Google+ Followers

вторник, 4 апреля 2017 г.

Домицилла Нарва. Повстанец из курпов Петр Балтыга. Койданава. "Кальвіна". 2017.

    Во 2-й половине 1863 года небольшой повстанческий отряд из местных крестьян в окрестностях Курпьевской пущи, находящейся в Ломжинской губернии Царства Польского Российской империи, организовал Петр Владислав Бранд, уроженец имения Рудаки Вишневской волости Виленской губернии(). Курпы - этнографическая группа мазуров (остатки древних ятвягов), сохраняли свой старый уклад жизни, и отличалась от поляков простотой нравов и не слишком большой набожностью. Курпы, прекрасные охотники, снимали с седел российских казаков, направленных на усмирение восставших, стрелами из луков и были неуловимые в пуще.
     В районе Ломжи в восстании участвовали уроженцы деревни Гняздово (Люботынь) Якуб Балдыга и Томаш Балдыга.
    В 1867 /Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 25./ /1868/ году в Якутскую область был доставлен курп Петр Балдыга (Болтыга, Балтыга, Балтыгин). «В феврале 1868 г. он был приписан ко 2-му Одейскому наслегу Намского улуса Якутского округа. В январе 1869 года был в увольнении на приисках золота Олекминского округа» / Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201./
    10 сентября 1870 года Балтыга был уволен с золотых приисков Товарищества Трапезниковых «за продажу вина», получив при этом «36 руб. 48 коп.». 9 октября 1870 года он был выслан из города Якутска в Намский улус «без права находиться в городе».
    Писатель Адам Шиманский, который «родился в 1852 году в с. Грушове Гродненской губ.» [Яцимирский А. И. /Приват-доцент СПб университета/  Новейшая польская литература. От восстания 1863 года до наших дней. Т. 1. СПб. 1908. С. 398./] и отбыл ссылку в Якутске, в своей новелле «Сруль из Любартова» так описывает смерть своего земляка:
    «Это было в 18.. году... но не все ли равно, в котором году, а дело в том, что это было в Якутске в начале октября, через несколько месяцев после моего приезда в эту столицу морозного царства.
    Спиртовой термометр Реомюра показывал 35 градусов мороза. Вот почему я со страхом думал о будущей судьбе моего носа и ушей, которые до сих пор всегда чувствительным для меня образом выражали свой тихий протест против насильственной акклиматизации, и которые сегодня именно должны были выдержать более продолжительное, чем обыкновенно, испытание.
    Причина угрожавшего им испытания была следующая: два дня тому назад, в местном госпитале умер один из членов нашей колонии Петр Балдыга, и сегодня утром мы должны были отдать ему последний долг и зарыть в замерзлую землю его, сильно потертые в жизненной борьбе, кости.
    Я ожидал только одного моего знакомого, который должен был уведомить меня о времени похорон; ждать мне пришлось недолго и, защитив самым старательным образом нос и уши, я направился вслед за другими к госпиталю.
    Госпиталь был за городом. На дворе, немного в стороне от других строений, находился небольшой сарай, в котором складывались трупы.
    Там-то и лежало теперь тело Балдыги. Когда мы отворили двери и вошли в сарай, то внутренность его произвела на всю нашу компанию неприятное впечатление: нас было всех человек десять, а может быть, и больше того, и все мы невольно обменялись взглядами; перед нами была холодная и ничем не прикрашенная нагая действительность. В сарае, в котором не было ни стола, ни стула, ничего кроме стен, побелевших от снежного инея, на полу, также покрытом снегом, лежал огромный белый труп с большими усами, завернутый в какую-то простыню или рубаху. Это и был Балдыга. Тело сильно замерзло, и для того, чтобы его легче было вложить в гроб, его отодвинули к дверям туда, где было светлее.
    Никогда не забыть мне лица Балдыги, которое я увидел теперь при дневном свете, когда с него очистили снег. Суровое выражение его носило следы какого-то странного, невыразимого страдания, а бывшие зрачки в широко раскрытых глазах с укором были устремлены куда-то в даль, к морозному суровому небу.
    — Мододец был покойник, — сказал мне кто-то из соседей, заметив то впечатление, которое на меня произвел вид Балдыги, — всегда он был здоров, и работал за двоих, и всегда около него ютился кто-нибудь из бедняков; правда, что и упрям он был, и, несмотря ни на что, верил в то, что вернется когда-нибудь на свой Нарев. Но, кажется, однако, перед смертью он понял, что этому никогда не бывать.

                                                           Иллюстрации A. Каменского
    Между тем окаменевшие от мороза останки вложили в гроб и поставили на маленькие одноконные якутские сани, и когда жена портного W [Казимира Венцковская, бывшая повстанка 1863 г. в Ковенской губернии] исполнявшая в данном случае, как опытный человек в этом деле, обязанности ксендза, запела громко: «Со святыми упокой», мы подтянули ей своими срывавшимися голосами и направились к кладбищу.
    Мы шли быстро, так как мороз крепчал и заставлял нас прибавлять шагу. Вот мы, наконец, и на кладбище, всякий из нас бросает комок замерзшей земли на гроб, затем несколько взмахов лопаты... и все кончено... И только маленькая свеженасыпанная кучка земли свидетельствует о недавнем еще существовании Балдыги на свете. Но и она недолго будет свидетельствовать о нем, может быть только едва в течении нескольких месяцев; придет весна и разогретая солнцем насыпь растает, сравняется с землей, порастет травой и крапивой; через год или два умрут или разбредутся по широкому свету свидетели похорон, и даже мать родная не сыщет его на белом свете. Но, наверное, никто и искать не будет умершего, и никто не вспомнить о нем.
    Знал о том Балдыга, знали и мы, и в молчании разошлись по домам...
    На другой день после похорон мороз покрепчал еще больше. По другой стороне улицы, на которой я жил, не возвышалось никакого строения; густая мгла снежных кристаллов, как туча нависла над землею. Из-за этой мглы не видно было солнца; и хотя на улице не было ни души, в воздухе, невероятно сгущенном от страшного холода, раздавались и ясно доносились до моего слуха то металлические звуки скрипящего снега, то треск грубых бревен, заложенных в стены домов, то гул от трескающейся широкими расщелинами земли, то похожая на стон жалобная песнь якута. По-видимому, начинались те якутские морозы, перед которыми бледнеют все самые ужасные полярные холода, перед которыми какой-то страх охватывает человека, и хотя всякое живое существо, чувствуя свое полнейшее бессилие, уходит в себя и съеживается, как захудалая собака, когда на нее нападает свора сильных и здоровых псов, но все-таки всякий прекрасно знает, что все это напрасно, и что раньше или позже, но неумолимый враг все-таки победит. И Балдыга, как наяву, все чаще и чаще представлялся мне. Вот уже с добрый час, как я разложил свою работу, но дело не шло на лад, перо само выпадало из рук, и непослушная мысль рвалась далеко, далеко, за пределы этой снежной и морозной земли. Напрасно я призывал на помощь мой рассудок, напрасно повторял себе, по крайней мере в десятый раз, советы врача, и хотя я все это время кое-как держался, и не давал завладеть собой грызущей меня болезни, но сегодня я чувствовал себя совершенно бессильным и обезоруженным. Тоска по родине заполонила все мое существо и разрывала мое сердце на части.
    Как часто бывало, что я не мог противостоять обманчивым мечтам, почему же сегодня именно я должен был устоять от искушения? И искушение было сильнее, и я чувствовал себя бессильнее чем когда-либо. И потому, прочь от меня морозы и снега, прочь от меня якутская действительность! Я бросил перо и, потонув в облаках табачного дыма, дал волю своему разгоряченному воображению...
   И далеко, далеко унесся я на крыльях своей фантазии! Несся я через тайги и степи, через горы и реки, через бесчисленные царства и земли на далекий запад, где передо мной развертывались настоящие чудеса; не было там ни бедности, ни злобы человеческой на моих прекрасных надбужских нивах! Не в моих силах ни рассказать, ни описать тех чудес, которые представлялись мне! Я видел золотистые нивы, изумрудные луга, старые леса, шумящие о былых деяниях.
    Я слышал шум колосящихся волн на поле, стрекотанье божиих крылатых певцов, говор огромных дубов, гордо борющихся с вихрем.
    И упивался я ароматом этих благоуханных лесов и цветущих полей, украшенных молодою свежестью даров небесных, красотою весны — невинными фиалками...
                                                                                    * * *
    Много воды уплыло с тех пор в холодной Лене, и немало слез пролилось по измученным лицам. Однако, и теперь хотя уже много времени прошло с тех пор, часто в ночной тишине, во время бессонной ночи, встает передо мной, как привидение, измученное, страдальческое лицо Балдыги, и около него сейчас же появляется пожелтевшее и сморщенное, облитое чистыми слезами лицо Сруля. И чем дольше я всматриваюсь в эти ночные видения, тем больше мне начинает казаться, как шевелятся дрожащие, бледные губы жида и тихий отчаянный голос шепчет около меня: «О Иегова, отчего же ты не смилостивишься над одним из самых верных слуг твоих?». /Адамъ Шиманскій.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ. (Перевод съ польскаго М. Т.) // Міръ Божій. Ежемѣсячный литературный и научно-популярный журналъ для юношества. № 3-й. С.-Петербургъ. 1893. С. 151-153, 160./
    Хотя «17 мая 1871 г. вышел Указ Правительствующего Сената „Об облегчении участи некоторых преступников в ознаменование дня рождения Его Императорского высочества Великого князя Георгия Александровича”, которым возвращались „прежние права состояния... Петру Болтыге [НА РС(Я), ф. 15, оп. 14, д. 18.]”. /Степанова Н. С.  Обзор документов НА РС(Я) о ссыльных поляках участниках польского освободительного восстания 1863-1864 гг. // Россия и Польша. Историко-культурные контакты. (Сибирский феномен). Якутск. 1999. С. 124./ «Болтыга Петр. Выехал из области по манифесту 1874 г.» /Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 23./ В 1875 г. Балдыга еще находился в Намском улусе Якутского округа Якутской области, занимался сельским хозяйством
    Литература:
*    Szymański A.  Z niedawnych wspomnień. Srul z Lubartowa. // Kraj. Tygodnik polityczno-społeczny. Petersburg. Nr. 51. 22 grudnia 1885. S. 25-29.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Wspomnienie z wygnania. // Gazeta Narodowa. Lwów. Nr. 298. 30 grudnia; Nr. 299. 31 grudnia 1886. S. 1.
*    Шимановскій А.  Сруль изъ Любартова. Эскизъ. // Восходъ. Журналъ учено-литературный и политическій издаваемый А. Е. Ландау. Декабрь. С.-Петербургъ. 1886. С. 165-167, 175.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Szkic z niedawnych wspomnień. // Wiek. Nr. 6. 1886.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Petersburg. 1887.
*    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. Adapté par. Mme Marguerite Poradowska. // Revue des Deux Mondes. T. LXXXVI. Mars. – Avril. Paris. 1888. S 192-194, 201.
    Szymański A. Baldyga och Sroul [Baldyga i Srul]. En sibirisk vinterbild. // Göteborgs Handels - och Sjöfarts -Tidning. Göteborg. 14 april 1888.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Одесскій Вѣстникъ. Одесса. № 139. 23 мая 1888.
    Szymański A. Hemlängtan [Srul z Lubartowa]. Berättelse från Sibirien. // Dagens Nyheter. Stockholm. 5 december 1890.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Wyd. 2. Petersburg. 1890.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. T. 1. Wyd. 3. Petersburg. 1891.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. M. Blumberg. // Oesterreichische Wocherischrift. Nr. 15-16. Vienna. 1892.
*    Шиманьскій А.  Землякъ. Сибирскій очеркъ. Пер. В. Сем. // Русскія Вѣдомости. Москва. № 251. 1 сентября 1892.
*    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ. (Перевод съ польскаго М. Т.) // Міръ Божій. Ежемѣсячный литературный и научно-популярный журналъ для юношества. № 3-й. С.-Петербургъ. 1893. С. 151-153, 160.
    Szymanski A.  Der Jude aus Lubartow. // Unter Ansiedlern und Verschickten. Skizzen aus Sibirien von Adam Szymanski. Аus dem Pol. übers. von Elise Hübner. Frankfurt. 1894.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański А. Dwie modlitwy - Srul z Lubartowa - Maciej Mazur. Warszawa. 1897. S. 81-118.
    Szymański A.  Hemlängtan [Srul z Lubartowa]. Ett minne från Sibirien. Övers. Ellen Weer. // Nya Dagligt Allehanda. Stockholm. 5 augusti 1899.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Еврейскіе силуэты. С.-Петербургъ. 1900. С. 155-171.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Еженедельные приложения к газете «Сынъ Отечества»». № 4-5. С.-Петербургъ. 1900.
    Szymanski A.  Juden från Lubartow. // Adam Szymański.  Sibirien skildringar ur förvistas och utvandrares lif. Öfvers. af L. Nyström. Stockholm. 1900.
    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. // Народное Благо. Еженедельный литературный, научно-популярный и иллюстрированный журнал для самообразования. № 3. 1901. С. 35-39.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // B. S. Hrvatska. Nr. 20-23. Zagreb. 1901.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. L. Knežević. // Delo. List za nauku, kniževonst i društveni život. Beograd. 1903.
    Szymanski A.  Srul von Lubartow. // Szymański А.  Sibirische Novellen аus dem Pol. übers. von S. Lopuszański. München. 1904.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Рассказ. Перев. съ польскаго И. Леонтьева. // Образованіе. Журналъ литературный, научно-популярный и педагогическій. № 1. С.-Петербургъ. 1905. С. 105-113.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. WarszawaKraków. 1905. 16 s.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Z jednego strumienia. Szesnaście nowel przez dziesięciu autorów. Z przedmowa Elizy Orzeszkowej. Warszawa 1905. S. 229-242.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Fontana S.  La Nuova Rassegna di Letteratura Moderna. Florencja. 1906.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Слово. Газета политическая, общественная, экономическая и литературная. С.-Петербургъ. 16 ноября 1906.
*    Шиманскій А.  Тоска по Родинѣ. Разсказъ политическаго ссыльнаго. Съ польскаго перевела М. Троповская. Москва. 1907. С. 1-5, 16.
    Шиманскій С.  Сруль изъ Любартова. // Евреи в польской литературе. Киевъ. 1909. С. 90-91.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1911. 32-35, 43.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1912.
    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. // Изъ одного русла. Сборникъ съ предисловіемъ Е. Ожешко. Т. II. Переводъ с польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1914.
*    Szymański A.  Srul - from Lubartów. Transl. by Else Cecilie Mendelssohn Benecke. // Tales by Polish authors Henryk Sienkiewicz, Stefan Żeromski, Adam Szymański, Wacław Sieroszewski translated by Else C. M. Benecke. London - New York. 1915. S. 119-123, 135-136.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Wydanie pośmiertne z portretem autora. Nakładem syna. Moskwa. 1916. S. 36-39, 45.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. M. Blumberg. // Polen. Ein Novellenbuch. Нrsg. und eingel. von Aleksander von Guttry. München-Berlin. 1917.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Bányai K.  Lengyel elbeszélök. Budapeszt. 1917.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Разсказъ. Переводъ съ польскаго Е. и И. Леонтьевыхъ. Москва. 1917. С. 3-6, 15.
*    Шиманскій А.  Сруль изъ Любартова. Разсказъ. Москва. 1918. С. 3-6, 15.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Ze słowem wstępnem Adama Grzymały Siedleckiego. Lwów – Warszawa - Kraków. 1921. S. 1-5, 14.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański А. Dwie modlitwy - Srul z Lubartowa - Maciej Mazur - Stolarz Kowalski. [Biblioteka Domu Polskiego T. 3] Warszawa. 1925.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Szymański A.  Szkice. Ze słowem wstępnym Adama Grzymały Siedleckiego. 2 wyd. zbiorowe. Lwów – Warszawa - Kraków. 1927.
    Szymanski A.  Srul – from Lubartów. Тransl. by E. Benecke. // Poland. Nr. 4. New York. 1931.
    Szymanski A.  Srul – from Lubartów. Тransl. by E. Benecke. // Baron J. L.  Candles in the night. Jewish by gentile authors. Edited by Joseph L. Baron, with a preface by Carl Van Doren Philadelphia. 1940 [1944].
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Noweję „Srul z Lubartowa” przepisałem z „Wiadomości Polskich”. // Nr 42. Adam Szymański.  Srul z Lubartowa. Wł. St. Reymont. Orka. Wydawnictwo Literackie Oddz. Opieki nad Żołn. Dtwa I Korp. w Szkocji. W styczniu 1946. S. 2-4, 13.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. // Z jednego strumienia : nowele / pod red. i z przedm. Elizy Orzeszkowej. Słowo wstępne i przypisy Gabriela Pauszer-Klonowska. Oprac. graf. Zygfryd Gardzielewski. Warszawa 1960.
    Szymanski A.  Srul z Lubartowa. // Le piú belle pagine della letteratura polacca. A cura di Marina Bersano-Begey. Milano. 1965. S 185-193.
*    Szymański A.  Srul z Lubartowa. Nowele syberyjskie. // Kuczyński A.  Syberia. Czterysta lat polskiej diaspory. Antologia historyczno-kulturowa. Wrocław – Warszawa - Kraków. 1993. S. 290-291, 296.
    Szymański A.  Srul z Lubartowa. //  Szymański A. Szkice. Wstęp i oprac. Bogdan Burdziej. Kraków. 1998.
*    Болтыга Петр. // Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 25.
*    Степанова Н. С.  Обзор документов НА РС(Я) о ссыльных поляках участниках польского освободительного восстания 1863-1864 гг. // Россия и Польша. Историко-культурные контакты. (Сибирский феномен). Якутск. 1999. С. 124.
*    Степанова Н. С. Пребывание польских повстанцев в улусах Якутии. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 23.
*    Шиманский А.  Сруль из Любартова. Перевод Стеллы Тонконоговой. // Новая Польша. Общественно-политический и литературный ежемесячник. № 7-8. Варшава. 2001. С. 83-84, 88.
*    Szymański A.  Srul – from Lubartów. Translated by Else Benecke. // Candles in the Night: Jewish Tales by Gentile Authors. Edited by Joseph L. Baron with a hreface by Carl Van Doren. New Jersey. 2001. S. 179-182, 191.
*    Kazarian P.  Zesłańcy z okresu powstania styczniowego okregu olekmińskim (Jukucja) na podztawie materiałów z archiwów syberyjskich. // Wrocławskie Studia Wschodnie. Wrocław. Nr. 7. 2003. S. 201.
*    Историко-культурный атлас Якутия. Природа. История. Этнография. Современность. Москва. 2007. С. 282, 864.
*    Szymański, Adam, 1852-1916. // Åkerström H.  Bidliografi över polsk skönlitteratur översatt till Svenska. Göteborg. 2010. S. 215-216.
*    Szymański A.  Srul – from Lubartów. // Tales by Polish authors Henryk Sienkiewicz - Stefan Żeromski - Adam Szymański - Wacław Sieroszewski. Тransl. by Else C. M. Benecke. New York. 2015. S. 119-123, 135-136.
    Домицилла Нарва,
    Койданава




суббота, 25 марта 2017 г.

Конюх. Койданава. "Кальвіна". 2017.


                                                                    ПРИЗНАНИЕ
                                   Действительный член общественной организации
    Недавно белорусские граждане узнали о том, что президент А. Лукашенко «за большой вклад в дело углубления интеграционных процессов» стал действительным членом Академии социальных наук Российской Федерации.
    Что же это за Академия социальных наук?
    Междугородная справка Москвы уже несколько недель не работает. Пришлось обратиться к московским коллегам. В результате получил телефон только Российской Академии наук. Звоню туда. Меня сразу и не поняли: какая, мол, такая академия, у нас их в Москве сейчас тысячи. Хотя, постойте, видимо, вам нужен директор нашего института социально-политических исследований. Нечто подобное он возглавляет.
    Так и оказалось. Академия социальных наук РФ — общественная организация, зарегистрированная Минюстом 6 января 1994 г. Возглавляет организацию директор Института социально-политических исследований РАН академик Геннадий Осипов. Действительные члены поделены на «своих» и «иностранных». Среди «своих» бывший председатель Совмина СССР Н. Рыжков, вице-премьер Ю. Яров, нынешний министр труда Г. Меликян. Среди иностранных — Н. Назарбаев, В. Кебич, М. Николаев (Президент Республики Саха), К. Илюмжинов. Всего «своих» — около 500 человек, «иностранных» — около 20.
    Штата в академии нет, все работают на общественных началах. Цели организации благородны, но весьма неконкретны — координация исследований и консолидация ученых. И, видимо, политиков.
    Вадим Речкалов, «Белорусская газета»
    /Свабода. Менск, № 5. 26 студзеня 1996. С. 5./

    Встречаются Путин и Лукашенко на праздновании по случаю объединения двух братских славянских народов. Путин:
    — Ты, Александр Григорьевич, извини, что я называл тебя когда-то конюхом.
    — Что ты, Вова. Я никогда не обижаюсь, когда мне говорят правду.
    /Коммунист. Газета коммунистов Якутии. Якутск. № 2. 29 февраля 2000. С. 8.
                                                                      ОБЕЩАЮ:
                                                             себе ничего не возьму
    Слова, вынесенные в заголовок статьи, принадлежат президенту Республики Беларусь Александру Григорьевичу Лукашенко*
    В 1998 году ему в Москве была вручена Международная Шолоховская премия за мужественную публицистику и защиту народных интересов. Корреспонденты ему задали такой вопрос: «В последнее время Вы получили три премии. Как Вы распорядитесь деньгами?». Он ответил: «Не буду говорить вам о своей зарплате, все равно не поверите — но скажу — я не богатый человек и не бедный. Как и везде, я на государственном обеспечении, мне не нужна собственная машина и дача, мне положены три костюма и ботинки, чтобы выглядеть, как подобает президенту. Разве дело в премиях? Хочу привести один пример. Однажды мне сделали такой подарок, что Вам хватило бы на всю жизнь. Поэтому был инициатором подготовки решения, по которому все президентские подарки принадлежат государству. За три года мне подарили около 30 автомобилей. Недавно сказал: а можете мне вместо легковой машины подарить «Скорую помощь»? Нам как раз нужна была для медицинского центра. Шолоховская премия мне дорога своей моральной поддержкой, самым авторитетным именем великого Шолохова. А деньги... В Белоруссии, как и во многих других странах, ныне много сирот. Дело чести руководителя государства сделать все, обеспечить их местами в детских интернатах, чтобы они имели свой дом, были под присмотром, ощущали заботу, а не шлялись на улицах. Все подарки, все премии принадлежат государству. И эта премия будет отдана детям. Обещаю: себе ничего не возьму...».
    Отвечая на вопросы корреспондентов, Александр Лукашенко, в частности, сказал: «Вообще надо сказать, что при Шушкевиче все стали стесняться надевать ордена, даже фронтовики. Первое, что я сделал, — попросил надеть ордена в день праздника». И, действительно, теперь в Белоруссии, ветераны войны и труда с гордостью стали носить свои ордена и медали. Президенту задали и такой вопрос: — Наши некоторые идеологические противники носят звания народных писателей, являясь на сегодняшний день писателями антинародными. Не пора ли отменить эти звания, чтобы они не дискредитировались? Он ответил: «Эти почетные звания не я устанавливал. А за три года моей работы во главе государства они ни разу не присваивались». В своем выступлении А. Лукашенко говорил: «У нас и все памятные места, связанные с Пушкиным, и вообще с историей культуры, на 90 процентов на государственном обеспечении. Сейчас много говорят о меценатстве. Нет ничего плохого получать помощь от предпринимателя, но оскорбительно идти за помощью на культуру к очевидному жулью, зарабатывающему на уничтожении культуры».
    Немного о самой Республике Беларусь. Сельское хозяйство республики обеспечивает потребности республики на 92 процента. Остальные 8 процентов приходится на продукты типа морской рыбы и деликатесов из южных стран.
    Здесь производят телевизоры, не уступающие японским, но на 40 процентов дешевле. Минские холодильники ничем не отличаются от итальянских, кроме опять же цен. Минский стоит 11 млн. белорусских рублей (1600 российских), а итальянский — 30 млн. рублей, белорусских рублей.
    Для фермеров созданы все условия, но кормят республику сохраненные колхозы и совхозы. Ежегодно на селе проводятся праздники урожая с чествованием передовиков. Лучшие получают премии, автомашины. Передовые хозяйства возобновили культурно-бытовое строительство, например, Домов культуры. Возобновлены праздники трудовых династий. На эти праздники люди приходят с орденами и медалями.
    Конкурс в ВУЗах Белоруссии сейчас выше, чем в советские времена. В эту республику приезжают учиться из России, Украины, Китая и других стран. Жизнь и учеба здесь значительно дешевле. Студенты из африканских и азиатских стран не испытывают тех притеснений и поборов, которые стали нормой в России. Чтобы избежать злоупотреблений и протекционизма при приеме в ВУЗы, создана президентская контрольная комиссия. В нее вошли известные люди уровнем не ниже заместителей министра. Они имеют право опротестовывать любое решение приемных комиссий, содействовать поступлению в ВУЗы детей рабочих и крестьян, демобилизованных из армии. Каждый белорусский крестьянин получил при Лукашенко по одному гектару земли. Работающая семья может на ней не только обеспечивать полностью свои повседневные потребности, но и заработать на машину.
    Районные газеты субсидируются государством. Редакции компьютеризированы, работники их приравнены к госслужащим.
    Президентом определен список социально-значимых товаров, цены на которые не должны превышать установленного уровня. Сейчас молоко в Белоруссии в четыре раза дешевле, чем в России, хлеб в три, мясо в два, яйцо в полтора, колбаса вареная в два, масло сливочное в полтора, макароны в два, рис в 1,7, пиво в 2,4, водка в два, бензин в 1,4, проезд в городском транспорте в 6 раз, по железной дороге в два раза (расчет произведен по действующему в Минске курсу 7 белорусских рублей за один российский). Уровень зарплаты в республике примерно в двое меньше, чем в России.
    Все виды вооруженных сил, милиция, суды, прокуратура получают то, что им положено, без всяких задержек. Офицерскому корпусу, кроме зарплаты, выплачиваются «пайковые», о которых российские офицеры забыли давно. Солдатский рацион лучше, чем был в советской армии. Нет проблем с обмундированием. В белорусской армии нет дедовщины, призыв проходит без осложнений, молодежь охотно идет на воинскую службу.
    Работают все санатории, дома отдыхов, туристские базы. Они все переданы государству.
    Издан президентский указ о возвращении всех приватизированных спортивных баз и сооружений под опеку государства и общественных организаций. Разумеется, к огромному неудовольствию тех, кто расплодил в них коммерческие сауны и бардаки.
    Работают все дворцы культуры, пионеров. Восстановлена художественная самодеятельность, проводятся ежегодные республиканские смотры.
    Творческие союзы получают твердую государственную дотацию. Например, Союзу писателей выделено более миллиарда рублей (белорусских). В издательствах, которые тоже работают с государственной поддержкой, повышены ставки авторского гонорара. Издание словарей, энциклопедий, детской литературы полностью субсидируются государством. Широкую известность получил «борисовский указ», изданный Лукашенко в связи с фактами коррупции в г. Борисове. Местные власти отдали здание школы под налоговую инспекцию. Сделали там евроремонт. В банкете в честь открытия вместе с городской знатью принимали участие начальники местной милиции, ОБХСС, ГАИ. Самыми почетными гостями были бизнесмены, оплатившие угощение. В указе дана самая резкая оценка произошедшего, все должностные лица уволены без права поступления на государственную службу. Ни у Лукашенко, ни у членов его семьи нет никакой недвижимости, кроме дома на территории совхоза, в котором Александр Григорьевич работал директором. Квартиры в Минске у него нет, живет на государственной даче. Счетов в банках тоже нет.
    Герой Социалистического Труда, писатель Юрий Бондарев говорит о нем: «Александр Лукашенко от Бога наделен талантом, умом и энергией, чему могут позавидовать многие президенты, и не только новообразованных в СССР государств».
    Коротко из биографии Александра Лукашенко. Родился в 1954 году. С 1962 года работал в Шкловском районе Могилевской области заместителем председателя колхоза «Ударник». С 1983 года — заместитель директора комбината стройматериалов. С 1985 года секретарь парткома колхоза им. Ленина, с 1987 года директор совхоза «Городец», в 1986 году был избран депутатом Верховного Совета Белоруссии. С июля 1994 года президент.
    По материалам российских газет
    /Кыым. Дьокуускай. Ыам ыйа 23 к. 2000. С. 1./

                            ЛУКАШЕНКО ПРОСИТ ДЕНЬГИ ЗА ПЕРЕСЕЧЕНИЕ ГРАНИЦЫ
    Президент Белоруссии ввел плату за пересечение госграницы в размере около трех долларов, об этом говорится в указе Александра Лукашенко «О порядке уплаты, сбора с физических лиц при пересечении ими государственной границы, через пункты пропуска». Сбор за пересечение госграницы Белоруссии уплачивается физическими лицами при выезде за пределы республики или при въезде на ее территорию в белорусских рублях или в иностранной валюте по курсу Нацбанка.
    /Эхо Столицы. Якутск. 1 июля 2005. С. 4./

                                                  НАШ ВЗГЛЯД НА ЛУКАШЕНКО
    В течение этой недели под пристальное внимание мировых СМИ вновь попали Россия и Белоруссия с их очередным «семейным» конфликтом на почве нефтяных поставок. На сей раз конфликт длился всего четыре дня и развивался, как всегда, бурно — от почти полной конфронтации до примирительного обмена любезностями. За новостными сообщениями о новом российско-белорусском скандале внимательно следили и в Якутии, тем более что в нашей республике проживает достаточно много «сородичей» «Батьки» Лукашенко.
    Эта история берет начало еще в мае прошлого года, когда Владимир Путин распорядился полностью пересмотреть принципы торгово-экономических отношений с Белоруссией, в том числе и по нефтяному вопросу. Поэтому с 1 января 2007 года российское правительство ввело вывозную пошлину на поставки своей нефти в Белоруссию. И тогда, не сумев выторговать хоть какие-то преференции у Москвы, с 3 января Александр Лукашенко ввел «ответную» пошлину на транзит российской нефти в Европу через свою территорию. Однако Россия «лукашенковскую» пошлину платить отказалась, после чего и случился российско-белорусский нефтяной кризис. Белоруссия просто прекратила транспортировку российской нефти на Запад, что вызвало серьезные перебои с поставками топлива в странах Европы.
    Дальше началась череда взаимных обвинений и препирательств. В ответ на призывы западных коллег к переговорам Россия заявила, что готова начать их только после того, как Белоруссия отменит свою «незаконную пошлину». Правда, уже 9 января, в первый после каникул рабочий день, в Москву прибыла делегация белорусских парламентеров. А еще через сутки, 10 января, состоялся телефонный разговор двух президентов — Путина и Лукашенко, после которого, как сообщает официальная пресса, стороны достигли компромисса. Вчера утром нефть по транзитному нефтепроводу снова потекла в Европу.
    Если резюмировать все вышеописанное двумя словами, то можно сказать так: строптивый Лукашенко в очередной раз взбрыкнул против сильного соседа, а могущественный Путин его в очередной раз обуял. Непонятно только, будет ли при такой «странной любви» когда-нибудь построено пресловутое Союзное государство?
    В этой связи «НВ» показалось интересным обратиться за комментариями к якутским белорусам, а именно к председателю белорусской общины «Сородичи» в Республике Саха (Якутия) Дмитрию Царуку.
    «НВ»: Дмитрий Георгиевич, вы наверняка следите за тем, как развиваются взаимоотношения двух государств?
    Д.Ц.: Конечно; у меня ведь много родственников живет в Белоруссии. Да и сам я там бываю почти каждый год. И меня лично очень расстраивает, когда возникают конфликты, подобные нынешнему.
    «НВ»: Как вы считаете, могут когда-нибудь между Россией и Белоруссией наступить по-настоящему братские отношения?
    Д.Ц.: Наши отношения и так братские. Во всяком случае, в Белоруссии абсолютно все население выступает за самое тесное сотрудничество с Россией. И русский язык там государственный. И телепередачи они смотрят все российские. Словом, постоянно нацелены на дальнейшее сближение.
    «НВ»: Почему же тогда мы не можем построить Союзное государство, если все вроде бы нацелены на сближение?
    Д.Ц.: Первая и главная причина  президент Лукашенко, который не хочет терять свою власть. Ведь присоединить Белоруссию к России можно только двумя способами: либо в качестве шести новых субъектов (по числу областей), либо в качестве единого субъекта. И так и эдак Лукашенко будет напрямую подчиняться Кремлю, а это ему невыгодно. И, кроме того, могу вас уверить, сама по себе Белоруссия сейчас довольно крепко стоит на ногах; Она хорошо развивается, очень много производит собственных товаров — и промышленных, и сельхозпродукции, и товаров народного потребления. На улицах чистота и порядок, настроение у людей хорошее. Поэтому они поддерживают своего президента и полностью доверяют ему.
    Алексей Березовский.
    /Наше время. Якутск. 12-18 января 2007. С. 2./