Google+ Followers

воскресенье, 25 декабря 2016 г.

А. А. Семенов - А. М. Горькому. Койданава. "Кальвіна". 2016.




                                              А. А. СЕМЕНОВ — А. М. ГОРЬКОМУ
                                                            Якутск, 20 января 1928 г.
        Дорогой Алексей Максимович!
    С якутскими переводами Г. В. Ксенофонтова произошло, по-видимому, недоразумение: Вам попал на глаза якутский текст, напечатанный русскими буквами, а не русский. Автор переводов — б. доцент Иркутского университета, якут, человек с некоторыми странностями. Он утверждает, напр., что Э. К. Пекарский, якутский словарь, которого уже много лет издает Академия наук, плохо знает якутский язык, а разговаривать на нем уклоняется. [* Гавриил Васильевич Ксенофонтов (1888-1940) — по национальности якут — в 1912 году окончил юридический факультет Томского университета. После революции работал в Иркутском университете на кафедре археологии и этнографии. Автор работы о происхождении якутского народа «Урангхай сахалар» и ряда других книг.]...
    А. Семенов.
    /Якутские друзья А. М. Горького. Сост. Ирина Дистлер и Алексей Тимшин. Якутск. 1970. С. 129; Якутские друзья А. М. Горького. К 120-летию со дня рождения А. М. Горького. Сост. Тимшин А. Т., Дистлер И. В. 2-е изд. Якутск. 1988. С. 126-127./

                                                                         СПРАВКА


                                                    А. М. ГОРЬКИЙ  НА  СОЛОВКАХ
                                                           История одной фотографии
   Недавно, роясь в своем домашнем архиве, я обнаружил редкую, кажется, еще не публиковавшуюся фотографию. На ней Алексей Максимович Горький сидит в окружении двух, сегодня почти никому не известных людей в полувоенной форме. Приоткроем историю фотографии и расскажем, кто они, эти люди, изображенные на фото вместе с великим  писателем.
    В июне 1929 года А. М. Горький в ходе своих поездок по Стране Советов посетил печально известные Соловецкие острова в Белом море. Здесь в давние времена селились беглые, сюда во времена царя Алексея Михайловича ссылались раскольники, стоял знаменитый монастырь, вокруг которого жили свободные люди. Потом пароходик привез сюда первых ссыльных. В 1923-1936 годах здесь был Соловецкий лагерь особого назначения (сокращенно СЛОН). А с 1936 года по 1939 год СЛОН был переименован в СТОН (вот уж поистине правдиво — А. X.) — Соловецкая тюрьма особого назначения. Позже пароход «Семен Буденный» вывез оставшихся в живых узников в лагеря Норильска и Дудинки и Соловецкий лагерь-тюрьма прекратил свое существование. Через этот лагерь в первые годы Советской власти прошли «классовую перековку» тысячи людей — от белогвардейцев, эсеров, меньшевиков, анархистов до уголовников, проституток и проштрафившихся чекистов. Это было в период, когда тюрьмы пытались заменить принудительными работами. Соловки — один из первых лагерей ГУЛАГа. Здесь призывали к ударному труду и даже по чьей-то злой иронии или сознательно одно время были вывешены призывы: «Соловки — рабочим и крестьянам», «Железной рукой загоним человечество к счастью». Эти призывы не были пустым звуком, они воплощались в жизнь. Соловки, особенно в 30-е годы, ударно «заселялись» рабочими и крестьянами, представителями интеллигенции и прочими «врагами народа». В этом лагере побывало большое количество совершенно невинных людей. Среди них ныне известный ученый, академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, который в годы юности отбывал здесь свой срок, и многие-многие другие известные и неизвестные узники. Некоторые из уцелевших мучеников лагеря стали живыми героями художественно-публицистического фильма «Власть Соловецкая», сделанного на «Мосфильме», премьера которого состоялась в конце прошлого года в Москве.
    ...Итак, Горький на Соловках. Он захотел своими глазами посмотреть этот кромешный ад. В поездке его сопровождала группа ответственных работников НКВД, среди них начальник Главного управления лагерей НКВД Глеб Иванович Бокий (1879-1940) — видный советский и государственный деятель, чекист школы Дзержинского (на фото справа). Член партии с 1900 года. Участник революции 1905-1907 годов и Великой Октябрьской социалистической революции. 12 июля 1921 года на заседании СНК под председательством В. И. Ленина Глеб Иванович по предложению президиума ВЧК был утвержден членом коллегии ВЧК. В 30-е годы Г. И. Бокий был необоснованно репрессирован, а в 50-е годы реабилитирован (посмертно).
    История сохранила несколько записок В. И. Ленина Г. И. Бокию, связанных с хищениями ценностей в Государственном хранилище ценностей (Гохран) РСФСР.
    16 мая 1921 года работник Гохрана Я. М. Юровский рассказал о хищениях в этом учреждении В. И. Ленину. В. И. Ленин в тот же день поручил сотруднику ВЧК Г. И. Бокию провести строжайшее расследование. 20 мая он переслал ему письмо Юровского о положении в Гохране.
    В телефонограмме от 23 мая В. И. Ленину Бокий указывал, что сведения Юровского якобы сильно преувеличены и что принимаются меры для того, чтобы довести хищения в Гохране до минимума. На телефонограмме имеется пометка В. И. Ленина «Напомните мне».
    На следующий день, 24 мая, Владимир Ильич написал Г. И. Бокию письмо: «Получил Вашу телефонограмму. Совершенно неудовлетворен.
    Так нельзя.
    Вы должны расследовать дело детально и дать мне точные сведения, а не такой «взгляд и нечто»: «преувеличены»... «полное прекращение кражи невозможно» (??!!)
    Это безобразие, а не доклад.
    1) Назовите мне всех ответственных лиц;
    2) описать организацию дела;
    3) перечислить кражи все, точно; время; сумма.
    4) Сколько всех работающих? (приблизительно их состав? стаж? и т. п.)
    5) Какие именно меры там принимаются для прекращения хищений? Точные указания мер.
    6) Когда был суд и расправа там (IV.1920?)? Все случаи крупных судов? Итоги наказанных?
    Известите меня о получении этого и сроке исполнения» (См.: В. И. Ленин. Полн. собр. соч. Т. 52. С. 207-208).
    28 мая 1921 года Г. И. Бокий представил В. И. Ленину доклад с подробными сведениями о положении в Гохране (личном составе, о структуре, о случаях хищений) и перечнем судебных дел по Гохрану. В докладе предлагались меры для улучшения работы и предотвращения хищений. Этот доклад вместе с сопроводительным письмом В. И. Ленина направлен 29 мая заместителю народного комиссара финансов А. О. Альскому.
    Все вышеизложенное говорит о том, как Владимир Ильич строго следил за соблюдением революционной законности и прохождением в ВЧК дел, связанных с раскрытием и пресечением особо опасных преступлений.
    Биографические сведения о другом, сидящем с Горьким, человеке более скудны. Это — также чекист школы Дзержинского, старый член партии, участник гражданской войны, награжденный орденом Красного Знамени Матвей Самойлович Погребинский. В это время он ведал в НКВД Управлением (или отделом), занимавшимся трудовыми колониями для подростков. Известно также, что Ф. Э. Дзержинский в 1922 году поручил М. С. Погребинскому организацию первой в стране трудовой коммуны ОГПУ в Болшеве, недалеко от Москвы. Это был живописный уголок. Рядом, в деревне Костино, находился совхоз. В 1922 году здесь побывали В. И. Ленин, Н. К. Крупская и председатель ОГПУ, председатель Комиссии при ВЦИК по улучшению жизни детей Ф. Э. Дзержинский. Ленину очень понравились эти места и он посоветовал организовать детскую коммуну в Болшеве. Феликс Эдмундович горячо поддержал идею и принялся за ее осуществление.
    Писатель Юрий Дмитриев так описывает начало организации Болшевской коммуны. «Утром (т. е. вскоре после возвращения из Болшева — А. X.) Дзержинский вызвал сотрудника ОГПУ Матвея Погребинского. Он не раз разговаривал с ним, не раз поручал ему трудные и опасные задания. Но сегодня Феликс Эдмундович не торопился. Он почему-то долго рассматривал Матвея, будто видел впервые этого невысокого широкоплечего человека с маленькими усиками на смуглом лице и орденом Красного Знамени на выцветшей, но аккуратно выутюженной и заштопанной гимнастерке.
    — Недавно мы с Владимиром Ильичом и Надеждой Константиновной были недалеко от станции Болшево, — задумчиво начал Дзержинский, все еще продолжая пристально разглядывать Погребинского, — чудесное место! Просто удивительное! А когда мы уезжали, Ильич сказал: «Вот здесь бы надо поселить беспризорных ребят! Здесь и природа будет помогать их воспитанию!..» — Дзержинский замолчал.
    — Так вот, товарищ Погребинский. — Феликс Эдмундович тряхнул головой и заговорил, как всегда, быстро, возбужденно, — вы поедете в Болшево. На разведку так сказать... Поезжайте немедленно». (См.: Юрий Дмитриев. Первый чекист. Эпизоды героической жизни. Молодая гвардия, 1967, с. 192—193).
    И скоро чекист Погребинский (тот самый, что сфотографирован с Горьким) уже вез первую партию малолетних преступников, будущих коммунаров в Болшево. Болшевская коммуна, которую впоследствии по настоянию ее воспитанников и педагогов назвали именем Дзержинского, начала жить и работать. И в этом немалая заслуга М. Погребинского. Больше об этом замечательном человеке нам, к сожалению, ничего не известно.
    О А. М. Горьком нет нужды рассказывать в этой заметке. Стоит только упомянуть, что свои впечатления от поездки по Стране Советов, в том числе и посещении Соловецких островов, он в том же 1929 году опубликовал в журнале «Наши достижения» под общим заголовком «По Союзу Советов».
    В заключение следует ответить на возможный вопрос любознательных читателей: как указанная выше фотография попала в мой архив. Отвечаю: ее мне любезно прислал в 1975 году из Каунаса ветеран органов НКВД, коммунист Н. Р. Сигалов. А ему эту фотографию подарил сын М. С. Погребинского.
    А. Хацкевич,
    доктор исторических наук, профессор
    /Политический собеседник. Минск. 1990. С. 29-30./

     Алексей Алексеевич Семёнов – род. 12 (25) марта 1882 г. в с. Тамир Троицкосавского уезда Забайкальской области Российской империи в многодетной крестьянской семье.
    В 1897 г. окончил Троицкосавское четырехклассное городское училище, работал письмоводителем у мирового судьи, мелким служащим конторы торгового дома «Коковин и Басов». Через несколько лет был переведён бухгалтером в Якутский филиал торгового дома, а через 10 лет возглавил его.
    Он был одним из основателей общества взаимопомощи приказчиков, самодеятельность которого послужила началом Русскому драматическому театру в Якутске. В 1907 году Семёнов способствовал изданию газеты «Якутский край» на русском и якутском языках. Он был одним из тех, кто организовал телефонную связь и первую электростанцию в Якутске. Семёнов дружил с Максимом Горьким, вёл с ним переписку. Он навещал Горького на острове Капри в 1912 году, а позже в Париже. Горький присылал книги в клубную библиотеку общества взаимопомощи.
    Алексей Семенов был знаменит тем, что в 1918 году он организовал Якутское общество розничной торговли, а так как денежной массы катастрофически тогда не хватало он, отыскав на одном из складов запас винных этикеток, от руки написал на этикетке «Мадера» - 1 рубль, «Кагор» - 3 рубля, «Портвейн» - 10 рублей и «Херес» - 25 рублей, дополнив написанное печатью общества, вручил эти «деньги» своим клиентам. Друг А. Семенова «босяк» М. Горький, по видимому считая северные народы придурками, писал из солнечного капиталистического Капри, что «якуты и тунгусы очень хорошо принимали эти деньги, как заработную плату и как цену продуктов!.. Если бы у него [А. Семенова] не нашлось под руками винных этикеток, он, вероятно, выпустил бы деньги не на простой, а на клозетной бумаге». /Горький А. М.  О единице. // Новый мир. Москва. № 11. 1960; Дробкин Л. З. Самые оригинальные деньги. // Деньги и кредит. Москва. № 4. 1989. С. 67-69; Иванова А. А.  Народный комиссариат финансов в 20-х годах ХХ века. // Якутский архив. Якутск. № 3. 2006. С. 28-31./ Такой изготовитель денег понравился большевистской власти. На заседании Ревкома ЯАССР от 31 августа 1922 года «постановили ввиду болезни освободить тов. Бялыницкого-Бируля от обязанностей Наркомфина ЯАССР и назначить для работ по Наркомфину ЯАССР тов. А. А. Семенова…». «НКФин Бялыницкий уволен за ненадобностью. /Закрытое письмо М. К. Аммосова в ЦК РКП(б) о внутреннем политическом положении Якутии /не ранее 1 октября 1922 г./. // М. К. Аммосов. Неизвестные страницы жизни и деятельности. Сборник документов и материалов. Якутск. 1998. С. 83; Якутск. 2007. С. 86./
    27 сентября 1937 г. Семенов был арестован УГБ НКВД ЯАССР по ст. 58-6 УК РСФСР. Постановлением Тройки НКВД ЯАССР от 2 октября 1938 г. осуждён к высшей мере наказания. 3 октября 1938 года расстрелян.
    Абрахам Китаеза,
    Койданава



    Гавриил Васильевич Ксенофонтов - род. 4 (16) января 1888 г. в урочище Тит Ары 4-го Мальжагарского наслега Западно-Кангаласского улуса Якутского округа Якутской области Российской империи, сын руководителя фактории. В 1907 году окончил Якутское реальное училище, затем учился на юридическом факультете Томского университета, который окончил в 1912 г. В 1913-1917 гг. работал присяжным поверенным в Якутске. Был избран депутатом Учредительного собрания от Якутского избирательного округа по списку № 1 (якутский трудовой союз федералистов). Член областного Комитета общественной безопасности, областной земской управы. В 1920-1923 гг. сотрудник Иркутского государственного университета. С 1928 г. жил в Иркутске. В 1930-е годы работал научным сотрудником НИИ языка и культуры при СНК Якутской АССР. В 1937 переехал в г. Дмитров. 22 апреля 1938 г. его арестовали в Москве по т. н. «якутскому делу». 28 августа 1938 г. ВК ВС СССР приговорён к высшей мере наказания за шпионаж и в тот же день расстрелян — полигон НКВД «Коммунарка». Реабилитирован ВК ВС СССР 22 августа 1957 г. Имя Г. В. Ксенофонтова присвоено краеведческому музею в г. Покровск РС(Я), средней школе села Тиит Арыы Хангаласского улуса РС(Я).
    Ксения Воронина-Можайская,
    Койданава

    Эдуард Карлович Пекарский род. 13 (25) октября 1858 г. на мызе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии Российской империи. Обучался в Мозырской гимназии, в 1874 г. переехал учиться в Таганрог, где примкнул к революционному движению. В 1877 г. поступил в Харьковский ветеринарный институт, который не окончил. 12 января 1881 года Московский военно-окружной суд приговорил Пекарского к пятнадцати годам каторжных работ. По распоряжению Московского губернатора «принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние» Пекарского, каторгу заменили ссылкой на поселение «в отдалённые места Сибири с лишением всех прав и состояния». 2 ноября 1881 г. Пекарский был доставлен в Якутск и был поселен в 1-м Игидейском наслеге Батурусского улуса, где прожил около 20 лет. В ссылке начал заниматься изучением якутского языка. Умер 29 июня 1934 г. в Ленинграде.
    Кэскилена Байтунова-Игидэй,
    Койданава.




вторник, 20 декабря 2016 г.

Магда-Мария Кигилях. Ксендз Розга. Койданава. "Кальвіна". 2016.

     Иосиф (Юзеф) «Викентьев» Розга (Rózga) – «викарный ксендз Средницкого кастела Ковенскога уезда» /Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 47./ Ковенской губернии Российской империи.
    «Юзеф Розга викарий из диоцезии Жмудской». / Księga pamiątkowa opracowana staraniem Komitetu Obywatelskiego w czterdziestą rocznicę powstania r. 1863|1864. przez Jóefa Białynię Chołodeckiego. Lwów. 1904. S. 142./
    «Сын Винцента или Юзефа, ксендз. До восстания служил викарием костела в м. Средники Ковенского уезда. За причастность к восстанию его имущество на основании распоряжения ковенского губернатора от 2 июля 1863 г. и постановления Ковенского губернского правления от 24 июля 1863 г подлежала секвестру. Постановлением военного суда присужден (до 1 октября 1864 г.) к лишению прав состояния, конфискации имущества и ссылки на каторгу». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 486./
    Наказание отбывал на Нерчинской каторге.
    7 января 1892 г. викарный ксендз Иркутского костела Иосиф Розга на Петровском прииске Ленского товарищества окрестил младенца Веру, дочь поселенцев Тутурской волости Верхнеленского округа Павла и Екатерины, урожденную Буречковскую, Гарус.
    13 января 1892 г. кс. Розга на резиденции Мача Якутской Области, окрестил младенца Юзефу, дочь поселенцев Витимской волости Киренского округа Иосифа и Марианны, урожденной Ляховской, Клящинских.
    22 января 1892 г. кс. Розга в Якутске окрестил младенца Антона, сына якутских мещан Михаила и Теодоры Громадзинских.
    7 февраля 1892 г. кс. Розга в Витимском селении окрестил Константина-Иосифа, сына Мельхиора и Алисии Жураковских, а 18 февраля Станислава-Эрнеста, сына крестьян Кугуевской волости Бронислава-Стефана и Анны, урожденной Чашинской, Хотковских.
    2 января 1894 г. кс. Розга на 10 зимовье по реке Витим Якутской области Олекминского округа окрестил младенца Ольгу, дочь поселенцев Чечуйской волости Киренского округа Антона и Виктории, урожденной Сикорской, Ясинских.
    6 января 1894 г. кс. Розга на Успенском прииске Компании Промышленности окрестил младенца Вильгельма, сына дворян Виленской губернии Владислава и Адели, урожденной Ходасевич, Дзевалтовских-Гинтовтов.
    10 января 1894 г. кс. Розга на прииске Тихон Задонский окрестил младенца Яна, сына поселенцев Чечуйской волости Доменика и Эльжбеты, урожденной Бушкевич, Рачкевич.
    11 января 1894 г. кс. Розга на Воскресенском прииске Малопатомского товарищества окрестил Александра, сына дворян Витольда-Ремигиуша и Алины-Ядвиги-Казимиры, урожденной Страс, Гедройцев.
    14 января 1894 г. кс. Розга окрестил Людвика, сына поселенца Витимской волости Иосифа и Марии, урожденной Ленковской, Клящинских.
    Умер Иосиф Розга 1 марта 1905 года в Иркутске и был похоронен на Иерусалимских кладбище, уничтоженном в 1930-е годы.
    Литература:
*    Dychowieństwo Polskie deportowane r. 1863/4 nad jezioro Bajkalskie. // Księga pamiątkowa opracowana staraniem Komitetu Obywatelskiego w czterdziestą rocznicę powstania r. 1863|1864. przez Jóefa Białynię Chołodeckiego. Lwów. 1904. S. 142.
    История Сибири. Первоисточники. Вып. II. Политическая ссылка в Сибири. Нерчинская каторга. Т. 1. Новосибирск. 1993. С. 162-63.
    Гаращенко А. И.  Польские захоронения второй половины ХІХ – начала ХХ вв. на Ерусалимском кладбище в Иркутске. // Сибирско-польская история и современность: актуальные вопросы. Сборник материалов международной научной конференции (Иркутск, 11-15 сентября 2000 г.). Иркутск 2001. С. 92.
*     Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 47.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2002. С. 47.
*    Розга Юзаф (Розга Иосиф). // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 486.
    Магда-Мария Кигилях,
    Койданава




Джемма Билан. Повстанец Валицкий. Койданава. "Кальвіна". 2016.


    Иосиф (Юзеф) Валицкий – «Дворянин Новоалександровского уезда» / Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 48./ Ковенской губернии Российской империи.
    «Сын Альфонса Юзефовича, помещик. Род. 19 декабря 1841 г., кр. в 1842 г. в Харьковском костеле. До восстания владел имением Гудзишки Новоалександровского уезда, учился в университете. Находился в повстанческом отряде, был арестован. Решением военного суда, созданного при Виленском ордонансгаузе, в 1863 г. присужден к лишению прав состояния, конфискации имущества и ссылке на каторгу. Затем в ссылке переведен на поселение». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 111./
    «Валицкий Юзеф, сын известного и всеми уважаемого профессора Харьковского университета Альфонса Валицкого, больших способностей и образованный молодой человек, погубивший себя в ссылке, женившись на православной сибирячке». /Lasocki W. Wspomnienia z mojego życia, t. II. Kraków. 1934. S. 335./
    Иосиф Валицкий «в 1870 г. женился на Елизавете Петровне Кочкиной». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 111./
    «Вялицкий Иосиф», находясь под негласным надзором полиции, получал разрешение на отлучки в Олекминский округ Якутской области из губернского города Иркутска в «1874-1876» годах. /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 204./ «Валицкий Иосиф», находясь под негласным надзором полиции, получал разрешение на отлучки в Олекминский округ Якутской области из Иркутского округа Иркутской губернии в «1875» году. /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 205./ «Вялицкий Иосиф» получал разрешение на временную отлучку в Якутскую область в «1874-1878» годах. /Казарян П. Л.  Якутия в системе политической ссылке России 1826-1917 гг. Якутск. 1998. С. 415./ «Валицкий Иосиф» получал разрешение на временную отлучку в Якутскую область в «1874-1878» годах. /Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 36./
    У Иосифа Валицкого «в браке родились сыновья: Михаил (род. 23 мая 1878 г.), Николай (род. 1 декабря 1880 г.) и Вячеслав (род. 1 марта 1884 г., а 18 мая 1907 г. у его от жены Натальи Николаевны Лялиной (брак 8 января 1906 г.) родился сын Николай). После издания манифеста от 15 мая 1883 г. получил от Иркутского губернского правления удостоверение о возвращенных правах дворянства. В 1912 г. проживал в г. Иркутске, служил делопроизводителем поземельно-устроительного отряда. 2 декабря 1912 г. подал в Минское Дворянское Депутатское Собрание прошение о причислении к роду сыновей и внука, которое 19 декабря 1912 г. было отклонено». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 111./
    Литература:
*    Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 204-205, 467-468.
*    Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. 2-е изд. Якутск. 1996. С. 204-205, 467-468.
*    Казарян П. Л.  Якутия в системе политической ссылке России 1826-1917 гг. Якутск. 1998. С. 415, 459.
*    Казарян П. Л.  Численность и состав участников польского восстания 1863-1864 гг. в якутской ссылке. Якутск. 1999. С. 36.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2001. С. 48.
*    Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. Мінск. 2002. С. 48.
*    Валіцкі Юзаф. // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 111.
    Джемма Билан,
    Койданава




четверг, 8 декабря 2016 г.

Э. К. Пекарский. Материалы по якутскому обычному праву. Койданава. "Кальвіна". 2016.





    Э. К. Пекарский
                                   МАТЕРИАЛЫ ПО ЯКУТСКОМУ ОБЫЧНОМУ ПРАВУ
                                                                           (три документа)
    При всем сравнительном богатстве литературы о якутах, с которыми в этом отношении вряд ли может соперничать какая-либо другая народность Сибири, одна область якутоведения, именно обычное право якутов, затронута слишком мало в нашей научной литературе. Основным источником для всех исследователей в этой области и до сих пор служит известный «Сборникъ обычнаго права сибирскихъ инородцевъ», изданный Д. Я. Самоквасовым (Варшава, 1876. Стр. 282), в котором «обычаям якутов» отведено всего лишь 46 страниц разгонистой печати. Работы, специально посвященные юридическому быту якутов, как, напр., кн. Кострова (Очерки юридическаго быта якутовъ. ЗИРГО по Отд. Эгяогр. 1878 г, Т, VІІІ), М, В-ч а. (Юридическіе обычаи якутовъ. Журн, гражд. и уголовнаго права. 1891, кн. III), Н. Харузина (Юридическіе обычаи якутовъ. По матеріаламъ Н. П. Припузова. Этнографич, Обозрѣніе 1898, № 2) и, наконец, Д. А. Кочнева (Очерки юридическаго быта якутовъ. Казань. 1868), не дают сколько-нибудь яркого представления об этом быте и носят несомненные следы не изучения его на основании данных живой действительности или каких-либо памятников из области якутского обычного права, а поверхностного и чисто внешнего собрания разрозненных фактов, кой-как скомбинированных и подогнанных под ту или другую теорию. Из известных мне трудов по изучению юридического быта якутов всего более способна остановить на себе внимание исследователя неизданная работа покойного Н. А. Виташевского «Якутские материалы для разработки вопросов эмбриологии права», заслужившая чрезвычайно лестный отзыв покойного М. М. Ковалевского. К сожалению, она начала печататься в виде приложения к такому мало распространенному изданию, как «Извѣстiя Восточно-Сибирскаго Отдѣла Русск. Геогр. Общества», такими незначительными дозами я с таким значительным запозданием и небрежностью в корректурном отношении, что автор счел за лучшее приостановить ее дальнейшее печатание в Иркутске, надеясь издать ее здесь в «Записках» того же Общества по Отдел. Этнографии [* Надежде этой не суждено было осуществиться, так как по смерти Н. А. Виташевского в 1918 г. рукопись «Якутских материалов», оставленная наследницами в частных руках, до сих пор ими не разыскана, равно как и остальные рукописи покойного. — Имеет быть напечатана в числе «Трудов» Академической Якутской Экспедиции, организованной в 1925 г.].
    В виду отмеченного мною недостатка фактического материала по обычному праву якутов, я решил воспользоваться гостеприимством, оказанным мне редакцией «Сборника Музея Антропологіи и Этнографіи» и поместить в настоящем томе документальный материал, относящийся к Олекминскому, Верхоянскому и Якутскому округам. Говорить здесь о ценности подобного рода и памятников обычного нрава не приходится: об этом в свое время достаточно ярко писал Д. Я. Самоквасов в предисловии к своему «Сборнику» и А. Кистяковский в посвященной последнему статье «Собраніе и разработка матеріаловъ обычнаго права» (Кіевскія Университетскія Извѣстія. 1876 г., № 6). Замечу лишь, что приведение документов, написанных местами не совсем грамотно и вразумительно для современного читателя, в их первоначальном виде, а не в изложении или пересказе, предпочтительнее потому, что дает возможность разностороннего толкования неясных мест и сравнения их с текстом Д. Я. Самоквасова.
    В другом месте (см. приложение I к «Эволюція Черной вѣры (шаманства) у якутовъ» В. Ф. Трощанского. Казань. 1902) я уже отметил, что та часть «Сборника» Д. Я. Самоквасова, которая касается «обычаевъ якутовъ», не есть первоначальный текст «Объясненія якутовъ Якутской области о законахъ и обычаяхъ ихъ», представленного «головами якутскихъ пяти улусовъ и двухъ волостей». Оно подверглось некоторой переработке в Иркутском Губернском Правлении, прежде чем попало во II Отделение Собственной Его Величества Канцелярии вместе с рукописными показаниями других сибирских инородцев об их «законахъ и обычаяхъ», составленными в двадцатых годах мин. столетия по распоряжению тогдашнего правительства. В том виде, в каком «Объясненіе» якутских голов вышло из рук составителей, оно гораздо объемистее, чем помещенное в «Сборнике» Д. Я. Самоквасова, и содержит в себе много глав (числом 26), коих в последнем мы не находим вовсе, не говоря уже о произвольных сокращениях и неудачных добавлениях в самом тексте. Имея в своем распоряжении точную копию «Объясненія», я опубликовал в приложении к вышеупомянутому труду В. Ф. Трощанского лишь первые две главы. — о «Жертвоприношеніи» и «Шаманствѣ», а затем, в вып. II-III «Живой Старины» за 1909 г., посвященном В. В. Радлову по случаю 50-тилетия его ученой деятельности, привел еще отрывки, касающиеся якутского брачного права, В обоих случаях эти сведения были дополнены соответственными выдержками из показаний олекминских и верхоянских родоначальников.
    Если «свѣдѣнія:» по Якутскому округу, хотя бы в неполном и искаженном виде, все же были доступны исследователям обычного права, благодаря «Сборнику» Д. Я. Самоквасова, то «сведения» по Верхоянскому и Олекминскому округам, за исключением незначительной части, опубликованной мною, появляются ныне в печати впервые. Все эти документы извлечены мною из архива Якутского Областного Управления, именно из «Дѣла по предложенію Г. Якутскаго Областного Начальника съ приложеніемъ отношенія Губернскаго правительства о доставленіи въ Губернскій Совѣтъ нужныхъ свѣдѣній о осѣдлыхъ, кочующихъ и бродячихъ иновѣрцахъ, Началось 10 генваря 1823 г.» Сведения эти понадобились Иркутскому Губернскому Совету для соображений по вопросу о приведения в исполнение Устава об инородцах 1822 г., «въ особенности о образѣ управланія».
    Так как верхоянские родоначальники для своих «свѣдѣній» использовали почти буквально показания олекминских родоначальников, то, во избежание повторений, в подлещащих местах текста мною делаются лишь ссылки, указывающие на незначительные изменения или редакционные отступления от первоисточника, т. е. олекминских «свѣдѣній».
    При том или другом параграфе я счел нелишним указывать на соответственные параграфы «Обычаев якутов» в «Сборнике» Д. Я. Самоквасова для сравнения и для облегчения могущих понадобиться читателю справок. Сведения олекминские обозначены инициалами ОС., верхоянские — ВС., ссылки на Д. Я. Самоквасова — Сам.
    Все подстрочные примечания, пунктуация, прямые скобки и жирный шрифт принадлежат мне.
    Э. П.


















































     /Сборник Музея Антропологии и Этнографии имени Петра Великого при Академии Наук Союза Советских Социалистических Республик. Т. V. Вып. 2. Ленинград. 1925. С. 657-708./



                                                                       СПРАВКА

    Эдуард Карлович Пекарский род. 13 (25) октября 1858 г. на мызе Петровичи Игуменского уезда Минской губернии Российской империи. Обучался в Мозырской гимназии, в 1874 г. переехал учиться в Таганрог, где примкнул к революционному движению. В 1877 г. поступил в Харьковский ветеринарный институт, который не окончил. 12 января 1881 года Московский военно-окружной суд приговорил Пекарского к пятнадцати годам каторжных работ. По распоряжению Московского губернатора «принимая во внимание молодость, легкомыслие и болезненное состояние» Пекарского, каторгу заменили ссылкой на поселение «в отдалённые места Сибири с лишением всех прав и состояния». 2 ноября 1881 г. Пекарский был доставлен в Якутск и был поселен в 1-м Игидейском наслеге Батурусского улуса, где прожил около 20 лет. В ссылке начал заниматься изучением якутского языка. Умер 29 июня 1934 г. в Ленинграде
    Кэскилена Байтунова-Игидэй,
    Койданава.