Google+ Followers

вторник, 1 марта 2016 г.

Тадеуш Марколля. Битва за Якутск. Койданава. "Кальвіна". 2016.





    /Niepodległość. T. XI. Z. 3 (29). Warszawa. 1935. S. 433-442./



                                                ОДИН  ИЗ  ОТРЯДА  РЫДЗИНСКОГО
    Пароход «Ярославль» русского торгового флота отходил из Дайрена (порт Дальний) под английским королевским флагом.
    На палубе примостился поляк лет двадцати четырех. Он был голоден и затравлен, как волк. Это — бывший солдат Польского красноармейского добровольческого батальона, которым командовал Рыдзинский. Бойцы отряда по заданию Ревкома сделали марш в Якутск, где установили Советскую власть. Возвращаясь обратно в Иркутск, отряд Рыдзинского попал в белогвардейскую ловушку... Как быстро все произошло, раздумывал над горькой судьбой Тадеуш Марколля. Все было хорошо. Красные флаги свободы развевались над сибирскими городами... И вдруг — переворот, Колчак стал верховным правителем... Поодиночке, группами пробирались на восток бойцы польского отряда. И вот представилась возможность выехать на родину — в Польшу.
    ... Пароход идет мимо корейских и японских берегов. Потом остановка в Нагасаки, затем Гонконг, Сингапур, Коломбо... Большие восточные города и порты. Голодное путешествие... И в памяти Тадеуша Марколля воскресли картины детства и юношества. Он вспомнил Варшаву, где родился и учился, вспомнил революционный 1905 год, когда по городу гарцевали казаки с обнаженными шашками и солдаты избивали прохожих... В 1915 году польского парня Тадеуша призвали в русскую армию. В рядах 3 корпуса, состоявшего из гренадерских и стрелковых Сибирских полков, ему довелось защищать от германских солдат русскую землю. Он вспомнил изрытые бомбами окопы, словно вспаханные поля, увидел колючую проволоку, стон и гибель людей — германский империализм вел войну против народов России. Однажды во время интенсивного обстрела наших окопов тяжелой артиллерией противника Тадеуш Марколля находился на наблюдательном пункте. Вдруг гром, блеск и... осколок снаряда свалил солдата в воронку. Очнулся Тадеуш в госпитале, где над ним склонилась сестра милосердия с красным крестом на груди.
    В конце декабря 1917 года Тадеуш Марколля попал в Иркутск. Город незнакомый, но родной: здесь когда-то отбывал ссылку его дед Ян Марколля — участник польского восстания 1863 года. Царские сатрапы жестоко расправились с восставшими, загнав их в забайкальские копи. В 1867 году среди польских каторжан вспыхнул бунт. В нем принимал участие и Ян Марколля. Повстанцы разоружили стражников, пытаясь освободить товарищей с каторжных рудников, но царские власти успели перекрыть китайскую границу, что лишило поляков возможности вырваться из России, Восстание было подавлено. Многих поляков власти заточили в каторжные тюрьмы, а четырех, наиболее активных руководителей, повесили на виселице.
    ... Спустя некоторое время пароход «Ярославль» бросил якорь в бухте Гданьска. Поляки, в том числе и Тадеуш Марколля, возвратились на родину. Люди падали на колени и целовали родную землю. Невольные слезы навертывались на глаза.
    С тех пор бывший солдат Польского красноармейского добровольческого батальона Тадеуш Марколля жил и работал в Польше. Он участвовал в войне против немецко-фашистских захватчиков. В прошлом году полковник Марколля в возрасте 67 лет ушел в отставку из рядов Министерства национальной обороны Польской Народной Республики. Сейчас товарищ Марколля живет в городе Торуне, занимается общественной работой.
    В Якутске, в радиоцентре ГВФ работает его двоюродный брат Виктор Янович Марколля. С ним они ведут оживленную переписку, рассказывают друг другу о своей счастливой жизни. Тадеуш Марколля очень интересуется изменениями, которые произошли в Якутске за годы Советской власти, спрашивает о судьбе бывших участников легендарного похода отряда Рыдзинского на Якутск летом 1918 года. Тадеушу Марколля, вероятно, будет приятно узнать, что в городе Вилюйске живет еще один бывший солдат этого отряда тов. Свидерский. Нынешним летом Виктор Янович Марколля собирается посетить своего брата в городе Торуне. Он расскажет о том, какой стала каша республика, как советские люди преобразили северную землю, недра которой дают стране алмазы и золото...
    По просьбе редакции Тадеуш Львович Марколля прислал свои воспоминания о Польском добровольческом красном батальоне, который первым принес свободу и Красное знамя Советов в Якутск летом 1918 года. Ниже мы печатаем эти воспоминания.
                                                   Польский добровольческий батальон...
    Февральская революция застала меня на фронте в рядах, русской армии. Служил я тогда в пулеметной команде 66-го Сибирского стрелкового полка, командиром которого был полковник Беглюк. Полк был наполовину революционизирован.
    В России — двоевластие. Время от времени навешали нас то агитаторы Временного правительства, то представители Советов рабочих и солдатских депутатов. После таких посещений солдаты дискутировали между собой. Война тянулась уже третий год, поглощая все ресурсы страны. Население и солдаты голодовали, не хватало обуви и одежды. Когда в наш полк дошли вести о формировании в прифронтовой полосе особых польских отрядов для борьбы с немцами, то я решил туда перевестись.
    В новосформированных польских отрядах меня прикомандировали к одному из полков пехотной бригады. Спустя некоторое время я был делегирован с соответствующими полномочиями в глубь России в качестве эмиссара с целью выделения военных поляков из рядов русской армии, а также из лагерей военнопленных для пополнения ими личного состава формирующихся польских военных соединений. Я отправился на Восток. Когда к концу декабря 1917 года я прибыл в Иркутск, в городе была власть Советов рабочих и солдатских депутатов.
    В это время в Иркутске, по инициативе инженера Бургхардта — члена Польской социалистической партии, начал свое формирование (из граждан польской национальности) военный отряд под названием Польской добровольческой красноармейской роты, а позже Польского добровольческого красного батальона. В составе отряда было много членов Польской социалистической партии: например, тт. Коржон, Свидерский. Лесневский. Были также члены Социал-демократического королевства Польского и Литвы — партии (коммунисты). Некоторые из них не так давно покинули тюремные стены Александровского каземата.
    Я начал работу по обучению отряда, вкладывая в нее всю свою энергию и знания. Я ввел команду на польском языке, а также обмундирование, приближенное к мундирам польских отрядов, сформированных в прифронтовой полосе. Кроме военного обучения, введены были занятия по марксистской идеологии. Стремился я выработать в отряде военную дисциплину и чувство обязанности.
    Отряд использовался для выполнения таких задач, как охрана важных объектов на перегонах и дорогах, мостов, туннелей. Комиссаром по политическим делам Красного польского батальона стал тов. Рыдзинский, по профессии ремесленник. Запроектировал он перемену обмундирования, желая ввести кожаные куртки и фуражки с красными пятиконечными звездами. Перемена эта однако не произошла, так как интендантские склады таковых не имели. В ходе дальнейшей реорганизации батальона тов. Рыдзинский, как более энергичный, стоящий на высоком идеологическом уровне, — стал командиром отряда.
    Отряд был расквартирован в отеле «Модерн» на перекрестке улиц Амурской и Большой.
    Душой иркутского Польского добровольческого красноармейского отряда был тов. Феликс Фонферко. Он способствовал тому, что командиром был избран Рыдзинский. Тов. Фонферко исполнял разные функции. В своей деятельности он проявлял большую силу воли, стойкость. Он был готов жертвовать собой, что и доказал в дальнейшем. Большую помощь в его деятельности оказывал тов. Янковский.
    Хотя в городе власть осуществлял Совет рабочих и солдатских депутатов, в окрестностях политическая обстановка не была еще стабильной. К местностям, лежащим в стороне, где не была еще установлена Советская власть, откосилась Якутская область с городом Якутском.
    Взятие Якутска поручено было Польскому добровольческому красному батальону. Дорога вела вдоль Лены. Пришлось пользоваться средствами передвижения, находящимися в нашем распоряжении, из которых наилучшими оказались подводы и собственные ноги. Был использован также водный транспорт.
    По Якутскому тракту, старым маршрутом каторжников, которых гнали в сибирскую ссылку, маршировал теперь польский отряд, неся свободу угнетенным жителям этого края.
    Командир экспедиции тов. Рыдзинский намеревался врасплох захватить город и без боя занять важнейшие государственные учреждения. Местные власти, предупрежденные, очевидно, о движении нашего отряда, приготовились к обороне.
    Польский батальон задержан был ружейным огнем роты белогвардейцев. Рассыпался он в стрелковую цепь и занял более выгодную для себя огневую позицию, на которой солдаты окопались.
    Последовала двенадцатичасовая перестрелка. Некоторые были ранены, а двое из участников похода — тт. Янковский и Короленко — погибли смертью борцов революции. Их похоронили на кладбище в Якутске.
    После взятия Якутска. Польский добровольческий красный батальон отмаршировал обратно в Иркутск, которого достичь, однако, оказалось невозможным. Во время перехода в Якутск и обратно произошли большие перемены. В Иркутске случился переворот. Красные отряды временно покинули город. Численный перевес был на стороне колчаковцев.
    Когда Польский добровольческий красный батальон приблизился к городу Киренску, он оказался внезапно атакованным превосходящими силами противника. Разгорелся ожесточенный бой, во время которого пали смертью храбрых многие товарищи. В сражении этом батальон был полностью разбит и фактически перестал существовать. Лишь немногим удалось остаться в живых и вернуться домой.
    Следует подчеркнуть, что именно в Иркутске — месте ссылки польских и русских революционеров, ведущих начало со времен, пожалуй, восстания декабристов, был сформирован Польский добровольческий красный батальон, который показал верность делу Великой Октябрьской социалистической революции.
    Тадеуш Марколля,
    бывший солдат Польского добровольческого красного батальона
    и участник революционного движения 1917/18 годов в Якутии.
    /Социалистическая Якутия. Якутск. 12 июля 1964. С. 4./


                                                                   ПОХОД В ЯКУТСК
    С Аполинарием Рыдзинским я познакомился в Иркутске в конце 1917 - начале 1918 гг. Это был невысокого роста, коренастый человек, личность исключительная. Вскоре после вступления в сформированную членами Польской социалистической партии красную роту, солдатом которой был также и я, он был избран политкомиссаром.
    Тогда за спиной у Рыдзинского уже был многолетний стаж революционной работы. В 1910 г. он вступил в СДКПиЛ. Война застала его интендантом брестского госпиталя. Госпиталь был эвакуирован в Сретенск в Забайкалье. Оттуда партия командировала Рыдзинского в Иркутск на съезд Советов Сибири, избравший Центральный исполнительный комитет «Центросибирь». Там он стал членом РСДРП (большевиков) и вступил в формируемую польскую роту. В январе 1918 г. Рыдзинский принимал активное участие в реорганизации органов советской власти в Иркутске, в создании Польского комитета и Военного комитета. Тогда же он был избран командиром роты.
    После принятия центральными властями («Центросибирь») решения о высылке Польской красной роты для взятия Якутска, Рыдзинский развернул тщательную подготовку к этому трудному и далекому походу.
    Польская красная рота была хорошо снаряжена, имела под достатком провизии, благодаря чему отпадала необходимость в реквизиции продовольствия у местного населения. Солдаты были вооружены ручными гранатами, пулеметами, минометами.
    Рота вышла в поход 15 мая 1918 г. Идти ей пришлось по болотистой дороге до первой пристани на Лене — селения Качуг, расположенной в 250 км от Иркутска. Солдат везли четыре грузовика.
    «Центросибирь» наделил Рыдзинского широкими полномочиями: он имел право реквизировать любое средство транспорта, поэтому из Качуга мы выступили без промедления. Через Лену переправились на двух катерах, тянущих баржи.
    По прибытии в Жигалово (400 км от Иркутска) нас прицепили к пароходу «Якут». Мы доплыли до Киренска, где пересели на реквизированный Рыдзинским пароход «Кушнарев».
    В Витиме, куда мы добрались во второй половине июня, пересели на пароход «Граф Сперанский».
    27 июня, еще до восхода солнца, наше судно, миновав устье реки Олекмы, подошло к левому берегу Лены и остановилось у пристани городка Олекминска, в котором хозяйничали ставленники Временного правительства. Мы сошли на берег, когда город еще спал; это позволило нам быстро, без кровопролития занять Олекминск. Застигнутые врасплох контрреволюционеры бежали в панике. Часть из них удалось схватить и арестовать.
    От Якутска нас отделяло все еще более 600 км.
    Около полудня 30 июля наша рота на небольших пароходах прибыла в поселок Табага близ Якутска. Рыдзинский принял решение без промедления, еще в тот же день, взять город. Роту разбили на четыре боевые группы, поручив каждой из них овладение определенным районом Якутска с тем, что группы должны были ударить одновременно с четырех сторон.
    Рыдзинский командовал главным отрядом, его помощником был 19-летний украинец Котенко. Особенно тяжелые бои пришлось вести за взятие резиденции генерал-губернатора, городского собора, казначейства, женской гимназии и тюрьмы. В боях погибло 9 человек.
    На второй день после победы Рыдзинский организовал погоню за белогвардейцами. В 611 км от города, на берегу небольшой речушки Кем-Кем была обнаружена группировка белых. Разгорелся бой. Он продолжался недолго, так как командующий белогвардейским отрядом капитал Бондалетов сдался победоносной Польской красной роте.
    На совместном заседании военного штаба и исполнительного комитета Совета рабочих депутатов, члены которого вышли из тюрьмы, были созданы, в частности, комиссариаты просвещения, финансов и снабжения, рабоче-крестьянская милиции, объявлено военное положение, учрежден военно-революционный штаб и коллегия и решено было начать формирование отрядов Красной Армии.
    Но советской власти в Якутске не суждено было продержаться долго. В Сибири вспыхнуло белогвардейское восстание.
    Советская власть ушла на время в подполье. В Омске было сформировано контрреволюционное сибирское Временное правительство.
    Красный польский отряд под командованием Рыдзинского, отозванный из Якутска «Центросибирью», вынужден был вести бои с контрреволюционными бандами.
    Рыдзинский отступил на первый берег Витима в поселок Бодайбо. Но здесь отряд был разбит, а Рыдзинский схвачен белыми и перевозен в Иркутскую тюрьму, где в ожидали военного суда просидел вплоть до свержения сибирского Временного правительства, т.е. до конца 1914 г.
    После выхода из тюрьмы он занимал ряд ответственных постов в Иркутском военном округе и в гражданском аппарате, за тем приехал в Москву, где работал в системе торговли. Аполинары Рыдзинский скончался в Москве в возрасте 79 лет.
    В Якутске не забывают командира Красной Польской роты. На одном из новых домов установлена памятная таблица, гласящая: «Здесь находился дом, в котором в июне 1918 года размещался штаб отряда Красной Армии под командованием, Л. С. Рыдзинского, освободившего город Якутск от сил контрреволюции и установившего власть Советов».
    Тадеуш Марколля
    участник Октябрьской революции
    /Польское обозрение. № 14 (266). Warszawa. 1967. С. 5-7./


                                                                Tadeusz Marcolla


    /Za Wolność i Lud. Nr 11. Listopad. Warszawa. 1960. S. 5-7./


    «Февральская революция 1917 г. застала меня на фронте в рядах русской армии, служил я командиром пулеметного взвода в 66 полку сибирских стрелков. Россия находилась в периоде двоевластия, в стране царила всеобщая дезориентация, но наш полк был полностью пропитан идеями революции. Однако время от времени наши казармы попеременно навещали то агитаторы временного правительства, то снова делегаты рабочих и солдатских советов. После их посещений в течение долгих дней солдаты дискутировали между собой. Война тянулась уже третий год, поглощая все ресурсы, которыми располагала страна. Народ голодал, не хватало обуви и одежды.
    Дли борьбы с немцами в прифронтовой полосе стали формироваться отдельные польские отряды, я решил перевестись туда. Полк сибирских стрелков проводил меня, пожелав счастливого возвращения в независимую социалистическую Польшу. Я не знал тогда, что там возьмут верх реакционные элементы.
    В новообразованных польских отрядах я попал в полк бригады пехоты, а затем делегировался вглубь России с целью выделения военных поляков из рядов русской армии, а также лагерей военнопленных для пополнения ими образующихся польских формирований. Так, после пересечения Урала я оказался на Дальнем Востоке.
    В Иркутск я прибыл под конец декабря 1917 г. Городом управляла советская власть. Еще были очевидны следы сражений между революционными полками сибирских стрелков и верных царскому правительству отрядами забайкальских казаков и училища юнкеров.
    В это время в Иркутске сформировался Красный польский батальон по инициативе инженера Бургхарта. Вначале командиром был назначен Свентицкий — пожилой человек, добродушный и вялый. Я начал работу над выучкой отряда, вкладывая в это дело всю свою энергию и запас знаний: ввел польские команды, одел личный состав в мундиры, кроме военного обучения, вел идеологическую работу, стремился к строгой дисциплине.
    Местная советская власть относилась к Красному польскому отряду с большим доверием. И в этом не было ничего странного, высокая дисциплинированность польских солдат гарантировала, что в случае необходимости они не подведут.
    Отряд охранял военные объекты на коммуникационных путях, мосты, туннели, а также здание казначейства. Комиссар по политическим делам Рыдзинский — молодой человек, рабочий по специальности, особенно старался оснастить солдат кожаными куртками и шапками с красными пятиконечными звездами, однако до смены одежды дело не дошло. Ее просто не было на складе. Вскоре Рыдзинского повысили до звания командира батальона.
    Наш отряд на начальных порах был расквартирован в отеле “Модерн». В окрестностях города ситуация еще не была стабильной, зачастую Красный польский батальон был вынужден участвовать в серьезных столкновениях с контрреволюционными отрядами. К местностям, еще не объятым советской властью, относилась и территория Якутии. Ее столица — Якутск — располагался на расстоянии 3000 верст северо-восточнее Иркутска.
    Взятие Якутска поручили Красному польскому батальону.
    Наш путь проходил вдоль реки Лены, в отсутствие железной дороги приходилось пользоваться собственными средствами передвижения, из которых первейшими оказались лошадиные подводы и, конечно, собственные ноги. Изредка, когда удавалось, использовали водный транспорт.
    По якутскому тракту, старому пути каторжников, гонимых в сибирскую ссылку, маршировал польский отряд, неся на своих острых штыках свободу угнетенным жителям якутского края. Мы останавливались для отдыха в различных придорожных селах, например, в деревне Ойок — месте постоя арестантских групп из тюрем Александровска и Иркутска.
    Командир Рыдзинский намерился путем внезапности занять город Якутск и сразу захватить важнейшие государственные объекты. Местные власти, предупрежденные о движении нашего отряда, приготовились к обороне. Красный польский батальон был задержан винтовочным огнем роты солдат ополчения. Стрельба длилась двенадцать часов, некоторые из наших получили ранения, один погиб.
    В отдаленном Якутске не было сильного гарнизона. Солдаты ополчения, защищавшие подступы, в основном были люди пожилые и не имели большого желания продолжать длительное сражение. После краткого сопротивления они начали переговоры.
    Над зданием городского правления затрепетал красный флаг. Созвали митинг, выбрали новую власть — рабоче-крестьянский совет.
    После взятия Якутска Красный польский батальон двинулся в обратный путь до Иркутска, но дойти до него оказалось невозможно. Отдельные местности переходили из рук «красных» в руки «белых» чуть ли не ежедневно. Власть менялась, как в калейдоскопе. За время, пока польский батальон воевал в Якутске, произошли большие изменения: в Иркутске свершился политический переворот. красные отряды покинули район, отступая в почти неизвестном направлении. Преимущество было на стороне противника.
    На подступах к городу Киренску наш батальон был атакован превосходящими силами противника. Разгорелся жестокий бой, унесший жизни многих наших товарищей. В этой битве мы были полностью разбиты, батальон фактически перестал существовать. Уйти смогли немногие, а возвратиться домой — единицы, преодолевая дальнейший путь в одиночку, на свой страх и риск. Командир отряда Рыдзинский был ранен и попал в плен. Дальнейшая его судьба мне неизвестна.
    Что касается меня, то я добрался до порта Дальний и оттуда на пароходе “Ярославль» выехал в Польшу, где поселился в городке Торунь. Участвовал во второй мировой войне, в отставку вышел в чине полковника войска Польского».
    Материал предоставил
    Алесь Барковский
    /Якутск вечерний. Якутск. 7 сентября 2001. С. 20./


                       КРАСНЫЙ  КОМАНДИР  АППОЛИНАРИЙ  РЫДЗИНСКИЙ



    Аполинарий Станиславович Рыдзинский – род. 7 июля 1880 г. в губернском городе Варшава Российской империи, в семьи кузнеца.
    После окончания 2-х классного городского училища начал работать ученикам литейщика машиностроительного завода «Рудзий». В 1897-1899 гг. формовщик-металлист в Варшаве. В 1899 г. принимал участие в забастовке металлистов. 1 мая 1899 г. участвовал в манифестации в Варшаве.
    В 1899-1901 гг. вел пропаганду в Лодзи средь литейщиков фирмы «Отто Гольдемар».
    В 1901 г. призван на воинскую службу. Принимает участие в революционных событиях 1905 г. и волнениях черноморских моряков, которые выдвинули его членом Военно-революционного комитета в Севастополе.
    После окончания воинской службы в 1906-1909 гг. работает в Лодзи и Ченстохове, с 1910 г. член СДКПиЛ в Лодзи, использовал псевдоним «Очаков». Из-за преследований полиции часто меняет места проживания: Лодзь, Ченстохова, Варшава, Волковыск (Гродненская губерния) и т. д. В 1907 г. прятался от царской полиции в г. Невель Витебской губернии. В 1909 г. находился в непродолжительном тюремном заключении.
    В 1914 г. снова позван в российскую армию, служил старшим санитарам 7-го Брест-Литовского госпиталя (заведующий хозяйственной частью), который вскоре был переведен в Забайкальскую область на Стретенскую станцию.
    После февраля 1917 г. один из организаторов, а к апрелю 1917 г. член Комитета РСДРП в Стретенске, одновременно один из организаторов и член Армейского Комитета, член местного Комитета Гражданской Безопасности, затем атаман Стретенской станицы. Участник съезда Советов в Чите Забайкальской области, затем 7/20 - 10/23 апреля 1917 г. I съезда Советов Восточной Сибири в Иркутске. Избран членом Областного Бюро делегатов Советов Восточной Сибири, одновременно начальник войск охраны Забайкальской железной дороги.
    От сентября 1917 г. член РСДРП(б). В то время в Иркутске находился польский отряд, который по соглашению с Российским правительством следовал во Владивосток, чтобы морем вернуться на Родину. Для перевоспитания его в большевицком революционном духе в отряд направляют Рыдзинскога. Вскоре, после недолгой работы, из него была созданная разнонациональная «Польская добровольная красноармейской рота», где Рыдзинский становится комиссаром по политическому делам, а затем и командиром. В декабре 1917 г. принимает участие в боях по защите Советской власти в Иркутске. Один из организаторов Комитета СДКПиЛ Иркутска в январе 1918 г. и его член, а также председатель Союза Военных Поляков в Иркутске.

    Вскоре разношерстный (поляки, мадьяры, латыши, грузины, украинцы) отряд Рыдзинского был отправлен в Якутск, для установления там Советской власти. Интеротряд Рыдзинского, 327 штыков, наступление на Якутск начал от п. Табаги. 25 июня 1918 г. он безжалостно подавил сопротивление Якутской инвалидной команды и захватил Якутск. Рыдзинский привез с собой в обозе якута Платона Слепцова (Ойунского), чтобы поставить его во главе Советской власти. Ойунский вспоминал: «В 25 верстах от Якутска отряд из трех пароходов и одной баржи высадился в селе Табага. Бомбы, гранаты, патроны, пулеметные ленты, пулеметы, бомбометы и другое оружие везли на подводах, части отряда по очереди ехали на 12 подводах за цепями. Начиная с Осенней пристани, началась перестрелка. Часть отряда с тт. Одишарии и Гладуновым (бывший фальшимонетчик из Могилевской губернии) была отправлена на катерах в обход тюрьмы... Здание женской гимназии, Преображенская церковь, тюрьма, казначейство, телеграф и почта были взяты штурмом. В ночь на 1 июля Якутск был взят красным отрядом». /Грязнухин Э.  Красный командир. К 100-летию со дня рождения А. С. Рыдзинского. // Социалистическая Якутия. Якутск. 6 июля 1980. С. 2./ 1 июля 1918 года была провозглашена Советская власть в Якутске. Штаб отряда разместился в двухэтажном доме фотографа Проневича в Залоге (в середине 80-х годов ХХ в. здание было снесено). Рыдзинский наложил «контрибуцию на имущество населения г. Якутска» и наводил порядок расстрелами за невыполнение приказов, которые он издавал. [ЦГА ЯАССР, ф. 389, оп. 1, д. 143, л.1.].
    Но вскоре ему пришлось убегать от «белых» отрядов. После частичного разбития под г. Киренск Иркутской губернии его «партизанского» отряда «контрреволюционным» отрядом Рыдзинский отступил с частью бойцов в направление Бодайбо Иркутской губернии. После полного разгрома отряда около Бодайбо прятался в тайге. Арестован 7 августа 1918 г. в Бодайбо и заключен в тюрьму в Иркутске до декабря 1919 г.
    После освобождения снова в Красной Армии член Иркутского губернского Комитета Обеспечения (продовольствия), зам председателя Союза Потребителей «Труженик» в Иркутске.
    С 1920 г. в Москве. Направлен ЦК РКП(б) на работу в Республику Немцев Поволжья, где в 1920-1921 гг. член Президиума Губернского Исполнительного Комитета Совета Депутатов, Председатель губернского Совета Народного Хозяйства Кооперации. Участник VIII (1920) Всероссийского Съезда Советов и IV (1921) Съезда Верховного Совета Народного хозяйства. Чиновник советского торгового Представительства в Польше в 1921-1925 гг., зам руководителя отдела государственной импортно-экспортной торговой палаты в Москве (от VII до XII 1925). Инспектор в Объединении Резиновой промышленности в Москве в 1925-1931 гг. Директор Российско-Немецкого Общества резиновой Торговли в Берлине в 1931-1933 гг. Работник Советской торговли в Москве с 1933 г.
    В 1937-1954 гг. репрессирован. Был реабилитирован. С 1956 г. пенсионер.
    Умер 27 апреля 1960 г. на станции Салтыковка под Москвой.
    В Якутске его именем в 1958 г. названная новая улица, а в с. Табага в 1968 г. сооружен обелиск, на котором написано: «Здесь 30 июня 1918 года стали три парохода, доставившие в Якутию Сводный отряд Красной Армии под командованием А. С. Рыдзинского».

                                                    Улица Рыдзинского в Якутске


    Литература:
    Аполинарий Станиславович Рыдзинский. Некролог. // Социалистическая Якутия. Якутск. 30 апреля 1960.
    Księga Polaków uczestników rewolucji październikowej 1917-1920. Biografie. Warszawa. 1967. S. 739.
    Апполинарий Рыдзинскай. // Бэлэм Буол. Якутскай. Бэс ыйын 30 к. 1968. С. 4.
    Грязнухин Э.  Красный командир. К 100-летию со дня рождения А. С. Рыдзинского. // Социалистическая Якутия. Якутск. 6 июля 1980. С. 2.
    Тарасов И.  Хотугу кыраай кыһыл командира. // Кыым. Якутскай. 6 июля 1980.
    Кан Г.  Жива светлая память. // Молодежь Якутии. Якутск. 10 июля 1980.
    Филиппов П.  Умнуллубыт көрсупуулэр. // Хотугу сулус. № 7. Якутскай. 1980. С. 103-106.
    Сизых С.  Интернационалист Рыдзинский. // Молодежь Якутии. Якутск. 30 июня 1988.
    Сизых С.  Красный командир. // Социалистическая Якутия. Якутск. 10 июня 1990.
    Рыдзинский Апполинарий Станиславович. // Энциклопедия Якутии. Т. 1. Москва. 2000. С. 383-384.
    Ефимова В. К.  Поляки в противостоянии общественно-политических сил в Якутии. 1918 год. // Якутский архив. № 2. Якутск. 2001. С. 34-36.
    Петров П. П.  Памятные места города Якутска, связанные с именами поляков. // Якутский архив. Якутск. № 2. 2001. С. 45-46./
    Антонов Е. П.  Штурм г. Якутска (1918 год). // Якутский архив. Якутск. № 2. 2004. С. 101-103.
    Анна Залаг,
    Койданава.




Отправить комментарий