Google+ Followers

четверг, 23 апреля 2015 г.

И. С. Гурвич. Чукчи. Койданава. "Кальвина". 2015.


    Илья Самуилович Гурвич родился 7 июля 1919 г. в г. Менск Социалистической Советской Республики Литвы и Беларуси [Lietuvos–Baltarusijos Tarybų Socialistinė Respublika] или Литовско-Белорусской ССР /ЛитБел/, в еврейской семье Самуила Константиновича, который закончил в 1903 г. механическое отделение Харьковского технологического института и стал инженером-путейцем, строителем мостов; мать, Евгения Ильинична, которая получила образование в Сорбонне, работала доктором.
    Тогда же в 1919 г., убегая от войны, семья Гурвичей переехала в Москву и поселилась на Сретенке, в Большом Сергиевском переулке. Одна его сестра - Анна Бастельман - стала музыкантшей, вторая - Полина Каплан - переводчицей западноевропейской поэзии. В 1928 г. его отец Самуил был арестованный органами НКВД и в ночь на 4 мая 1928 г. погиб. Дальнейшее воспитание Ильи и его младшего брата Константина легли на плечи матери и теток.
    В 1937 г. Илья закончил с отличием среднюю школу и поступил на Исторический факультет Московского университета, где с первого курса начал заниматься в этнографическом кружке уроженца Брест-Литовска Марка Косвена.
    В 1938 г. Гурвич знакомиться с Сергеем Токаревым, который в те годы работал ученым сотрудникам Центрального антирелигиозного музея, а уже летом 1939 г. принимает участие в организованной С. Токаревым экспедиции на Кавказ к черкесам-шапсугам. В 1940 г. Гурвич в составе новой экспедиции С. Токарева совершил поездку на Алтай, где занимался сбором материалов по религии, быту и материальной культуре местных тюрков.
    В 1941 г., после окончания университета, Илья Гурвич получает направление в Якутскую АССР, в распоряжение Народного комиссариата образования республики, который направляет его в отдаленный и малообитаемый заполярный Оленекский район, где Илья работает учителям, а затем директорам неполной средней школы в поселке Оленек.
    Гурвич преподает историю, географию и русский язык, выступает с лекциями, заведует методическим кабинетом и собирает этнографический материал. В 1944 г. его избирают председателем районного Комитета союза учителей. Он налаживает связь с Научно-исследовательским институтом языка, литературы и истории в Якутске и делается его ученым корреспондентом, собирая материалы по религии, фольклору, традиционному хозяйству и быту местного населения.
    В 1942-1943 гг. Гурвич исследует Оленекский наслег, в 1944 г. - Кирбейский наслег Оленекского района ЯАССР. В 1945 г. он исследует Джелиндинский наслег Оленекского района и Саскылахский наслег Анабарскога района ЯАССР. В 1946 г. был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне 1941-1945 гг.».
    В 1946 г. Гурвич возвращается в Москву и поступает в аспирантуру Института этнографии АН СССР. Специализировался по этнографии народов Сибири. Защитил в 1949 г. кандидатскую диссертацию (ученый руководитель С. Токарев) по теме «Оленекские и анабарские якуты (Историко-этнографический очерк)».
    В 1950 г. Гурвич возвращается в ЯААСР и работает в НИИЯЛИ Якутского филиала Сибирского отделения АН СССР младшим ученым сотрудником. В 1951 г. совершает шестимесячную поездку в Нижнеколымский и Среднеколымский районы ЯАССР, для изучения этнического состава, культуры и быта коренного населения. В 1952 г. Гурвич был утвержден в ученом звании старшего научного сотрудника по специальности «Этнография».
    В 1956 г. И. С. Гурвич переводится в Москву, в Институт этнографии АН СССР. В 1956-1957 гг. организовывает экспедицию в Корякский национальный округ, в 1959 г. принимает участие в Комплексной юкагирской экспедиции, в 1962 г. проводить исследования на Чукотке и Камчатке.
    В Институте этнографии АН СССР. в Секторе по изучению социалистического строительства в малых народов Севера (затем переименованный в Сектор Крайнего Севера и Сибири) Илья Гурвич проработал 36 лет: старший научный сотрудник, с 1965 г. заведующий отдела, доктор исторических наук (1966), лауреат Государственной премии СССР (1981), с 1989 по 1992 г. - ведущий научный сотрудник-консультант этого отдела.
     Умер Илья Самуилович Гурвич в результате несчастного случая 14 марта 1992 г. в Москве.
    Им опубликована более чем 100 научных работ по истории и этнографии и более чем 300 статей по различным аспектам этногенезу и этнической истории народов Севера, в улусном музее п. Оленек [РС(Я)] ему посвящена экспозиция.
    Галина Далганка,
    Койданава


   И. С. Гурвич
                                        МЕТАТЕЛЬНОЕ  ОРУДИЕ  НА  КОЛЫМЕ
    В 1950 г. фотокорреспондент ТАСС, тов. Немнонов, после посещения Нижне-Колымского района Якутской АССР, показал мне любопытный снимок: чукча с метательным орудием, напоминающим бумеранг, и убитой куропаткой. По словам тов. Немнонова, куропатка па его глазах была убита этим орудием, и он запечатлел факт, сняв охотника с трофеем (см. рис. 1, 2). Сообщение о бытовании «бумеранга» на Колыме показалось мне весьма интересным, хотя и вызвало большие сомнения.

    Весною 1951 г. мне представилась возможность побывать в Нижне-Колымском районе и попутно проверить сообщение тов. Немнонова. Из расспросов населения, показывая рисунок этого орудия, удалось узнать, что пастухи-чукчи, эвены, одулы (юкагиры), охраняя стада оленей в весенний и летний периоды, употребляют особого вида посохи — плоские, короткие, дугообразные, напоминающие австралийский бумеранг.
    Изготовляется такой посох из корней лиственницы, березы или тальника. При ходьбе на него опираются и держат таким образом, чтобы вогнутой стороной он был направлен вперед.
    На мои вопросы о назначении кривизны пастухи объясняли, что дугообразный посох удобнее для метания, так как изогнутость способствует полету. Дугообразный посох, по их словам, можно бросить на значительно большее расстояние, чем обычную палку.
    Основное назначение дугообразного посоха — возвращение отбивающихся оленей к стаду. Как известно, весной олени разбредаются в поисках пробивающейся зеленой растительности, а осенью в поисках грибов. Пастухам в эти периоды приходится затрачивать немало усилий, чтобы отдельные группы оленей не отошли далеко от стада и не потеряли бы связь с ним. Посох-бумеранг облегчает задачу пастуха, так как употребляется в качестве метательного орудия, бросаемого в отходящих оленей. Испуганные звуком полета и падения посоха или ушибленные им, олени возвращаются к стаду.
    Употребление посоха, напоминающего по форме бумеранг, мне пришлось наблюдать в Олерском и Халерчинском наслегах Нижне-Колымского района, в стадах эвенского колхоза «Сутаня-удеран», одуло-эвенского колхоза «Оленевод» и чукотского «Турваургын». Виденные мной дугообразные метательные посохи были следующих размеров: длина 82-93 см, высота изгиба 15-18 см, толщина 1,5-2 см, ширина около рукоятки 3-3,5, около передней части 4-6 см. В передней части посохи несколько расширяются и около рукоятки, обозначенной насечками, суживаются (см. рис. 1 и 2). Края посоха делаются тупыми, чтобы не поранить оленей.
    Пастухи мечут посохи на 20-30 м, придавая им при броске круговращательное движение. Некоторым пастухам удается бросить посох на большее расстояние.
    Посох-бумеранг по-чукотски называется танвычгын, тогда как обычный посох именуется копунен. По-эвенски посох-бумеранг и обычный посох обозначаются одним термином — туйун.
    По словам опрошенных нами стариков, дугообразный посох туйун, танвычгын как специальное охотничье орудие не употребляется, но его нередко и не без успеха мечут в находящихся поблизости куропаток, гусей и уток, а иногда в низко летящую стаю птиц.
    /Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. Краткие сообщения. Вып. XVIII. Москва. 1953. С. 47-49./




Отправить комментарий