо Балдыги, и около него сейчас же появляется пожелтевшее и сморщенное, облитое чистыми слезами лицо Сруля. И чем дольше я всматриваюсь в эти ночные видения, тем больше мне начинает казаться, как шевелятся дрожащие, бледные губы жида и тихий отчаянный голос шепчет около меня: «О Иегова, отчего же ты не смилостивишься над одним из самых верных слуг твоих?». /Адамъ Шиманскій.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ. (Перевод съ польскаго М. Т.) // Міръ Божій. Ежемѣсячный литературный и научно-популярный журналъ для юношества. № 3-й. С.-Петербургъ. 1893. С. 151-153, 160./
    Хотя «17 мая 1871 г. вышел Указ Правительствующего Сената „Об облегчении участи некоторых преступников в ознаменование дня рождения Его Императорского высочества Великого князя Георгия Александровича”, которым возвращались „прежние права состояния... Петру Болтыге [НА РС(Я), ф. 15, оп. 14, д. 18.]”. /Степанова Н. С.  Обзор документов НА РС(Я) о ссыльных поляках участниках польского освободительного восстания 1863-1864 гг. // Россия и Польша. Историко-культурные контакты. (Сибирский феномен). Якутск. 1999. С. 124./ «Болтыга Петр. Выехал из области по манифесту 1874 г.» /Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 23./ В 1875 г. Балдыга еще находился в Намском улусе Якутского округа Якутской области, занимался сельским хозяйством
    Литература:
*    Szymański A.  Z niedawnych wspomnień. Srul z Lubartowa. // Kraj. Tygodnik polityczno-społeczny. Petersburg. Nr. 51. 22 grudnia 1885. S. 25-29.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Wspomnienie z wygnania. // Gazeta Narodowa. Lwów. Nr. 298. 30 grudnia; Nr. 299. 31 grudnia 1886. S. 1.
*    Шимановскій А.  Сруль изъ Любартова. Эскизъ. // Восходъ. Журналъ учено-литературный и политическій издаваемый А. Е. Ландау. Декабрь. С.-Петербургъ. 1886. С. 165-167, 175.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Szkic z niedawnych wspomnień. // Wiek. Nr. 6. 1886.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Petersburg. 1887.
*    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. Adapté par. Mme Marguerite Poradowska. // Revue des Deux Mondes. T. LXXXVI. Mars. – Avril. Paris. 1888. S 192-194, 201.
    Szymański A. Baldyga och Sroul [Baldyga i Srul]. En sibirisk vinterbild. // Göteborgs Handels - och Sjöfarts -Tidning. Göteborg. 14 april 1888.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Одесскій Вѣстникъ. Одесса. № 139. 23 мая 1888.
    Szymański A. Hemlängtan [Srul z Lubartowa]. Berättelse från Sibirien. // Dagens Nyheter. Stockholm. 5 december 1890.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Wyd. 2. Petersburg. 1890.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Wyd. 3. Petersburg. 1891.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. M. Blumberg. // Oesterreichische Wocherischrift. Nr. 15-16. Vienna. 1892.
*    Шиманьскій А.  Землякъ. Сибирскій очеркъ. Пер. В. Сем. // Русскія Вѣдомости. Москва. № 251. 1 сентября 1892.
*    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ. (Перевод съ польскаго М. Т.) // Міръ Божій. Ежемѣсячный литературный и научно-популярный журналъ для юношества. № 3-й. С.-Петербургъ. 1893. С. 151-153, 160.
    Szymanski A.  Der Jude aus Lubartow. // Unter Ansiedlern und Verschickten. Skizzen aus Sibirien von Adam Szymanski. Аus dem Pol. übers. von Elise Hübner. Frankfurt. 1894.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański А. Dwie modlitwy - Srul z Lubartowa - Maciej Mazur. Warszawa. 1897. S. 81-118.
    Szymański A.  Hemlängtan [Srul z Lubartowa]. Ett minne från Sibirien. Övers. Ellen Weer. // Nya Dagligt Allehanda. Stockholm. 5 augusti 1899.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Еврейскіе силуэты. С.-Петербургъ. 1900. С. 155-171.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Еженедельные приложения к газете «Сынъ Отечества»». № 4-5. С.-Петербургъ. 1900.
    Szymanski A.  Juden från Lubartow. // Adam Szymański.  Sibirien skildringar ur förvistas och utvandrares lif. Öfvers. af L. Nyström. Stockholm. 1900.
    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. // Народное Благо. Еженедельный литературный, научно-популярный и иллюстрированный журнал для самообразования. № 3. 1901. С. 35-39.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // B. S. Hrvatska. Nr. 20-23. Zagreb. 1901.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. L. Knežević. // Delo. List za nauku, kniževonst i društveni život. Beograd. 1903.
    Szymanski A.  Srul von Lubartow. // Szymański А.  Sibirische Novellen аus dem Pol. übers. von S. Lopuszański. München. 1904.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Рассказ. Перев. съ польскаго И. Леонтьева. // Образованіе. Журналъ литературный, научно-популярный и педагогическій. № 1. С.-Петербургъ. 1905. С. 105-113.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. WarszawaKraków. 1905. 16 s.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Z jednego strumienia. Szesnaście nowel przez dziesięciu autorów. Z przedmowa Elizy Orzeszkowej. Warszawa 1905. S. 229-242.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Fontana S.  La Nuova Rassegna di Letteratura Moderna. Florencja. 1906.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Слово. Газета политическая, общественная, экономическая и литературная. С.-Петербургъ. 16 ноября 1906.
*    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ политическаго ссыльнаго. Съ польскаго перевела М. Троповская. Москва. 1907. С. 1-5, 16.
    Шиманскій С.  Сруль изъ Любартова. // Евреи в польской литературе. Киевъ. 1909. С. 90-91.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1911. 32-35, 43.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1912.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1914.
*    Szymański A.  Srul - from Lubartów. Transl. by Else Cecilie Mendelssohn Benecke. // Tales by Polish authors Henryk Sienkiewicz, Stefan Żeromski, Adam Szymański, Wacław Sieroszewski translated by Else C. M. Benecke. London - New York. 1915. S. 119-123, 135-136.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Wydanie pośmiertne z portretem autora. Nakładem syna. Moskwa. 1916. S. 36-39, 45.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. M. Blumberg. // Polen. Ein Novellenbuch. Нrsg. und eingel. von Aleksander von Guttry. München-Berlin. 1917.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Bányai K.  Lengyel elbeszélök. Budapeszt. 1917.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Разсказъ. Переводъ съ польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1917. С. 3-6, 15.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Разсказъ. Москва. 1918. С. 3-6, 15.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Ze słowem wstępnem Adama Grzymały Siedleckiego. Lwów – Warszawa - Kraków. 1921. S. 1-5, 14.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański А. Dwie modlitwy - Srul z Lubartowa - Maciej Mazur - Stolarz Kowalski. [Biblioteka Domu Polskiego T. 3] Warszawa. 1925.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Ze słowem wstępnym Adama Grzymały Siedleckiego. 2 wyd. zbiorowe. Lwów – Warszawa - Kraków. 1927.
    Szymanski A.  Srul – from Lubartów. Тransl. by E. Benecke. // Poland. Nr. 4. New York. 1931.
    Szymanski A.  Srul – from Lubartów. Тransl. by E. Benecke. // Baron J. L.  Candles in the night. Jewish by gentile authors. Edited by Joseph L. Baron, with a preface by Carl Van Doren Philadelphia. 1940 [1944].
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Noweję „Srul z Lubartowa” przepisałem z „Wiadomości Polskich”. // Nr 42. Adam Szymański.  Srul z Lubartowa. Wł. St. Reymont. Orka. Wydawnictwo Literackie Oddz. Opieki nad Żołn. Dtwa I Korp. w Szkocji. W styczniu 1946. S. 2-4, 13.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Z jednego strumienia : nowele / pod red. i z przedm. Elizy Orzeszkowej. Słowo wstępne i przypisy Gabriela Pauszer-Klonowska. Oprac. graf. Zygfryd Gardzielewski. Warszawa 1960.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Le piú belle pagine della letteratura polacca. A cura di Marina Bersano-Begey. Milano. 1965. S 185-193.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Nowele syberyjskie. // Kuczyński A.  Syberia. Czterysta lat polskiej diaspory. Antologia historyczno-kulturowa. Wrocław – Warszawa - Kraków. 1993. S. 290-291, 296.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. //  Szymański A. Szkice. Wstęp i oprac. Bogdan Burdziej. Kraków. 1998.
*    Болтыга Петр. // Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 25.
*    Степанова Н. С.  Обзор документов НА РС(Я) о ссыльных поляках участниках польского освободительного восстания 1863-1864 гг. // Россия и Польша. Историко-культурные контакты. (Сибирский феномен). Якутск. 1999. С. 124.
*    Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 23.
*    Шиманский А.  Сруль из Любартова. Перевод Стеллы Тонконоговой. // Новая Польша. Общественно-политический и литературный ежемесячник. № 7-8. Варшава. 2001. С. 83-84, 88.
*    Szymański A.  Srul – from Lubartów. Translated by Else Benecke. // Candles in the Night: Jewish Tales by Gentile Authors. Edited by Joseph L. Baron with a hreface by Carl Van Doren. New Jersey. 2001. S. 179-182, 191.
*    Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201.
*    Историко-культурный атлас Якутия. Природа. История. Этнография. Современность. Москва. 2007. С. 282, 864.
*    Szymański, Adam, 1852-1916. // Åkerström H.  Bidliografi över polsk skönlitteratur översatt till Svenska. Göteborg. 2010. S. 215-216.
*    Szymański A.  Srul – from Lubartów. // Tales by Polish authors Henryk Sienkiewicz - Stefan Żeromski - Adam Szymański - Wacław Sieroszewski. Тransl. by Else C. M. Benecke. New York. 2015. S. 119-123, 135-136.
    Домицилла Нарва,
    Койданава