Google+ Followers

среда, 1 января 2014 г.

Алесь Баркоўскі. Якутские Чижики. Койданава. "Кальвіна". 2012.




                ЧЫЖЫК
                 ČYŽYK
Pol. — Czyżyk. Рус. — Чижик.
Род унесены ў 3 ч. РК Менскай губ.
Вывад: 1845.03.28 (Менскі ДДС),
указ 1845.08.21 № 15699.
/© Ўладзіслаў Вяроўкін-Шэлюта, 2004./
    ...Штабс-капітан Мельхіёр Чыжык у снежні 1863 года пасля роспуску Ігуменскага атрада здаўся ўладам і атрымаў 20 год катаргі. Далейшы лёс яго невядомы.
    /Кісялёў Г.  На пераломе двух эпох: Паўстанне 1863 году на Міншчыне”. Мінск. 1990. С. 31./

    Основатель якутской линии Чижиков – Мельхиор Каспар Балтазар (имена волхвов, принесших Иисусу дары на Рождество) родился 21 октября 1835 г. в Минске, в белорусской
католической семье обедневших шляхтичей Юзефа и Анны, в девичестве Жилковской, Чижиков. Юзеф Чижик, происходящий из шляхтичей Минской губернии, служил в Минске коллежским советником /Mienicki R.  Czyżyk Melchior. // Polski słownik biograficzny. T. IV. Kraków. 1938. S. 384. [Reprint: Wrocwaw. 1989. S. 384./ (по другим сведениям учителем) /Кісялёў Г.  На пераломе двух эпох: Паўстанне 1863 года на Міншчыне. Мінск. 1990. С. 13./ и недвижимым имуществом не владел.

    Первоначальное образование Мельхиор получил в Минской губернской
мужской гимназии, где учился вместе с Антоном Трусовым, который родился 15 (27) мая 1835 г. в Борисове Минской губернии, и Бенедиктом Тадеушем Дыбовским, который родился 30 апреля (11 мая) 1833 г. в имении Адамарын возле Молодечно, который отмечал, что Чижик был сыном «нашего учителя математики» /Pamiętnik dra Benedykta Dybowskiego od roku 1862 zacząwszy do roku 1878. Lwów. 1930. S. 533./, а также вспоминал: «Учителя не оказывали на нас влияние. Дежурные педагоги - француз Жако и немец Шмель - выполняли
свои обязанности, как крестьяне панщину, обучению языкам здесь не придавали никакого значения; кто не знал их дома, тот в гимназии выучить не мог. Русский язык в младших классах преподавал Боговленский, который не умел ни заинтересовать учебой, ни держать мальчиков в дисциплине. Уроки немецкого языка там же вел некто Шуман, кажется булочник по профессии. Учитель истории Катанский - это пьяница и фанатичный приверженец православия. Кроме учебника он ничего не знал и приказывал заучивать его механически. 
Присланный из Полоцка учитель русского языка и литературы Гребенщиков преследовал всех и вся. Не зная ни литературы, ни языка он мучил учеников странными требованиями и этим отталкивал от учебы. Для полноты картины надо вспомнить и про учителя латинского языка, пьяницу, грубияна и взяточника Анраевского. Закону Божьему нас учили неучи, циники и пьяницы ксендзы Бейнарович и Новицкий, который обычно рассказывал неприличные анекдоты. Единственной светлой личностью, которая отличалась от других учителей, был Радевич. Выпускник Московского университета, бывший ассистент при кафедре физики в  Москве, он увлекал нас всесторонними знаниями,
тактичностью и отличным преподаванием. Сразу же после приезда в Минск, он организовал в гимназии метеорологическую станцию, учил нас записывать наблюдения: в кабинете физики мы сами проводили разные исследования. Радевич понемногу знакомил нас даже с необязательными предметами, например с основами химии... мы разводили млекопитающих животных, птиц, рыб, установили в огороде Подалинских маленький аквариум. Жителей для него доставил нам Филипп Кунцевич, рыбак, который жил на Немиге; нередко мы сами ловили рыб в реке». Кстати, в этой же гимназии, немногим позже, учился и Эдуард Пекарский, известный составитель «Словаря якутского языка».
    В 1848 г., после окончания гимназии Мельхиора отдают в Полоцкий кадетский корпус, основанный в 1835 году, который в условиях Западных губерний Российской империи имел специальную цель – способствовать русификации дворянской молодежи. Кстати, в Полоцком кадетском корпусе на одном курсе с Мельхиором Чижиком учился Александр Семевский, брат которого Михаил, будущий издатель журнала «Русская старина», учился курсом старше.
  
  В 1853 г. 15-й выпуск (в 16-м выпуске числился Андрей Потебня, который в 1862 г. был одним из организаторов Комитета русских офицеров в Польше. Летом того же года, покинув полк, он перешёл на нелегальное положение. В 1862 г. в варшавском парке Саксонский сад совершил неудачное покушение на наместника Царства Польского А. Лидерса. Во время восстания примкнул к восставшим и погиб в бою возле д. Песковая Скала.) Полоцкого кадетского корпуса, в числе которого был и Мельхиор Чижик, был переведен в Петербург, в так называемый Дворянский полк, который с 17 апреля 1855 года был переименован в Константиновский кадетский корпус, в честь первого шефа цесаревича Константина Павловича. /Викентьев В. П.  Полоцкий кадетский корпус. Исторический очерк 75-летия его существования. Полоцк. 1910. С. VIII; Лукашэвіч А.  Полацкі кадэцкі корпус. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 535./
     После его окончания в 1856 году, Мельхиор сначала служил в чине подпоручика в Астраханском Его Величества 12-м гренадерском полку, а в 1858 году его переводят в Московский 8-й гренадерский Великого Герцога Фридриха-Франца II Мекленбургского, 2-й гренадерской дивизии Отдельного гренадерского корпуса, где он служит вместе с майором Григорием Павловичем Гофштетером, который был членом организации «Земля и воля» и участником выпуска воззвания «Временное народное правление».
    В сентябре 1862 года за неблагонадежность по настоянию начальства из штаба войск Виленского военного округа в штаб Отдельного гренадерского корпуса в Москву был переведен Людвик Звеждовский, который род. в дек. 1829 г. в Вильне (сын коллежского регистратора, католического вероисповедания, участник Крымской войны, кавалер двух орденов, в 1857-1859 годах учился в Академии генерального штаба, в 1860-1862 годах служил в штабе 1-го армейского корпуса и в штабе войск Виленского военного округа, старший адъютант по части обер-квартирмейстера). Через него Чижик вошел в состав тайной офицерской организации в Петербурге по подготовке восстания.
    Мельхиор Чижик был дружен с Б. Павловичем, имел дружескую переписку с Игнатием Будзиловичем, происходящим из дворян Волынской губернии, 1841 г. р., подпоручиком лейб-гренадерского Екатеринославского полка, католического вероисповедания, недвижимым имуществом не владеющего, воспитывавшегося в Киевском кадетском корпусе. Также Чижик имел дружескую переписку с Владимиром Петровичем Колесовым, прапорщиком этого же полка, 1838 г. р., православного вероисповедания, сын майора, воспитывавшегося в Брестском кадетском корпусе, в 1856 году закончил Константиновский кадетский корпус, в который поступил в 1856 году. В 1858-1861 годах служил в Москве в Екатеринославском гренадерском полку и одновременно являлся репетитором химии в Александровском кадетском корпусе. В 1862-1863 годах слушатель Артиллерийской академии. Виленская следственная комиссия располагала сведениями, что повстанческие организации Северо-Западного края поддерживали в 1863 году контакт с находящимся в Петербурге В. П. Колесовым.
    Кстати, в подпольной офицерской организации вместе с Чижиком состоял и полковой адъютант Нижегородского пехотного полка, уроженец Минской губернии капитан Винценты Бялыницкий-Бируля, отец первого наркома финансов ЯАССР Вячеслава Викентьевича Бялыницкого-Бируля.
    Еще в 1861-1862 гг. в Минске и Минской губернии возникла подпольная повстанческая организация, которая вошла в состав Литовского комитета в Вильно. В эту организацию вошел и Антон Трусов, который после окончания в 1853 г. Минской гимназии учился (1854-1856 гг. и 1860-1861 гг.) в Московском университете. Его брат Болеслав Константин Трусов, который родился в 1832 году в Борисове, после окончания Минской гимназии и в 1853 г. Московского педагогического института, работал преподавателем математики в одной из гимназий Москвы, и как член подпольного повстанческого комитета в Москве, помогал участникам восстания.
    В январе 1863 года в Варшаве вспыхнуло восстание. 4 февраля 1863 г. Роман Рогинский со своим отрядом перешел реку Западный Буг и начал с боями продвигаться в сторону Минской губернии, но 15 февраля его отряд на границе Слуцкого уезда Минской губернии был разбит. Каторгу Рогинский отбывал на Иркутским солеваренном заводе в Усолье, а затем был переведен на поселение у слободу Витим Киренского округа Иркутской губернии.
    Литовский повстанческий комитет понимал, что он не готов к восстанию, но принял решение поддержать братьев по вере.
    В конце января 1863 года Минскую губернию, по поручению Винцента Константина Калиновского, с проверкой объехал представитель офицерской организации Ян Козелло (Козел; Козелл-Поклевский), 1837 г. р. уроженец имения Сэрвач Вилейского уезда Виленской губернии. В 1856 г. окончил школу гвардейских подпрапорщиков, в 1857-1859 годах учился в Инженерной академии. Один из основателей организации «красных» в Минске, имевший псевдоним Скала, который перед этим побывал по поручению Литовского комитета в Петербурге и Москве. После подавления восстания эмигрировал во Францию. Умер в 1896 году в Бобруйске.

    С Михалом Океркой, Жебровским и Олендским Чижик приезжал по делам восстания в середине апреля 1863 года  в Могилев. /Józefa z Świętorzeckich Obiezierska.  Męczeńskie lata. // Nasze Kresy. Mohylowszczyzna. Pomnikowi X. Józefa Poniatowskiego. Mohyllów-Moskwa. 1917. S. 47-48./ 
    Общий план вооруженного выступления в Минской губернии, «назначенного на 19 апреля 1863, был разработан членом организации поручиком С. Лесковским (Вильгельм Станислав Лесковский род. в 1840 г. и происходил из шляхты Минской губернии католического вероисповедания. После окончания, в июне 1859 г., Константиновского кадетского корпуса, с июня 1860 г. по август 1862 г. учился в Петербургской Артиллерийской академии и принадлежал к тайной офицерской организации), который возглавил самый большой на Минщине Игуменский повстанческий отряд. Согласно приказа организации 19 апреля несколько сотен минчан тайком вышла из города и прибыли на заранее намеченные сборные пункты. Отряд под командой А. Трусова собрался возле Халявщины. В бою возле д.
Петровичы он был разбит правительственными войсками». /Кісялёў Г.  Мінскія паўстанцкія атрады 1863. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 202./ Затем Трусов примкнул к отряду Лесковского. После поражения восстания осенью 1863 г. Трусов был заочно приговорён к смертной казни. Эмигрировал и до 1869 года проживал в Париже, работал наборщиком, был связан с французскими социалистами, вошёл в секцию 1-го Интернационала (1870 г.). Установил связь с А. И. Герценом, сотрудничал (до 1869) с М. А. Бакуниным. В 1869 г. Трусов работал секретарем редакции революционного журнала, а затем газеты «Народное дело», в которой были напечатаны программные документы Русской секции, письма К. Маркса и И. Ф. Беккера комитету Русской секции, написанный К. Марксом «Манифест Главного совета Международного товарищества рабочих» и др. Трусов поддерживал постоянные связи с К. Марксом и Ф. Энгельсом. В 1871 - член Женевского комитета помощи парижским коммунарам. Один из организаторов типографии журнала «Народное дело», её директор, с 1873 - владелец. 10 лет печатал русскую революционную литературу, и им было напечатано свыше 150 книг, брошюр, периодических изданий революционного содержания. В 1883 году Трусов продал типографию первой российской марксистской организации «Освобождение труда», и тяжело заболев, в 1884 г. вернулся в Минск, где и умер. Именем А. Трусова была названа одна из улиц г. Борисова.
    Штабс-капитан Мельхиор Чижик 14 марта 1863 г. находясь в Петербурге, откуда его полк, должен был следовать по железной дороге через Вильно на Варшаву, душить восстание, симулировав болезнь, лег в госпиталь. Но пробыл там недолго, ибо 28 марта был выписан с обязательством выехать 1 апреля в Варшаву. Вместо того чтобы следовать в Варшаву, Мельхиор по договоренности со своими друзьями Л. Звеждовским и И. Будзиловичем, поехал в Москву. Притом время его поездки в Петербург и Москву совпадает со временем такой же поездки Л. Звеждовского.
    В апреле 1863 г. Л. Звеждовский (псевдоним Топор), назначенный повстанческим начальником Могилевского воеводства (губернии), и И. Будзилович нелегально уезжают в Могилевскую губернию. Будзилович возглавил Оршанский повстанческий отряд, который 26 апреля 1863 г. был разбит карателями, а он сам взят в плен и расстрелян в августе 1863 года в Орше. Людвик Звеждовский 24 апреля 1863 года со своим отрядом захватил уездный город Горки, но видя перевес русских войск 30 апреля 1863 г. распустил свой отряд. Позже был взят в плен и в феврале 1864 г. казнен в Опатове.
    Из Москвы Мельхиор Чижик, с предписанием повстанческих властей, полученным в Петербурге, выехал в Борисов.
    Существует утверждение, правда, скорее всего ошибочное, что «Чижик Мельхиор Восипович, штабс-капитан 8-го Московского гренадерского полка, который в 1863-1865 гг. квартировал в Минске». /Удзельнікі вызваленчага руху. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Мінск. У 4-х кнігах. Кн. 2-я. Мінск. 2002. С. 94./
    «Прибывший накануне восстания из Петербурга М. Чижик сформировал в Борисовском у. повстанческий отряд, который выступил в ночь на 20 апреля. На пути следования повстанцы уничтожали портреты царя и дела в волостных правлениях, разгоняли этапные команда, сжигали мосты и паромы, нападали на почтовые станции, забирая лошадей и тачанки». /Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. 460./

    1863 года апреля 22 дня в присутствии борисовского земского исправника нижеписанный спрашиван:
    Михаил Тадеушев Жабинский 25 лет. вероисповедания православного, у исповеди [и] св[ятого] причастия ежегодно бывает, грамоты не знает, под судом и следствием не был, крестьянин Корсаковичский волости деревни Божий дар, находится по найму у помещика Леонарда Бачизмальского в имении Смолярах кучером; показал: настоящего апреля месяца 19 числа вечером в сумерки приехал в Смоляры зять письмоводителя борисовского уездного предводителя дворянства помещика Иосифа Богдановича Ян Одынец с каким-то неизвестным офицером [Это был повстанческий военный начальник Борисовского уезда Мельхиор Чижик: НГАБ. Ф. 295. Воп. 1. Спр. 1527. Арк. 79; Ф. 295. Воп. 1. Спр. 1643. Арк. 254; Ф 256. Воп. 1. Спр. 25. Арк. 106; Ф. 1430. Воп. 1. Спр. 52758. Арк. 44.], потом приехали помещики: сын графа Иосифа Тышкевича с Петролина с лакеем, с Ганцевич Михаил Лапицкий, из Скуплина Иотко, эконом сказанного Лапицкого из Ганцевич Олешкевич, где поужинали. Помещик Леонард Бачизмальский приказал мне запрячь в фаэтон четверку лошадей, говоря, что поедет на ночь в Мстиж и, переночевавши, отправится из Мстижа Вилейского уезда к дяде своему для получения денег в имение Реутку. По приказанию Бачизмальского лошади мною запряжены в фаэтон и поданы под крыльцо, в фаэтон сели помещики Леонард Бачизмальский, Тышкевич и офицер незнакомый, который приехал с Одынцом, а эконом Лапицкого Олешкевич и Тышкевича лакей отправились по дороге к имению Мстижу и помещики, Лапицкий, Иотко и Ян Одынец поехали домой. Подъезжая к Мстижу, я хотел поворотить по дороге в господский двор, но незнакомый тот офицер закричал на меня, чтобы я ехал мимо Мстижа прямо. Здесь я увидел, что это что-нибудь кроется неблагонадежное, и не хотел ехать дальше, то незнакомый тот офицер взял у меня из рук вожжи и закричал на меня, что он со мною поступит, как ему надо, и погнал лошадей скоро. Проехавши Мстиж, поворотили к фольварку помещика Альфреда Слизеня Домашкевичам. По прибытии в Домашкевичи уже был день, где помещики Бачизмальский, Тышкевич, незнакомый тот офицер, эконом Олешкевич и лакей Тышкевича Гавриил вышли из экипажей. И там в Домашкевичах уже была собравшись шайка человек до 80, но ожидали еще человек 200 с Борисовского уезда. В шайке той находятся письмоводитель мирового посредника Монюшки Петровский, с имения Мстижа эконом Конопацкий, писарь провиантовый Янковский, лакеи Тадеуш и Кастусь, отставной солдат Роберт, охотник доезжачий Емельян, Горелого Луга помещика Есымона эконом, фамилии не знаю, и лакей Юзя, и пономарь Мстижской православной церкви, который взят на дороге мятежниками силою. У помещиков Бачизмальского, Тышкевича и офицера было взято с ними три ружья, сабля и пять бутылок пороху, все это они оставили с собою. Когда и других кучеров отправили домой, то я и кучер Тышкевича Семок, покормивши лошадей, поехали домой. По возвращении моем домой в Смоляры я объявил о сем сельскому старосте Степану Волчацкому, который сказал мне, чтобы шел сейчас и объявил о сем зембинскому тысяцкому, то я начал собирать[ся], чтобы отправиться к зембинскому тысяцкому, но в это время зембинский тысяцкий приехал за мною на подводе, то я сейчас же отправился на той подводе к сказанному тысяцкому и по прибытии в Зембин отправлен тысяцким в город Борисов. Что все показано мною самим истинно, а за ложь и утайку подвергаю себя суждению по законам и за неумением грамоты собственноручно тремя крестами подписуюсь.
    Показание забирал борисовский земский исправник Домуховский. (НГАБ. Ф. 295. Воп. 1. Спр. 1547. Арк. 1-1 адв. - Рукапіс.) /Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях. Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 368-369./
    «1863 г. апреля 26. – Донесение Б. К. Рейхарта шефу жандармов В. А. Долгорукову о действиях повстанческих отрядов в Минской губ. и недостатке войск.
                                                                                                                                              Секретно.
    Мятежнические шайки по Минской губ. день от дня усиливаются...
    Из числа гимназистов и ремесленников, вышедших из Минска, некоторые, отставшие от своих партий, взяты и доставлены в город; захваченный из шайки в Борисовском у. сын помещика Густав Валицкий показал, что шайкою, в которой он был, командует офицер русских войск; начальник этот, отпустив его как болезненного чахоткой, дал ему свою форменную шапку, на шапке пуговицы с Гренадою и черный околышек – должно полагать, принадлежность одного из четырех полков дивизии Гренадерского корпуса…». /Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. 420-421./ Умер 29 июля 1863 в минском военном госпитале.

    К 7 мая 1863 г. на место сбора в околицы Двиносы и Радошковичей прибыло 40 повстанцев из Вилейского уезда, и 78 инсургентов привел Мельхиор Чижик из Борисовского уезда. Инсургентов возглавил Винценты Козелло, брат Яна Козелло, который родился в 1838 г. в имении Сэрвач Вилейского уезда в семье почетного попечителя школ Минской губернии. Во время учебы в школе гвардейских подпрапорщиков и Инженерной академии входил в состав петербургской офицерской организации, служил военным инженером в Вильно и Свеаборге, был назначен военным начальником в Вилейский уезд.
    Евгений Ковалевский, бывший студент Санкт-Петербургского университета, вспоминал: Повстанцы были поделены на 3 плютона (взвода) по 60 чел. Первый возглавил Мельхиор Чижик, «второй Жолнерович, также бывший военный, третий Леопольд Осветимский (Oświecimski), студент киевского университета, человек молодой и очень дельный. При штабе было 10 кавалеристов для рекогносцировки, под началом К. Боровского. Остальные представляли собой касинеров [вооруженных косами, переделанными на пики], во главе которых стал З. Ратынский». В каждый плютон входило по три капральства, насчитывающих по 20 человек. /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 50./
    7 (9) мая 1863 года у д. Таракановка Вилейского уезда их атаковали две роты солдат. Почти час солдаты с расстояния 400 м. обстреливали повстанцев засевших в зарослях реки Двиносы, которые вели недостигальный ответный огонь из охотничьих ружей. Единственно Леопольд Освецимский, вооруженный штуцером, убил двух солдат. У повстанцев погибли лекарь Игнатий Козловский и инсургент Полонский. После боя солдаты сожгли двор Двиносы. /Bitwy i potyczki 1863-1864. Na podstawie materyałów drukowanych i rękopiśminnych Muszeum Narodowiego w Rapperswilu. Opracował Stanisław Zieliński bibliotekarz Muzeuma. Rapperswil. 1913. S. 281./
    Много внимания уделил военным учениям своего плютона «Чижик, знающий отлично это дело, человек холодной крови и незаурядных способностей. /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 52./ Тогда же были схвачены два шпиона, отец и сын Волки, местные православные крестьяне, которые вскоре, когда пообещали больше не шпионить, были отпущены.
    После бессмысленных хождений по Двиносской пуще, Осветимский предложил «не лучше ли поставить Чижика на место Козеллы? /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 55./ Но решили еще подождать, чем усугубили свое положение.
    Вскоре отряд Козеллы вошел в Долгиново, где «наш капеллан кс. Гвалдецкий отслужил Святую Имшу» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 58./
    Из Долгинова отряд, к которому присоединилось всего несколько человек, двинулся к Докшицам. Чижик, идущий впереди, захватил нескольких солдат, возвращающихся из Докшиц. Но разоружив их и взяв обещание не воевать с повстанцами, отпустил. Не доходя Докшиц Козелла повернул снова в Двиносские леса.
    Однажды их чуть не захватили казаки, ввиду того что дозорный Валицкий, подпоенный Козелло, для согрева, уснул. Ругань возникшую в связи с этим остановил Чижик. /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 70./
    В 3-й декаде мая 1863 года узнав, что на них идут 5 рот пехоты В. Козелло решил переправиться через реку Илию в околицах д. Владыки Вилейского уезда. Против этого решения выступил Мельхиор Чижик, ибо было весеннее половодье, а вблизи сильный противник. Но Козелло отдал приказ переправляться. 28 мая 1863 г. инсургенты на наспех сделанных плотах начали переправу. Первыми переправились 1 и 2 роты с В. Козелло. Затем началась переправляться 3 рота М. Чижика. В это время к берегу подошли солдаты и обстреляли переправившихся. Чижик, видя что его людям угрожает смерть на воде, дал приказ вернуться на свободный берег. Его поддержал Жолнерович.
    Две роты, которые переправились, два часа вели неравный бой. На поле боя полегло 58 (53) повстанцев, 52 (54) было взято в плен, 23 ранено. В бою погиб и В. Козелло, а его брат Август был взят в плен. Винценты Козелло и 68 его соратников были похоронены в лесу в полукилометре к югу от деревни Владыки. Пленных доставили в Минск.
    «Собранный из остатков отряд, насчитывал едва 40 человек. Он под предводительством Чижика, начал снова бесцельное хождение по лесу. Снова словили следящих за ним отца и сына Волков, и на этот раз, после суда их казнили». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 103./
    «В Борисовском уезде, в месте называемом Горбатый Нос, две роты солдат напала на горстку Чыжыка, заколов штыкам стоящего в охране рядового. Однако повстанцы смогли скрыться не понеся других страт» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 103./
    «Мы можем назвать небольшую группу Чижика, которая действовала в северной части Борисовского уезда. Взаимоотношения между группою Чижика и крестьянами были враждебные. Деревня Громицы выдала российским властям одного из восставших группы Жовнеровича, за что Чижик поджег деревню...» /Ігнатоўскі У.  1863 год на Беларусі. Нарыс падзей. // Працы Інстытуту гістарычных навук. Т. V. Запіскі аддзелу гуманітарных навук. Кн. 13. Менск. 1930. С. 235, 274./
    «Когда сильные морозы уже стали сильно досаждать, Чижик распустил свою партию...» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 104./

                                                             «Виленская губерния
                                                                    1863 года
    21) 31 мая 1863... Шайка Чижика достигала до 100 ч. Убито 15. Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года.  Вильна. 1915. С. ХХІІ./
                                                                     № 122.
         Журнал военных действий войск в Минской губернии  с 14-го по 28-е мая 1863 г.
                                                     (Арх. М. Муз. 91/19. - л. 80)
    1). В Борисовском уезде.
    Высланные ночью 11 мая с майором Ковалевским две роты Великолуцкого полка (3-я стрелковая и 5) из Минска соединившись с 13-ю ротою Кременчугского резервного пехотного полка в Логойске, прибыли в Завишено 13-го числа, не застав уже мятежников. В этот же день пришла туда и 15 рота того же резервного полка; командование обеими ротами резервного полка военный начальник Борисовского уезда поручил находящемуся в Борисове адъютанту Великого Князя Николая Николаевича полковнику Галлу, который, как старший, принял в Завишено начальство над всеми войсками, там сосредоточившимися. Вечером, 13-го же явилась в Завишено и 5-я рота Новоингерманландского полка из Вилейки.
    По полученным сведениям, шайка Козелла, бывшая в Завишено 12-го мая, перешла в Вилейский уезд, в так называемую Стайкиободовскую пущу. Войска утром 14-го двинулись за нею до д. Затемье, прилегающей к означенной пуще. Здесь представлялось большое затруднение открыть мятежников: местность чрезвычайно лесиста и болотиста, а жители дер. Затемья, через которую только что прошли повстанцы, шляхтичи, которые только по слухам, были приведены мятежниками к присяге на верность повстанью, не давали положительного ответа о направлении шайки, говоря только, что она пошла в лес. Посланные по разным направлениям 14 мая разъезды, а затем 15-го числа – отряды пехоты, не открыли следов повстанцев, хотя пехота обошла почти весь окрестный лес, а некоторые ее части проходили, как оказалось после, всего шагах в 800 от шайки. Только вечером 15-го были получены сведения, что шайка находится вблизи с. Владыки. Жители Затемья решились тогда указать кратчайший к этому пункту путь.
    Стайкиободовская пуща рассекается почти по середине греблею, ведущею из д. Старинки. Южная часть пущи прилегает к непроходимым болотам, по середине которых протекает сплавная река Илия. В эту часть пущи, по показанию жителей Затемья, и пошли мятежники.
    Намериваясь не допустить шайке прорваться в северную часть пущи, полковник Галл приказал 5-й роте Новоингерманландского полка, под командою штабс-капитана Волкова, занять греблю; оставив же обоз под надлежащим прикрытием в д. Затемье, полковник Галл с остальными двумя Великолуцкими ротами (резервные же еще в то время не вернулись из дальней рекогносцировки), направился в глубь леса по указанному жителями направлению. Идя по болотистой тропинке, войска вскоре открыли свежие следы прохождения шайки. Затем к войскам выбежал из дер. Владыки крестьянин, сообщивший, что мятежники ночью переправились с правого на левый берег Илии и расположились к лесу, возле той деревни, заняв против брода позицию. Этот же крестьянин предложил указать другой брод, выше того, за которым расположились мятежники. Хотя указываемый брод в то время был очень глубок и узок, но так как он был неизвестен повстанцам, и представлял возможность напасть нечаянно на шайку, и при том почти в тыл ее, то им и было решено воспользоваться. Пройдя с полверсты по страшному болоту, роты дошли до брода и начали переправляться через реку; вода в некоторых местах достигала до груди солдат, не  могших идти иначе, как по одиночке.
    Шедшая в голове 3-я стрелковая рота, под командою поручика Воронкова, тотчас после переправы живо выстроилось за д. Владыки, пробежала эту деревню и, заметив в лесу, отделяемом от деревни небольшой полянкой, мятежников, бросилась на них рассыпною атакою. Мятежники, несмотря на всю неожиданность появления войск, успели занять опушку леса и, подпустив стрелков на 50 шагов, открыли по ним весьма сильный огонь, вынесший из наших рядов несколько человек, в том числе и командующего ротою. Поручик Воронков ранен крупною картечью в сгиб руки. Место его занял поручик Антонов. Не смотря на это, стрелки бросились в штыки.
    5-я рота, под командованием штабс-капитана Миллаура, выйдя на поляну и за ней резерв, пристроилась к обоим флангам стрелковой рты. Совокупными действиями этих двух рот шайка была поставлена в самое отчаянное положение, окруженная почти со всех сторон, приперта к реке. Мятежники, однако ж, не думали о сдаче. С полчаса продолжалась окончательная ожесточенная схватка, соединенная с огнестрельным боем. Наконец, не видя возможности сопротивления, часть повстанцев, составившая общую кучу, вроде колонны, бросилась в реку, представив, таким образом, стрелкам занявшим берег, хорошую цель для их выстрелов; немного из искавших спасения достигли другого берега.
    Тотчас после дела, продолжавшегося около 3-х часов, подошла рота Новоингерманландского полка, которая, получив сведения о бое, тотчас двинулась к месту его ускоренным шагом, следуя иногда и бегом. Полковник Галл поручил этой роте, прибывшей с противоположного берега, очистить прилегающий к месту дела лесок от ускользнувших туда повстанцев. Ею открыто несколько мятежников, частью спрятавшихся на деревьях, они или убиты, или взяты в плен.
    Шайка Козелла почти совершенно уничтожена. По показанию пленных, она расширялась до 300 человек, большею частью хорошо вооруженных, преимущественно дворян и помещиков Борисовского и Вилейского уездов. Потерю мятежников с точностью определить трудно, многие из них, никак не менее 50 человек, погибли в реке; собранных же на месте дела и в тот же день похороненных тел было 74, затем на другой день еще доставлено в дер. Владыки 16 тел; кроме того, есть сведения, что на противоположном берегу, после ухода войск, найдено до 30 тел, вероятно, успевших переправиться через реку и умерших от ран повстанцев. Взятых в плен 25 человек. Отбито оружия: 65 ружей, 21 пистолет, 3 сабли, 1 шашка, 1 кинжал, 3 косы, 3 топора и 1 нож. Захвачено 10 лошадей.
    Потеря наша: убитых 10, раненых 34, из которых 4 умерло вскоре. По окончании дела все войска, высланные для преследования шайки Козелла, возвратились на свои места.
    По полученным сведениям, с 13-го на 14-ое мая шайка около 300 человек ночевала в северной стороне уезда в имении Берестоны и тотчас направилась в леса по направлению к Витебской губернии. Для преследования этой шайки двинута 17-го мая по Лепельской дороге 16-я рота пехотного резервного Кременчугского полка, находившегося еще с 10 мая в Холопеничах.
    20-го мая получено сведение, что одна шайка мятежников, около 80 человек, собралась вновь около р. Двиносы, между мызами Тартаком и Таракановкою, (вблизи дер. Нестяновичи), а другая, силою до 2000 человек, следующая будто бы из под Вильно, намерена пройти между Плещеницей и Камень и напасть на 15-ю роту пехотного резервного Кременчугского полка, находящуюся в местечке Камень. По более сообразным сведениям, можно было полагать, что шайка эта, преувеличенная до 2-х т., состоит только из 150 человек под предводительством Чижика. Чижик командовал в шайке Козелла одною частью, которая, при преследовании нашими войсками мятежников от Завишено 14 мая, отделилась от нее и теперь возвращается к реке Двиноссе, с целью соединится с остатками повстанцев, уцелевшими после дела 16 мая под д. Владыки. На основании этих сведений, 15-я рота Кременчугского резервного полка, выступила на встречу шайке 21-го мая в 6 часов утра к с. Плещанице, где присоединилась к ней 13-я рота того же полка из Логойска. Обе эти роты, дошедшие да границ Вилейского уезда, вернулись на свои места, не открыв шаек». /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года.  Вильна. 1915. С. 194-198./
    2) В Минском уезде.
    21-го мая получено донесение, что, в ночь на это число, вооруженная шайка явилась в м. Городок (по дороге в Лагойск - имение Графа Тышкевича), ограбила сельского писаря и забрала с собою 6-7 человек жителей. Утром 22 числа явились в Минск крестьяне из д. Боровицы (в 6-7 верстах от Городка) с известием, что мятежники накануне вечером прибыли в их деревню. Тотчас же были посланы 120 человек 6 роты Великолуцкаго полка, под начальством командира той роты штабс-капитана Яблоновскаго, в указанные места. Но, пройдя цепью, по всем лесам и болотам, окружающим эти места, следов мятежников не открыла. Следуя, по указанию некоторых жителей в противоположную сторону, к Борисовскому тракту, штабс-капитан Яблоновский открыл близ ст. Юхновича следы прежнего нахождения там шайки, но далее они совершенно потерялись возле реки. После безуспешных поисков, эта команда вернулась 25 мая в Минск с убеждением, что искомая ею шайка перешла в Игуменский уезд. К д. Боровицы был послан также отряд в 50 человек пехоты из Борисова, но узнав, что в те места направлены войска из Минска, вернулся в Борисов.
    25 мая получено известие о появлении в южной части Минского уезда шайки в 19 челов. Формирование ее началось в Вилейском уезде с фольварка Люцинки, помещика Грудзинского; в лесу помещика Жебровского (вблизи Ракова) присоединились к шайке ожидавшие ее там вооруженные люди. К ним пристал помещик Станислав Ремпель, Аполлинарий Свенторжецкий, Ратынский. Шайка эта следовала на и. Черкасы (помещицы Свенторжецкой, верстах в 8-ми от Кайданово). Посланная из Минска 25 мая казачья партия на Самохваловичи и Антополь узнала только, что шайка пришла через Теплень в лес, где далее следов ее уже не открыто. /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года.  Вильна. 1915. С. 198-199./
    3) В восточной части Игуменского уезда.
    По прибытии шайки Лясковского-Свенторжецкого 9-го мая около дер. Юревичи, отряд майора Григорьева оставался 10 и 11 мая на месте, для отправления раненых, пленных и погребения убитых, а также для необходимого для войск отдыха. Майор Григорьев, в донесении своем, не упоминает о потере, понесенной шайкою Лясковкого-Свенторжецкого при преследовании ее после дела 9 мая. По частным же сведениям, от участников в этом деле известно, что мятежники потеряли при преследовании до 30 убитых и раненых, сбор которых поручен был крестьянам, и неизвестно, исполнили ли они это, так как в этом случае их ненависть к повстанцам, выражалась в словах: «пусть гниют» - об убитых, «пусть дохнуть» - о раненых.
    12-го мая Григорьев перешел Добовричи, так как носились слухи, что, одиночные из разбитой шайки люди начали показываться в окрестностях и собирать продовольствие. 13 числа отряд обошел леса около Рованичи, Володуты и Логи. 14-го отправлены казаки для собирания сведений. 15-го мая отряд прошел окрестности Мартыново, Будково, Большие и Малые Гануты, и Богушевичи. Здесь получены сведения о появлении шаек вблизи м. Березины. Прибыв в это местечко, и собирая более обстоятельные сведения о шайках, майор Григорьев принужден был прибыть 17 и 18 числа для изготовления провианта отряду, находящемуся в преследовании мятежников целый месяц. 19 вечером получены сведения о появлении мятежников около Рованичи и д. Кутин. (За Березиной в 25 вер. от с. Березина и в 20 в. от Кличева). Поэтому отряд был разделен на две части: одна, - под начальством майора Каспржиковского, направлена на Раваничи, а другая, - под командою майора Григорьева, отправилась на Кутин.
    При известии о появлении мятежников около Кличева (за Березиной) командирован туда 15-го мая небольшой отряд Севского резервного пехотного полка. Пройдя до д. Суша, отряд этот направился к Кутину, где и встретился с майором Григорьевым... /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года.  Вильна. 1915. С. 199./
                                                                          № 136.
    Рапорт военного начальника Вилейского уезда, от 18-го июня 1863 г. № 213 о нахождении мятежнических шаек в уезде
                                                /Арх. М. М. № 94|99, отд. I л. 76 об. -78/.
    Основываясь на сведениях, собранных начальниками подвижных колонн, рекогносцирующих Вилейский уезд во всех его частях, имею честь донести Вашему Превосходительству, что в настоящее время в вверенном мне уезде нет почти никаких мятежнических шаек, за исключением незначительных партий самого ограниченного числа, скрывающихся еще в лесах, принадлежащих помещикам. Партии эти до времени не представляют собою ничего серьезного, но в некоторых местностях уезда, по дошедшим до меня сведениям, составляют как бы кадры для формированы новых. В этом отношении Бутуринская волость, прилегающая к границам Борисовского уезда, Минской губернии, представляет для них более удобств, как по характеру местности, так по группированию там мелких помещиков, дающих шайкам все средства к укрывательству и к продовольствию. В силу вышесказанного, я нашел нужным, отряды вверенного мне войска распределить по уезду для того, чтобы каждый из них имел определенный район действий и открывая движение в различные его стороны, постоянно наблюдал бы за ходом дел революционных партий. Поэтому войска Вилейского уезда в настоящее время распределены так: три роты (3 стрелк. 9 и 10 линейные) Астраханского гренадерского полка при 6 казаках, под начальством майора Бернадского находятся в Луковице Бутуринской волости. При этом отряде постоянно находится офицер генерального штаба, штабс-капитан Рудановский. Две роты (11 и 12) Астраханского гренадерского полка при 6 казаках, под начальством майора Голенищева-Кутузова, находятся в местечке Двиносах (Долгиновской волости). Две роты (5 и 6 линейные) Новоингерманландского пехотного полка в г. Вилейке, с целью охранять город и для конвоировки транспортов и пленных, отправляемых по назначению начальства, и две роты (7 и 8 линейные) Новоингерманландского пехотного полка, 1-я в д. Любани и 2-я в м. Коженце, с целью делать передвижение по району определенных им месте и постоянно наблюдать за ходом дел революционных партий. При этом считаю долгом своим довести до сведения Вашего Превосходительства, что войска эти находятся в отличном порядке, несмотря на постоянные передвижения из одного места в другое в последние три недели, сохранили бодрый вид, неутомимо преодолевали трудности походной службы и во всем представляют приятную надежду на верный успех, в случае, встречи с неприятелем. Начальники отрядов вполне, понимают свои обязанности и с готовностью; и с знанием своего дела служат мне лучшими помощниками. Об офицерах генерального штаба штабс-капитане Рудановском я прошу Ваше Превосходительство особо довести до сведения Его Высокопревосходительства господина начальника края, как о самом полезном здесь офицере, успевшем в короткое время, как собрать самые верные сведения о действиях революционной партии, так и определить степень ее влияния в различных частях вверенного мне уезда. В нахождении шаек и в открытии лиц, принимающих участие в мятеже, он принимал непосредственное участие и в настоящее время мною оставлен снова при отряде майора Бернадского, для разъяснения полученных сведений о движении шаек из Минского уезда, чрез Вилейский уезд в Борисовский, где в окрестностях Путилова, предводитель их Чижик, соединившись с Конопорским, имеет в виду остаться в продолжение двух недель. Для противодействия их намерениям приняты уже меры и отряд майора Бернадского во всякое время готов к встрече.
    Сегодня утром 7 и 8 роты Новоингерманландского полка, по моему приказание выступили на Мадзиончи и Темплово для прикрытия со стороны Дисненскаго уезда.
    Подполковник Васильев». /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 234-235./
                                                                      № 257.
    Рапорт Минского губернатора Виленскому генерал-губернатору с представлением списка предводителям мятежнических шаек, действовавших в Минской губернии 31 декабря 1863 года. № 4270.
                                                    (П.О. 1863 года № 1898 л. 29-33)
    Имею честь представить Вашему Высокопревосходительству доставленный мне Высочайше учрежденного в г. Минске по политическим делам комиссиею список предводителям мятежнических шаек, действовавших в Минской губ.
    Нужным считаю присовокупить:...
    3) Что сверх означенных выше предводителей шаек, добровольно явившихся из шаек, указывают на Лукашевича, Хмаровича и Юндзилла, действовавших в Новогрудском и Слуцком уездах и Чижика, находившегося в Борисовском уезде, ныне присланного из Смоленска и переданного в Минскую следственную комиссию...
    Генерал-лейтенант Заболотский». /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 401./
    Дополнительный список начальникам мятежнических шаек, извлеченный из дел Виленской следственной по политическим делам комиссии по 1 января 1863 года
                                                 (П.О. 1863 года № 1898 л. 255-259)
    27. Чижик (роста среднего, лицо продолговатое, волосы темно-русые – усы, бороду и бакенбарды носил). Штабс-капитан Малороссийского Гренадерского полка. Под арестом в Минске...
    Генерал-лейтенант Вислицкий. /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 405./
    «После разгрома отряда Козелла 16 мая при дер. Владыки Вилейского у. (из 200 повстанцев спаслось около 40, а Козел был убит). Чижик собрал останки повстанцев и увел их в Игуменские леса. Здесь в августе отряд Чижика соединился с отрядом С. Лясковского». /Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. 460./
    Отряд Вильгельма Станислава Лесковского, псевдоним Собэк (эгоист), успешно вел борьбу с царскими войсками (даже захватил 23 июля в плен царского генерала, который был отпущен под слово чести) вплоть до глубокой осени 1863 года, но, видя безвыходность дальнейшей борьбы, распустил отряд и через Петербург ушел за границу. Жил во Франции и Бельгии.
    «В октябре, после роспуска Лесковским отряда, Чижик получил подложный паспорт и намеривался уехать за границу, но был задержан в Ельне 21 декабря 1863 г. См. журнал военных действий в Минской губ. с 16 по 27 мая (ЦГВИА, ф. 484, оп. 1, д. 139, лл. 125-133), показания Конопацкого в Минском городском полицейском управлении (ЦГИА Лит. ССР, ф. 494, оп. 1, д. 674, лл. 6-9). /Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. 460./
    «1863 г. декабря 21 Ельня. – Показание М. Чижика при добровольной явке его в Ельнинское полицейское управление.
    Мельхиор Осипович Чижик родился в гор. Минске 1835 г., окрещен по римско-католическому обряду и воспитывался в кадетском корпусе. Окончив курсы воспитанников в Константиновском кадетском корпусе с награждением подпоручным чином в 1856 г. Прослужив в гренадерском корпусе до апреля месяца 1863 г., т. е. до времени, когда Московский гренадерский полк, в котором имел честь служить, получил назначение выступить в гор. Варшаву, я не имел и мысли в измене. Но поставленный в необходимость идти на войну против своих соотечественников, в среде которых я имел родных братьев, я хотел войти в отставку. Но полковой адъютант штабс-капитан Трубников и дивизионный адъютант штабс-капитан Добровольский указали мне статьи законов и временное уведомление о воспрещении отставки. Тогда я подал рапорт о болезни, и был принят в С.-Петербургский 1-й сухопутный госпиталь.
    Я был совершенно здоров и потому не мог получить отставки по болезни, а напротив был выписан из госпиталя. Полк мой уже находился в гор. Варшаве и мне было выдано Инспекторским департаментом свидетельство на проезд до гор. Варшавы. Я решил по данному свидетельству заехать к родным в Минской губ. и посоветоваться, что мне делать. 19 апреля я уже подъезжал к Борисову, в котором шурин мой исполнял должность чиновника для наблюдения за волостными правлениями, когда встретил знакомого мне помещика Александра Валицкого, от которого узнал, что шурин мой сидит в Минском остроге, а сестра уехала его навестить и что сегодня в ночь начинается в Литве восстание.
    Не имея возможности видеться с родными, боясь быть задержанным как не имеющий законного вида, и уговариваемый Александом Валицким, уверявшим, что восстает весь народ, и что он тоже офицер, а между тем тоже идет в партию, я стал колебаться и, наконец, решился на измену. Поступил я в партию Борисовского у., которая сейчас же выступила на соединение с партией Вилейского у. Начальником партии был Викентий Козел. В конце мая при стычке под д. Владыки Козел был убит и я, как единственный военный человек, принял начальство. Но неизвестный в уезде я пользовался только титулом, а всем заведовал в отряде Эрнст Ратынский – помещик Вилейского у. В августе месяце я соединился с партией Игуменского у. под начальством Лесковского.
    Когда настала осень и партию Лесковский распустил, мне как офицеру, предлагалось выехать за границу. Чувствуя всю тяжесть преступлений и не желая обременять себя новыми, я все отверг и решил пробираться в Петербург для заявления своего раскаяния лично пред государем императором. До гор. Витебска я дошел, после нанял извозчика. Приехав в Смоленск, я вспомнил о товарище Петре Борщевском. Узнал, что он находится в гор. Ельне, я решил заехать туда. Измученный и терзаемый совестью, во мне не стало сил для следования в Петербург и потому заявил о себе в гор. Ельне местной полиции.
    М. Чижик. [ЦГИА ЛитССР, ф. 1248, оп. 2., д. 265 лл.9-11. Подлинник. (В послужном списке и в другом, более подробном показании М. Чижика /там же, лл. 31, 38-41 и лл. 54-57/ имеются различные биографические сведения)]. /Русско-польские революционные связи. Т. I. Москва. 1963. С. 275-276./

                  /Янушкевіч К., Янушкевіч Я.  Партрэты паўстаньня. Ракаў. 2014. С. 50./


    Специальной следственной комиссией в Минске Мельхиор Чижик был допрошен 16-22 января и 25-28 января 1864 года, а затем 3 марта 1864 года перед полевым судом при Минском батальоне внутренней стражи. Военный суд приговорил его к смертной казни, а полевой аудиториат заменил казнь пожизненной каторгой в рудниках. /Смирнов А. Ф.  Революционные связи народов России и Польши. 30-60 годы XIX века. Москва. 1962. С. 292-293; Дьяков В. А.  Герцен, Огарев и комитет русских офицеров в Польше. // Революционная ситуация в России в 1859-1861. Москва. 1963. С. 78; Дьяков В.  Революционная организация офицеров русской армии в Польше // Русско-польские революционные связи. Т. I. Москва. 1963. С. 275-276; Дьяков В. А.  Петербургские офицерские организации конца 50-х – начала 60-х годов XIX века и их роль в истории русско-польских революционных связей. // Ученые записки Института славяноведения АН СССР. Т. XXVIII. Из истории классовой борьбы и национально-освободительного движения в славянских странах. Москва. 1964. С. 345; Дьяков В. А., Миллер И. С.  Революционное движение в русской армии и восстание 1863 г. Москва. 1964. С. 183-184, 446; Жюгжда Ю., Лазутка С.  Предисловие... Pratarme... Прадмова //  Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. Х; ХXVII; XLII; Киселев Г. В.  Указатель имен. // Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем  в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг.  Москва. 1964. С. 689; Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг. Москва. 1965. С. 421, 444, 459-460, 580; Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). Москва. 1967. С. 33, 205, 208, 229, 255; Баркоўскі А.  Мельхіор і Богдан Чыжыкі. // Голас часу. Лондон. № 35 (2). 1995. Б. 15-17; Łaniec S.  Partyzanci kresów Północno-Wschódnich w powstaniu styczniowym. (Ziemie białoruskie). Toruń. 1996. S. 36-37; Czyżyk Melchior. // Polnischer biographischer index. München. 1998. S. 221; Маракоў Л.  Вынішчэнне. Рэпрэсаваныя беларускія літаратары. Менск. 2000. С. 46-47; Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы.  Мінск. 2001. С. 99; Маракоў Л. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі. 1794-1991. Энцыклапедычны даведнік у трох тамах. Т. 2.  Мінск. 2003. С. 335-336; Матвейчык Д. Ч.  Паўстанне 1863-1864 гадоў у Беларусі. Нарыс баявых дзеянняў. Мінск 2013. С. 69; Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях. Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 369-370, 374, 378, 382, 390; Хаценчык Д., Канецкі Д.  Мяцежны 1863 год. // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. Вып. 1. Мінск. 2014. С. 10, 13, 17; Чыжык Мельхіёр. // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 615./
    22 мая 1864 года в пятницу газета «Минские губернские ведомости» за № 21 сообщала:
    «По военно-судовому делу о штабс-капитане Московского Гренадерского великого герцога Фридриха Мекленбургского полка дворянине Минской губ. Мельхиоре Осипове Чижике, сужденного по полевому уголовному уложению за отлучку из службы, присоединение к мятежу и предводительствовании мятежническою шайкой, главный начальник края конфирмациею от 9 марта определил: штабс-капитан Чижика, лишив всех прав состояния сослать в каторжную работу в рудниках на 20 лет». /Минские губернские ведомости. Минск. № 21. Пятница. 22 мая 1864. С. 391./



    «743. Чижик Мельхиор Осипов. Штабс-капитан. Имения нет». /«Ведомость об секвестрированных, конфискованных и подвергнутых запрещению имений а также о движимости принадлежащий лицам, участвовавшим в мятеже». НГАБ. Ф. 299. Воп. 2. Спр. 6062. Л. 95./
    Кстати «главный начальник края» генерал-губернатор М. Муравьев, прозванный в народе «вешателем», в докладной записке князю В. А. Долгорукову, от 18 февраля 1864 года за № 695, писал: «От Министра Внутренних Дел будет зависеть сделать надлежащие указания и определить места, в которых водворять сосланных в Сибирь на поселение или на житие. Я полагаю, что пустынные места могли бы быть ими заселены: ибо эти люди не хлебопашцы, им не нужен плодородный грунт; они могут прожить свой век и в Якутской области и в Туруханском крае и в северных частях Томской губернии, с небольшим пособием от казны, и конечно, они не будут вредны для тамошнего населения» /Rok 1863 na Mińszczynie ź Materjały Arhiwum wydiału III b. kancelarji cesarskiej. Mińsk. 1927. S. 149./
    Каторгу Мельхиор Чижик отбывал в Сивяково (Сиваково) в Забайкальской области, в 32 км на юго-запад от Читы на правом берегу реки Ингода, где во 2-й пол. 1860-х гг. разместили временную Сивяковскую тюрьму Нерчинской каторги. /Lit.: MWP, zb. A. Kr., inf. przy fot. 6kr/77, 4113/430 MW; arch. A. Kr. 71-H „Zesłani", s. 46; J. Maliszewski, Sybiracy..., s. 15; W. Czernik, s. 20; P. Ł. Kazarian, Okkminskaja..., s. 121, 167; R. Mienicki, PSB, t. IV; LIV, GAIO, [w:] kartoteka IH PAN./ Здесь размещались сосланные участники восстания 1863-1864 гг. Тюрьма состояла из бревенчатых тюремных помещений барачного типа и землянок. В 1865 г. в ней содержалось от 398 до 567 чел., в 1868 – ок. 200, позже по 70–80 чел. Труд узников использовался на строительстве барж, заготовке леса, в подготовке снаряжения и сплава казенных амурских грузов по рр. Ингода, Шилка и Амур. Там же находился Бенедикт Дыбовский, который с товарищами, среди которых были Виктор Годлевский, художник Вронский, геолог Александр Чекановский, Владислав Ксенжопольский и Михаил Янковский, строили на каторге баржи на р. Ингоде.
    Всемилостивейший манифест от 1 апреля 1866 года Мельхиору сократил срок каторги и он вышел на поселение в село Урик Уриковской волости Иркутской губернии. Кстати там, на реке Утулук находится порог Чижик. Вскоре Мельхиор устроился конторщиком на частные золотые прииска. В 1874 г. ему вернули сословные права. /Lit.: MWP, zb. A. Kr., inf. przy fot. 6kr/77, 4113/430 MW; arch. A. Kr. 71-H „Zesłani", s. 46; J. Maliszewski, Sybiracy..., s. 15; W. Czernik, s. 20; P. Ł. Kazarian, Okkminskaja..., s. 121, 167; R. Mienicki, PSB, t. IV; LIV, GAIO, [w:] kartoteka IH PAN./
    «За Чижиком последовала в Сибирь... и его нареченная панна Гедройц из Вилейки, где на далеком севере соединилась браком с любимым человеком, верно деля с ним дулю изгнанника» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 104./
    «№ 8 Мельхиор и Станислава Чижики
    Тысяча восемьсот семидесятого года двадцать второго дня Декабря месяца, во время объезда по приходу на Мачинских золотых резиденциях Олекминского округа настоятель Иркутской Римско-Католической Церкви Христофор Шверницкий на основании Диспенсации данной ему Могилевским Архиепархальным Духовным Начальством освобождающей от предбрачных в Церкви оглашений по сделании одного только оглашения перед совершением брака.
    Политического ссыльного Мельхиора Чижика с Девицею Станиславою Гедройц по сделании предварительно строгого с обеих сторон на письме изъявленного исследования о препятствиях к бракосочетанию и по неоткрытию никаких равно по изъявленному от обеих лиц взаимному согласию внешними знаками обнаруженному.
    Благородных Осипа и Анны, урожденной Жилковской, Чижиков законных супругов сына – Благородных Богуслава и Елеоноры, урожденной Петрашко, Гедройцев законных супругов дочерью, бракам сочетал и в лице Церкви торжественно благословил в присутствии веры достойных свидетелей Августа Старжинского и Эдуарда Лазовского. [арк. 45] /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 121./
    Отметим, что Август Старжинский 1812 г. р. происходил из дворян Брацлавского уезда Подольской губернии. За злонамеренное хранение разного оружия, боевых снарядов и других вещей для мятежа по конфирмации Командующего войсками Киевского военного округа был лишен всех прав состояния и сослан в Сибирь. В Якутск доставлен 17 ноября1867 г. По манифесту 17 мая 1871 г. ему были вернули прежние правы состояния. Умер у 1874 г.
    Эдвард Лозовский, из «околиц Гирек», вольна практикующий доктор Новогрудского уезда Минской губернии. В восстании участвовал в отряде Янки Коваля, шляхтича Слонимского уезда Гродненской губернии Молодовского, который действовал в Минской губернии. Па конфирмации в 1864 г. был лишен всех прав состояния с конфискацией имущества и сослан в Сибирь. В ссылке женился на бывшей повстанке Антонине Табенской, шляхтянке Лидского уезда Виленской губернии. Затем Лозовские переехали в Казань, позней в Возновку Смоленской губернию, а в 1885 г. в Варшаву.
    В скором времени у Чижиков на Воскресенском прииске Мало-Патомского товарищества начали рождаться дети:
    «№ 47 Станислав Антон Чижик
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцать девятого дня Декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском Прииске по речке Ухогану Малопатомскога товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Станислав Антон настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Мельхиора [Каспера-Бальтазара] и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов сын, родившийся 1 ноября 1872 года в 5 часов утра на оном же Прииске.
    Восприемниками были Михаил Гржибовский с Констанциею Малецкою в Присутствии Адама Германа. [арк. 12 (адв)]
    № 48 Богдан Иосиф Чижик
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцать девятого дня Декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском Прииске по речке Ухогану Малопатомскога товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Богдан Иосиф настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Мельхиора [Каспера-Бальтазара] и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов сын, родившийся 18 февраля 1874 года в 10 часов дня на оном же Прииске.
    Восприемниками были выбраны родителями младенца Присутствующий Иосиф Малецкий с отсутствующею Юлиею Чижик, а вместо ее держала ребенка во время крещения Анна Аллакова в присутствии Михаила Гржибовского. [арк. 12 (адв)]
    № 49. Анна Елеанора Чижик
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцать девятого дня декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском Прииске по речке Ухогану Малопатомскога товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Анна Елеонора настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Мельхиора [Каспера-Бальтазара] и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов дочь, родившаяся 18 июля с. г. в 5 часов вечера на оном же заводе.
    Восприемниками были Адам и Олимпия Германы в присутствии Иосифа Малецкого. [арк. 13]
    В трех статьях Чижиков означенных под номером №№ 47-48 и 49 дописаны два последних имени отца младенцев «Каспера-Бальтазара» по указу Консистории от 13 февраля 1886 г. за № 839 Арх. /подпіс/» [арк. 13] /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 125./
    «В 1878 г. получил право проживать в Царстве Польском и Западных губерниях». /Русско-польские революционные связи. Т. II. Москва. 1963. С. 767./
   
Знаменитый исследователь Прибайкалья, Дальнего Востока и Камчатки Бенедикт Тадеуш Дыбовский будучи с 1862 г. экстраординарным профессором зоологии и палеонтологии в Главной школе Варшавы примкнул к восстанию 1863 г., за что в 1864 году был приговорен к 12-летней каторге и сослан в Восточную Сибирь, вспоминал: «Этот Чижик всё промышляет на северных приисках. Он мой школьный товарищ по Минской гимназии, мечтатель и поэт, который всегда вынашивал проекты преобразования человека...» /Pamiętnik Dra Benedykta Dybowskiego od roku 1862 zacząwszy do roku 1878. Lwów. 1930. S. 536. / Пользуясь поддержкой Восточно-Сибирского отдела Русского Императорского Географического Общества, Дыбовский начал изучать фауну Прибайкалья, Приамурья и Дальнего Востока. Собрал большую коллекцию представителей фауны Сибири и обогатил зоологию целым рядом новых открытий. Благодаря усилиям Петербургской Академии Наук он в 1877 г. вернулся на родину, но скоро, желая изучить Камчатку, взял место окружного врача в Петропавловске-Камчатском. В частности, он подробно изучал природу Командорских островов. В 1878 году Дыбовский снова приехал в Восточную Сибирь и с 1879 года работал врачом в Петропавловске-на-Камчатке, где продолжил исследования по зоогеографии. Дыбовский не принял «идею Русского Географического Общества о добавлении к его фамилии придомка «Байкальский», отказался от предложенных ему кафедр в Томском и Петербургском университетах, эмигрировал в Австрию». /Калубович А.  На крыжовай дарозе. Творы з эміграцыі. Менск. 1994. С. 181./ С 1883 г. преподавал во Львовском университете. Стал руководителем кафедры зоологии, создал зоомузей. В 1906 г. вышел на пенсию и переехал к сестре в родовое имение в Минской губернии Российской империи. С началом Первой мировой войны был арестован как австрийский подданный и сослан в Иркутск, по прибытии на место местные власти отказались
его принять и распорядились об его этапировании в Якутскую область. От якутской ссылки престарелого  ученого спасли усилия Петербургской Академии Наук и Императорского Географического Общества. Он вернулся обратно в имение. Когда туда пришли немецкие войска, он получил позволение оккупационных властей выехать во Львов. Там он встретил конец войны и образование польского независимого государства. 14 января 1928 г. он был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. Умер во Львове 31 января 1930 г. и похоронен на Лычаковском кладбище в некрополе повстанцев 1863 года.
    18 декабря 1881 года в Мачинской резиденции у «дворян Минской губернии» Мельхиора и Станиславы Чижик, «законных супругов» рождается сын Константин, которого окрестил 2 марта 1883 года, во время объезда по приходу, вице-куратор Иркутского костела ксендз Иосиф Левкович.
    “Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, второго дня марта месяца во время объезда по приходу на Мачинской резиденции Ленского То Олекминского округа окрещен младенец по имени Константин Вице-Куратором Иркутской Римско-Католической церкви Кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных, дворян Минской губернии Мельхиора Гаспара Бальтазара и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов сын, родившийся 18 декабря 1881 года на той же резиденции.
    Восприемниками были Эдуард Квятковский с Констанциею Витковской девицею. [арк. 8] /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 134./
   В 1891 г. историк Василий Иванович Семевский, брат которого Александр Семевский учился на одном курсе с Мельхиором Чижиком в Полоцком кадетском корпусе, по инициативе Иннокентия Сибирякова предпринял путешествие по Сибири для знакомства с местными архивами. Побывал он и в Маче. Помимо архивных данных его интересовало также современное положение рабочих на золотых приисках Якутии, и ему удалось собрать массу фактического материала для своего исследования «Рабочие на сибирских золотых промыслах», которое появилось на страницах «Русской мысли» в 1893 — 1894 годах и в окончательном виде в 1898 году. За эту работу учёный был удостоен Самаринской премии.
    В Сибирь вместе со Станиславою Гедройц па всей видимости отправились и ее сёстры:
                                                            Казимера Гедройц
    Тысяча восемьсот семьдесят второго года первого дня сентября месяца в Иркутской Римско-Католической церкви настоятель сей же церкви Христофор Шверницкий по троекратном оглашении из коих первое 20, второе 27 августа и третье 1 сентября сего года перед народом собравшимся на литургию сделаны.
    Политического ссыльного Леопольда Цимерского, юношу 25 лет, с дворянкою Казимерою Гедройц, девицею 20 лет, обоих сей же церкви прихожан...
    Благородных Михаила и Сабины, с Ленгертов, Цимерских, законных супругов, сына – Благородных Богуслава и Елены, с Высоцких, Гедройцев законных супругов, дочерью браком сочетал и в лице церкви торжественно поблагословил в присутствии свидетелей Юлиана Кендерского, Леонарда Гриневича и Викентия Климовича. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 122. Арк. 16 (адв)./
    Тысяча восемьсот семьдесят четвертого года тридцатого дня января месяца в Иркутской Римско-Католической церкви окрещен младенец по имени Казимир Иван настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Благородных Леона и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, родившийся 27 декабря в 8 часов утра в Иркутске.
    Восприемниками были Казимер Яворовский с Вандою Гриневич в присутствии Осипа Цимерского и Виктории Яворовской. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 124. Арк. 1./
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года пятнадцатого дня ноября месяца в Иркутской Римско-Католической церкви окрещен младенец по имени Станислава Елена настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян Леопольда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 5 октября с.г. в 2 часа полудни.
    Восприемниками были: надворный советник Леонард Гриневич с Викториею Яворскою, в присутствии Фелициана Горецкого. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 125. Арк. 11./
    Тысяча восемьсот семьдесят девятого года двадцать третьего дня января месяца в Иркутской Римско-Католической церкви окрещен младенец Витольд настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви с совершением всех обрядов таинства.
    Благородных дворян из политических ссыльных Леопольда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов сын, родившийся 19 сентября с.г. в 9 часов утра в г. Иркутске.
    Восприемниками были Иосиф Минкевич с Романою Минкевич. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.5 (адв)./
    Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года двадцать шестого февраля дня во время объезда по приходу на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа окрещен младенец по имени Елена Вице-куратором Иркутской Римско-Католической церкви кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных дворян из Галиции Леонарда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 24 октября 1882 г. на тех же приисках.
    Восприемниками были Вацлав Доманский со Станиславою, супругою Мельхиора Чижика. Присутствовали Витольд Цимерский с Ядвигою Цимерскою, девицею. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.7 (адв)./
    Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года двадцать шестого февраля дня во время объезда по приходу на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа окрещен младенец по имени Мария Алина Вице-куратором Иркутской Римско-Католической церкви кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных дворян из Галиции Леонарда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 22 января 1881 г. на тех же приисках.
    Восприемниками были Вацлав Доманский со Станиславою, супругою Мельхиора Чижика. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.7 (адв.)
                                                        Канстанция Гедройц
    Тысяча восемьсот семьдесят второго года первого дня сентября месяца в Иркутской Римско-Католической церкви настоятель сей же церкви Христофор Шверницкий по троекратном оглашении из коих первое 20, второе 27 августа и третье 1 сентября сего года перед народом собравшимся на литургию сделаны.
    Политического ссыльного Иосифа Малецкого юношу 27 лет с дворянкою Констанциею Гедройц девицею 19 лет обоих сей же церкви прихожан по сделании...
    Благородных Ромуальда и Виктории, с Войшвилов, Малецких, законных супругов, сына – Благородных Богуслава и Елены, с Высоцких, Гедройцев, законных супругов, дочерью, браком сочетал и в лице церкви торжественно поблагословил в присутствии свидетелей Юлияна Кендерского Леонарда Гриневича и Викентия Климовича. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 122. Арк. 17./
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцатого девятого дня декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском прииске по речке Ухогану Малопатомского товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Елена Паулина настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Иосифа и Констанции, урожденной Гедройц, Малецких, законных супругов дочь, родившаяся 20 декабря 1873 года в 8 часов вечера.
    Восприемниками были: Михаил Гржибовский с Станиславою Чижик в присутствии Адама Германа. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 125. Арк. 13./
    Мой дедушка Тадеуш, - пишет Галина Ярошевская, - опекал ее, она уже старенькая жила одна”.
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцатого девятого дня декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском прииске по речке Ухогану Малопатомского товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Мария Виргиния настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Иосифа и Констанции, урожденной Гедройц, Малецких, законных супругов дочь, родившаяся 31 августа с. г. в 2 часа утра на оном прииске.
    Восприемниками были: Мельхиор Чижик с Станиславою Чижик в присутствии Адама Германа. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 125. Арк. 13 (адв)./
    Тысяча восемьсот семьдесят восьмого года двадцатого первого дня января месяца во время объезда по приходу для исполнения духовных треб на Воскресенском прииске по речке Ухоган Малопатомского товарищества Олекминского округа окрещен младенец по Ромуальд Доминик настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян Иосифа и Констанции, урожденной Гедройц, Малецких, законных супругов сын, родившейся 11 мая 1977 г. в 8 часов утра на том же прииске.
    Восприемниками были Адам Герман с Александрою Перетолчиной. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 129. Арк. 9./
    Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года двадцать шестого февраля дня во время объезда по приходу на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа окрещен младенец по имени Мария Алина Вице-куратором Иркутской Римско-Католической церкви кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных дворян из Галиции Леонарда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 22 января 1881 г. на тех же приисках.
    Восприемниками были Вацлав Доманский со Станиславою, супругою Мельхиора Чижика. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.7 (адв.)
    В феврале 1883 года в архивных документах еще встречается имя «Станиславы, супруги Мельхиора  Чижика», когда она была восприемницей «Марии Алины... дочери Леонарда (Эдуарда ?) Казимиры урожденной Гедройц Цимерских». Тогда же, видать после ее смерти, в Вильно с ними была отправлена Анна Елеонора Чижик, которая жила у «Алины Эдуардовны, в замужестве Олещкевич, и Марии Эдуардовны, в замужестве Козловской» по сведениям Галины Ярошевской. [род. 12 декабря 1968 г. в Москве (РСФСР-СССР), затем была школа № 84, Москва 1976-1984; МГКИТ (МРАСТ) Московский государственный колледж информационных технологий, Факультет: Программирование 1984-1988; МЭИ Московский Энергетический Институт (Технический Университет), Факультет: Институт автоматики и вычислительной техники (АВТИ) Кафедра: КЭВА 1988-1995]
    «Дело в том, - пишет Галина Ярошевская, - что мы считали. что Анна Елеанора (моя прабабушка) родилась в 1877 году. Возможно, что мы ошибались, и ее год рождения 1875. Но нам известно, что ее мать умерла очень скоро после рождения Анны, (и Анну отправили к родным в Вильно, где она
выросла, а отца с мачехой навещала примерно в 1897). Фотография Анны с отцом была подарена Анной каким-то родственникам (подпись – дяде и тете), а потом опять оказалась у нас. А от второй жены у Мельхиора был сын Богдан, родившийся в 1899 году. Это был известный человек, его именем названа улица в Якутске...
  На групповом снимке Анна Елеонора с родственниками. «Скорее всего фотография снята в Вильно, но на ней нет надписей. Молодой человек, сидящий слева, есть еще на нескольких фотографиях, снятых уже в Сибири, с Анной и детьми. Может, это и есть брат и он приезжал к сестре в Сибирь...
    Анна Елеонора Чижик вышла замуж в Вильно за инженера, революционера. Ее муж, Папкевич Ян Янович, родился в Гродно. Закончил Виленское училище и работал на постройках железных дорог.
    Там была семейная история, не знаю, насколько правдивая. Когда Анна Мельхиоровна вышла замуж и собралась уезжать в Сибирь, какой-то ее брат (Станислав ?), может двоюродный, очень отговаривал ее ехать. Когда он понял, что Анна все равно поедет, он сказал: «Лучше умереть, чем ехать опять в Сибирь!» и выстрелил в нее. Попал ей в руку, пуля застряла в мягких тканях, и всю жизнь у нее на руке под кожей между кистью и локтем можно
было прощупать пулю... Странно конечно, как он мог попасть в руку, как может пуля застрять под кожей и не давать о себе знать... У нее была ампутирована нога (из-за варикоза), но рука была нормальная... Умерла в 1939 году...
    Папковичи уехали в Сибирь. Их старшие дети Ядвига и Витольд родились в
Верхотурье и Кунгуре в Пермском крае. Они много ездили по стране, Ян Янавич строил мосты и туннели (некоторые и сейчас еще действуют), жили в Екатеринбурге. Немного жили в Санкт-Петербурге, там родился младший Тадэуш (мой дедушка). С 1918 жили в Москве...
    Из семейных рассказов (или преданий) знаю, что Мельхиор Чижик был очень сильный человек: мог согнуть подкову или монету. Об этом знали все вокруг. Когда Мельхиор перевозил золото, его боялись даже нападавшие на них грабители, не хотели набрасываться на Мельхиора, зная, что он может легко раскидать несколько человек...
   
Ещё известно, что Мельхиор был очень воспитанным человеком, никогда грубо не выражался. Однажды он пришёл домой очень радостный и гордо сказал:
    — Я сейчас выругался!
    — Как же ты выругался? — спросили его.
    — Я шёл по улице, а за мной бежали мальчишки и дразнились. Я повернулся к ним, погрозил пальцем и сказал: «Ах вы такие-сякие!»
    Для него слова «такие-сякие» казалось страшным ругательством. И это после 4 лет каторги!»
    Тут надо сказать, что Гедройцы - княжеский род в ВКЛ герба «Роза» /на золоченом поле красная роза/. Многие Гедройцы затем упоминаются в источниках без княжеского титула, что свидетельствует о упадке рода. /Насевіч В. Л.  Гедройцы. // Энцыклапедыя Бгісторыі Беларусі ў 6 тамах.Т. 2. Мінск. 1994. С. 502./ В восстании 1863 г. принимал участие Антон Гедройць, побочный сын Фелициана Гедройца из Вилейского уезда. /«Ведомость об секвестрированных, конфискованных и подвергнутых запрещению имений а также о движимости принадлежащий лицам, участвовавшим в мятеже». НГАБ. Ф. 299. Воп. 2. Спр. 6062. Л. 95./ Князь Витольд Гедройц (1826-1879), уроженец имения Ляховичи Кобринского уезда Гродненской области, во время восстания был комиссаром Виленского уезда. Каторгу отбывал в Петровском заводе и Сивяковой. В 1869 получил разрешение переехать в Вятку, а затем в Варшаву. Александр Гедройц, горный инженер, который в 1880-1890 проводил геологические исследования на Литве, а затем в Сибири в бассейне Амура. /Zieliński S.  Mały słownik pionierów polskich kolonjalnych i morskich. Podróżnicy, odkrywcy, zdobywcy, badacze, eksploratorzy, emigrańci-pamiętnikarze, działacze i pisarze migracyjni. Warszawa. 1933. S.-118./ Раиса Адамовна Кудашева, урождённая княжна Гидройц (3 (15) августа 1878, Москва — 4 ноября 1964, Москва) — автор слов песни «В лесу родилась ёлочка».
    Тысяча восемьсот девяносто четвертого года одиннадцатого дня января месяца во время объезда по приходу для исполнения духовных треб на Воскресенском прииске Малопатомского товарищества Олекминского округа Якутской области окрещен младенец по имени Александр Викарным священником Иркутской Римско-Католической церкви Иосифом Розгой с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян Витольда Ремигиюша и Алины Ядвиги Казимиры, урожденной Страсовны, Гедройцев, законных супругов сын, родившийся 20 января 1893 года на Воскресенском прииске Олекминской системы Олекминского округа Якутской области.
    Восприемниками были Валериан Иванович Верига с Мариею Минин, супругою горного исправника Олекминской системы. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 138. Арк. 4 (адв)./ Отметим что Валериан Верига это племянник белорусского поэта, участника восстания 1863 г. Артема Вериго-Даревского. В статье С. А. Борковского и А. И. Мальдиса «Поэтическое наследие Артемия Вериги-Даревского» в московском журнале «Советское славяноведение» (№2, за 1971 г.) сообщается, что А. Вериго-Даревский «последние годы жизни (1881-1884)… провел на золотых приисках в Витимской тайге; там, вероятнее всего, и умер». (С. 36) По словам Г. Киселева в семейной хронике Веригов записано что «Валериан Вериго, отбыв наказание, был главноупровляющим Константиновского «прииска» Ратковских-Рожновских, около Бодайбо». («Полымя», 1966, № 4, с. 173).
    Тысяча восемьсот девяносто шестого года 3 дня января месяца на золотых приисках Малопотомского товарищества Олекминского округа Якутской области Викарным Иркутской Римско-Католической церкви ксендзом Жижисом во время разъезда по приходу окрещен младенец по имени Густав с совершением всех обрядов таинства.
    Потомственных дворян Минской губернии Витольда Ремигия и Алины Ядвиги Казимиры, урожденной Страус, Гедройц сын, родившийся 8 августа 1895 г. на Возкресенском прииске Олекминской системы Олекминского округа Якутской области...
    Восприемниками были горный исправник Олекминской системы Владимир Петрович Минин с Наталиею, женой горного ревизора золотых приисков Левицкого, присутствовали Казимир Леопольдович Цимерский с Мариею, женой горного исправника золотых приисков Минина. /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 139. Арк. 21./ Видать Левицкие это родители известного композитора Дмитрия Романовича Рогаль-Левицкого, который «родился 2 (14) июля 1898 года на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа Якутской области Российской империи в семье горного инженера». /Рогаль-Левицкий Д.  Якутская народная песня. Койданава. 2010. С. 1./
    Как-то позвонил Леонид Акалович, исследователь родов белорусской шляхты и сообщил что в Национальном историческом архиве Беларусси встретил известие:
    Гедройц Осип Болеславович (Буславовіч)
    Сын Неманских
    Жена  Шевцова Фефрония Александровна
    Дети:
    Антон  1891
    Константин 1894
    Михаил 1896
   1918
    31 августа 1876 г. Золотые промыслы Гинсбурга Олекминского окр. Якут обл. /НГАБ. Ф. 319. Оп. 2. Д. 689. Л. 102./
    «Весной 1881 г. трем ссыльным удалось бежать из г. Киренска Иркутской губ., благодаря стечению исключительно благоприятных условий. Для найма рабочих на летние работы на Олекминских приисках приехал в г. Киренск приисковый служащий, поляк Гедройц. Он сочувствовал революционному движению в России и помог бежать М. Н. Чикоидзе, В. Абр. Панкратьеву и М. Ф. Клименко. Под фальшивками он нанял их рабочими на прииски, выдал им задатки (на которые они экипировались, как рабочие) и отправил их в партии с другими рабочими в Олекминский округ, т. е вниз по реке Лене, где, понятно, никому не пришло в голову ловить бежавших. Проработав до 1 октября на приисках, все трое получили расчет и с заработанными вполне для проезда в Россию, в партии других рабочих благополучно миновали все заставы и вскоре достигли Москвы. /Тютчев Н, С.  В ссылке и другие воспоминания. Ч. ІІ. Москва. 1925. С. 69./
    Ну а на Маче жизнь шла своей чередой.
    «1888 г.
    Приход:
    По Мачинской Николаевской часовни, Якутской епархии Олекминского округа...
    Итого в приходе в 1888 г. – 504 р.
                        Приходящей суммы
    б). В пользу Христианства на Кавказе       1р. 60 к.
    д). В пользу Церквей и Школ Западного Края.... 2р. 90 к.» /НАРС(Я). Ф. 274. Оп. 1. Д. 1. Л. 2 (об)./
    «№ 12.  Род. 14. Крещ. 29. Сентябрь.
    Валерий (незаконнорожденный).
    Священническая дочь Зиновия Панфилова Попова, православного вероисповедания.
    Восприемники: Временно Олекминский 2-й гильдии купец Василий Афанасьев Желаев и фельдшерская законная жена Елизавета Митрофанова Буссова.
    Священник Николай Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1893 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 380. Л. 5 (об), 6./
    «№ 9. 12 Май.
    Дворянин Минской губернии Мельхиор Осипов Чижик, Римско-Католического исповедания, вторым браком 60 л.
    Священническая дочь девица Зиновия Панфилова Попова, православная, первым браком, 25 л.
    Поручителями были: Временный Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев, Иркутский мещанин Иван Петров Зыков и Александр Иванов Овчинников.
   Присутствующих не было.
    Торжество совершил: Священник Михаил Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга Якутской Духовной консистории данная Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 37 (об), 38./
    Правда злые языки говорят, что тут Мельхиор прикрыл шашни своего сына Станислава...
    «№ 20. Род. 25. Кр. 3 май. Николай (внебрачный).
    Крестьянская вдова Витимской волости Тесковского селения Анастасия Нилова Серкина, православного вероисповедания.
    Восприемники
    Поселенец Верхоленского округа и волости Николай Алексеев Евташев и священническая дочь Зиновия Панфиловна Попова. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 11 (об), 12./
    «№ 16.  Род. 7. Крещ. 11. Август.
    Констанция
    Дворянин Минской Губернии Мельхиор Иосипов Чижик, римско-католического исповедания и законная жена его Зиновия Панфилова, православного вероисповедания.
    Восприемники: Сын дворянина Станислав Мельхиоров Чижик и купеческая жена Олимпиада Викторова Клементьева».
    Священник Николай Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 16 (об), 17./
    «№ 30. Род. 10. Кр. 24 сентябрь. Никандр.
    Крестьянская девка Олекминского округа и волости, Точильной станции Пелагея Федоровна Яныгина, православного вероисповедания.
    Восприемники
    Поселенец Иркутской губернии и округа, Братско-Острожной волости Исай Артюнин и жена дворянина Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 20 (об), 21./
    «№ 17. 1 Ноябрь.
    Дворянин Ковенской губернии Шавельского уезда Антон Сильвестров Лимонт, Римско-Католического исповедания, первым браком, 50 л.
    Инородческая дочь из бурят, Балаганского ведомства девица Анастасия Николаева Баларова, православная, первым браком, 21 г.
    Поручители
    Олекминский купец Ефим Абрамов Бебин, Дворянин Болеслав Михайлов Глинский и Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев.
   Присутствующих не было.
    Таинство совершил: Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга Якутской Духовной консистории данная Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 41 (об), 44./
    «№ 37. Род. 23. Кр. 24 декабрь. Екатерина.
    Ссыльнопоселенец Якутской области, Западно-Кангаласского улуса, Богорадскога наслега Стефан Непомнящих и законная жена его Мария Алексеева, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Крестьянин Томской губернии, Усть-Талтарской волости, Спасского селения Михаил Иванов Увехов и жена Минского дворянина Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Михаил Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 29 (об), 30./
    «№ 9. Род. 4. Кр. 13 март. Иннокентий.
    Поселенец Иркутской губернии Нижнеудинского округа, Больше-Машлимской волости, Нартитского селения Иван Иванов Дасаулов и законная его жена Агафья Николаева, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и жена Минского дворянина Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Михаил Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 88 (об), 89./
    «№ 17. Род. 27. Кр. 1 апрель. Иоанн.
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и законная его жена Вера Петрова, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 92 (об), 93./
    «№ 14. Смерть 25. Погребен 26. Июль.
    Дворянина Минской губернии Мельхиор Осипов Чижик сын Владислав 2 г.
    От поноса.
    Погребен в ограде Мачинской часовни.
    Священник Николай Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная Якутской Духовной Консистории Притчу Мачинской Николаевской Церкви на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 15. Д. 82. Л. 133 (об), 134./
    «№ 42. Род. 27. Кр. 1 декабрь. Лидия.
    Крестьянин Тобольской губернии Томский мещанин Петр Михайлов Редников и законная его жена Вера Петрова, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 106 (об), 107./
    «№ 8. Род. 14. Кр. 16 февраль. Иннокентий.
    Дворянин Ковенской губернии Шавельского уезда Антон Сильвестров Лимонт римско-католического исповедания и законная его жена Анастасия Николаева, православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 8 (об), 9./
    «№ 11. Род. 1. Кр. 28 март. Донат.
    Дворянин Ковенской губернии Генрих Феликсов Герасимович и жена его Розалия Игнатьева, оба Римско-Католического исповедания.
    Восприемниками были
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 11 (об), 12./
    «№ 31. Род. 25 Июль. Кр. 12 Август.
    Богдан
    Дворянин Минской губернии Мельхиор Иосифов Чижик римско-католического вероисповедания, и законная жена его Зиновия Панфилова православного вероисповедания.
    Восприемниками были:
    Почетный мещанин Петр Михайлов Редников и жена сына Минского дворянина Мария Павлова Чижик.
    Священник Николай Петров Попов.
    Метрика выдана 24 июля 1912 г.
    Архивариус /подпіс/.
    Выдано за № 082580
    3/ХІ – 54 /подпіс/
    Выслано ІІ МД 115444
    30 ІІІ - 65». /НАРС(Я) Метрическая книга из Якутской Духовной Консистории Притчу Мачинской Николаевской Церкви на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 15. Д. 137. Л. 20./
                                                               (повторно)
                                              Свидетельство о рождении
                                                         КД № 082580
    Чижик Богдан Мельхиорович
    1899 г. 7 августа, Мачинская церковь 1899 сентября 25 за № 31 произведена соответствующая запись.
    Родители:
    Чижик Мельхиор Иосифович, русский.
    Чижик Зиновия Панфиловна, русская.
    Мача Бодайбинский ЯАССР.
    Место регистрации Мачинская церковь.
    Дата выдачи 3 ноября 1954 г. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 1. Л. 24./
    «№ 30. Род. 6. Кр. 8 сентябрь. Сергей.
    Поселенец Иркутской губернии Нижнеудинского уезда, Балаганской волости Иван Иванов Долгозоров и законная его жена Агриппина Николаева, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Поселенец Нижнеудинского уезда... Николай Ксенофонтов и жена дворянского сына Мария Павлова Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 19 (об), 20./
    «№ 32. Род. 14. Кр. 24 сентябрь. Сергей.
    Иркутский мещанин Алексей Иванов Петров и законная его жена София Ипполитовна, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Иркутский мещанин Федор Иванов Коновалов и жена сына Минского дворянина Мария Павлова Чижик.
    Священник Николай Петров Попов. /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 20 (об), 21./
    «№ 34.  См. 9. Погр. 12. Август.
    Дворянин Минской губернии Мельхиор Иосифов Чижик, Римско-Католического исповедания 66 л.
    От рака желудка.
    Исповедал и приобщил Священник Зосим Коровин
    По просьбе его семьи и родных препроводили на Мачу с пением Св. Божеств...
    Погребен в ограде Мачинской церкви.
    Священник Н. Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга выданная из Якутской Духовной Консистории Притчу Мачинской Николаевской Церкви на 1900 год. Ф. 226-и. Оп. 15. Д. 192. Л. 123./
    «Портрет мужчины в очках и с седой бородкой... На фот. подпись: «Мельхиор Чижик умер в
Нохтуйску Якут. обл.» /Lit.: MWP, zb. A. Kr., inf. przy fot. 6kr/77, 4113/430 MW; arch. A. Kr. 71-H „Zesłani", s. 46; J. Maliszewski, Sybiracy..., s. 15; W. Czernik, s. 20; P. Ł. Kazarian, Okkminskaja..., s. 121, 167; R. Mienicki, PSB, t. IV; LIV, GAIO, [w:] kartoteka IH PAN./
    Настоятель Иркутского костела ксендз Иосафат Жискар отмечал: «Животворным духом в Маче на протяжении последних десятков лет был бывший русский офицер, участник восстания 1863 года Мельхиор Чижик. Это был человек, энергию которого не сломали ни ссылка, ни все ужасы этапов и каторги. Добрый католик, он смог и здесь стать полезным для человечества. Осужденный на 20 лет каторжных работ и поселенный в Забайкалье, он после 4 лет перешел в категорию поселенцев. Тогда поступил работать на Воскресенский прииск на помыслах золота. Работа и честность Чижика были быстро оценены администрацией прииска. Вскоре правление доверило ему соответствующую должность – резидента в Маче. Деятельный и полный любви ближних, он смог наполнить новой жизнью резиденцию. Развивая, как только возможно, доверенное ему предприятие, одновременно энергично защищая интересы подчиненных ему конторщиков и рабочих. Его добропорядочность огромным потоком разливалась во все стороны. Еще и сегодня весь окрестный народ вспоминает с благодарностью имя своего добродетеля. Он вырос в воспоминаниях здешних жителей в фигуру почти легендарную. Отличался в течении всей своей жизни горячей верой и искренней привязанностью к костелу. Использовал каждый приезд ксендза, чтобы исповедоваться. Умер он в 1900 году. После смерти Чижика Мача начала быстро клониться к упадку. Сегодня она едва прозябает». /Żyskar J.  Obrazki z Syberji. // Przegląd katolicki. № 4. 27 stycznia. Warszawa. 1912. S. 52-53./
    1 сентября 1899 года на почтово-пассажирском пароходе «Работник» в распоряжение олекминского исправника был доставлен ссыльный Станислав Трусевич, 1871 г. р., уроженец Новогрудского уезда Минской губернии, которому «местные» ссыльные начали готовить побег.
    «Удалось найти лиц (конечно не из числа ссыльных), которые согласились дать приют близ Нохтуйска (на границе уезда). Удалось найти и лиц, которые взялись скрытно провести Трусевича до этого приюта (Это были: древний старик, поляк-повстанец 1863 г. Митневич и жена С. М. Чижика – М. П. Чижик, - смелая, энергичная женщина. Скрывался Трусевич в квартире С. М. Чижика». /Ольминский М. Эпизоды прошлого. // Вестник жизни. Москва. № 1. 1918. С. 12./
    «Ссыльные пошли на маленькую хитрость: они решили скрыть Трусевича в доме поселенца С. М. Чижика, а полиции тотчас же «донести» о его исчезновении. Пока будут вестись поиски, Трусевич переждет в безопасном месте, а когда тревога уляжется, двинется в путь. Старый поляк, повстанец 1863 года Митневич взялся доставить беглеца в деревню Нохтуйск, где жил Чижик. В трудный и опасный путь Станислава провожал Михаил Ольминский.
    Почти месяц пришлось Трусевичу скрываться в семье С. М. Чижика. Потом начался долгий и рискованный путь в центр России». /Корнилович Э. А.  Старейший профессионал. // Корнилович Э. А. Люди революционного долга. Минск. 1985. С. 66-67./

                                              Последние 30 сообщений PetrFadeev
                                                              2.12.2016, 19:29
    Добрый день.
    Один из моих предков по семейной «легенде» оставил семью в Вятской губернии и подался на заработки. Так и пропал без вести. Однако, на днях я получил документы из эстонского архива, где его супруге на запрос отвечают, что её муж найден:
    «Густав Георгиевич Аунапу (Gustav Reinhold Aunapu) в данный момент находится в числе рабочих на золотых приисках Якутская область, Нохтуйск, прииск «Золотой яр» золотодобытчика Станислава Мельхиоровича Чижика».
    Густав Аунапу ушел из дома в 1898 году, разыскали там его в 1901 году. Вероисповедание - лютеранское. Обратно в Вятку или Эстонию он не возвращался, никакой более информации о его судьбе нет.
    /forum.vgd.ru›…/
    «Политические ссыльные, получив разрешение или без разрешения, отлучались в горные округа, в частности на мачинские резиденции для педагогической деятельности.
    Так, например М. И. Швейцер после оставления места писаря в Нохтуйском волостном правлении, с начала сентября 1902 г., отлучался в Мачу, где у одного из резидентов давал уроки детям. В 1904 г. туда же из Нохтуйска ежедневно отлучался Я. М. Каплан, «занимающийся обучением малолетних детей в семье приискового служащего Чижика». /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 167; Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 2 изд. 1996. С. 167./
                                                                «Телеграмма
                                               Старшему советнику Олекминска
                                                                        № 211
                                                                      28 IX 1902
                       Швейцер на Маче у резидента Чижика дает уроки детям его
                                              Душкин. /НАРС(Я). Ф. 12 и. Оп. 17. Д. 10. Л. 9./
    Отметим, что бывший студент Московского университета Максимилиан Ильич Швейцер «14 июня 1902 г. был назначен помощником писаря Нохтуйского волосного правления. С сентября 1902 г. занимался уроками на Мачинской резиденции, однако в октябре, губернатором были запрещены отлучки из Нохтуйска в Мачу как пункт, находящийся на территории Иркутской губернии». /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Изд. 2-е доп. Якутск. 1996. С. 309./ 28 декабря 1902 г. Максимилиан выехал в Смоленск, а 26 февраля 1906 г. член боевой организации ПСР Швейцер погиб от своей же бомбы в Петербургской гостинице «Бристоль».
         Министерство                                                                                                   Секретно
        Внутренних Дел
           Департамент
            Полиции
    По особому Отделу
      20 ноября 1904 г.
             № 13771                                      Якутскому Губернатору
   По получении из агентурного источника сведениям, Заграничный Центр партии социалистов-революционеров высылает свои издания по адресу: «Нохтуйск [на Мачи] Ольге Михайловне Чижик».
    Сообщая об изложенном, совершенно доверительно Департамент Полиции имеет честь просить Ваше Превосходительство выяснить совершенно негласным путем лиц пользующихся вышеупомянутым адресом для конспиративных целей и о господствующим, вместе со сведениями об адресате, уведомить.
    За директора /подпіс/. /НАРС(Я). Ф. 12 и. Оп. 21. Д. 108. Л. 37./
         Министерство                                                                                                        Секретно
        Внутренних Дел
             Начальник
            Нохтуйской
    Почтово-Телеграфной
                Конторы
      Января 26 дня 1905 г.
                     № 93
                    с. Нохтуйск.                                              Его Превосходительству
                                                                               Господину Якутскому Губернатору
                                                                                      Рапорт
    На предписание от 8 числа сего января, за № 34, имею честь донести Вашему Превосходительству, что, по произведенным мною справкам, корреспонденции с адресом: «Ольге Михайловне Чижик»  вверенную мне контору не поступало.
    Начальник конторы
                                       Гаврильев. /НАРС(Я). Ф. 12 и. Оп. 21. Д. 108. Л. 38./
         Олекминский                                                                                        совершенно секретно
    Окружной Исправник
     Февраля 8 дня 1905 г.
                 № 43
          г. Олекминск.                                              Его Превосходительству
                                                                   Господину Якутскому Губернатору
                                                                                      Рапорт
    Вследствие предписания Вашего Превосходительства, от 8 января сего года за № 33, имею честь донести, что за совершенным отсутствием в Нохтуйской почтово-телеграфной конторе каких бы то ни было следов получения Ольгой Михайловной Чижик, как простой, так и заказной корреспонденции, мне не удалось заручиться ни одним фактом, свидетельствующим действительность получения ею издания «Заграничного Центра» партии социалистов революционеров. Точно также не удалось установить и лиц, пользующихся адресом г-жи Чижик для конспиративных целей.
    Из полученных мною негласным путем сведений между прочим выяснилось, что помянутая Ольга Михайловна Чижик (жена доверенного торговой фирмы «Коковин и Басов» на Маче) ведет почти исключительное знакомство с проживающим на Маче врачом Владимиром Павловым, состоящим под гласным надзором полиции, и с проживающим в с. Нохтуском, политическими ссыльными: Михаилом и Анной Красиковыми, Андреем и Марией Аргуновыми и Александром Чижиком и, кроме того была еще весьма в дружественных отношениях с освобожденным от надзора полиции Яковом Капланом, выбывшим 28 числа минувшего октября в г. Минск.
    И д Исправника /подпіс/ /НАРС(Я). Ф. 12 и. Оп. 21. Д. 108. Л. 39-39 об.; Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 121, 476; Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 2 изд. 1996. С. 121, 476./
    Со временем Ольга Михайловна Чижик превращается в Станислава Чижик.
    «Большевики распространяли революционную литературу и среди своих знакомых из местных жителей. Так олекминские ссыльные-марксисты распространяли нелегальную литературу через местную жительницу С. М. Чижик... (Ведущая роль русского народа в развитии народов Якутии. Якутск, 1955, стр. 94.) /Горький и Якутия (сочинения, письма, воспоминания). Якутск. 1968. С. 11./
    “Мача Иркутской губ. Бодайбинского уезда.
    Чижик Станислав Мельхиорович, 1872 г. русский.
    Языки: польский, немецкий.
                                                                      Автобиография
    С 1894 года по 1905 г. служил на Маче в Лензото. В 1900 году на Мачу впервые были сосланы соц. демократы, с которыми близко познакомился и вошел в их среду, и принял участие в политической жизни.
    В 1906 году выехал в Женеву, прожил там 8 месяцев, познакомился с программами разных партий и примкнул к большевикам. Выехав в Москву, с намерением работать, но попал в самые неблагоприятные времена и как много других в это время взялся за учебу. Приготовился на аттестат зрелости, чтобы поступить в университет, но получив отказ, выехал обратно в тайгу, не имея средств для существования.
    Все время до Февральской революции в парт. движ. не принимал, хотя в Бодайбо записался в партию Интернационалистов.
    Во время Февральской революции я был избран от Мачинской тайги в совет, выехал на Мачу, где до Октябрьской революции служил в кооперативе. После октября был избран от Мачинской тайги в Ревком, где и состоял до прихода Красильникова. Во время Колчака был учителем 4 классного училища в Маче. С падением Колчака был избран от Мачинской тайги предревкомом на Маче и в 1920 году перешел в партию большевиков, но через 7 месяцев ушел, не мог смириться с Синеглазовой.
    В 1921 году был избран в президиум Бодайбинского окружного исполкома и назначен Зав. Народным Образованием. Проживая в Бодайбо, в мае 1921 года вступил вторично в партию большевиков.
    В 1922 году был избран предволисполкома на Маче и назначен секретарем Мачинской ячейки, где и прослужил до 1924 года. В 1923 году Мача перешла с Бодайбинского в Киренский уезд до 1924 года; всё это время Мача была оторвана от Бодайбо, и не связывалась с Киренском, так как всё время протестовала против перевода; в это время связи с партией утратились, и когда мы были вновь присоединены к Бодайбо, нам предложили вновь записаться в партию. Я обратился в Иркутский Губернский Комитет и он выслал мои документы, на основании чего я и получил кандидатскую карточку. Время контактов в партии не было, так как я выезжал в Якутск, а потому до сих пор и остался кандидатом. Приехав в Якутск, 1 год 2 месяца служил в Алданзолото в Тоен-Ары заведующим базой, после того в Якутске служил 6 месяцев в Упроме, 7 л. в Тус-Балык, а сейчас в Якутторге в винном разлив складе.
    Станислав Мельхиорович Чижик.
    20 апреля 1928 г.
    г. Якутск». /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1475. Л. 11-12./
     «В 1918 году в Маче обосновались белогвардейские отряды. Летом этого года многие жители села Мача приняли участие в расстреле пассажиров красноармейского парохода. Оставшиеся в живых и продвигавшихся пешком в сторону Бодайбо, бывших пассажиров, белогвардейцы преследовали. Идти с бандитами в погоню отказался мачинский учитель Чижик. Бандиты не убили его из большого к нему уважения. 19 декабря 1919 года на Маче организован революционный комитет во главе с председателем Чижик. Власть передана без сопротивления, и в Маче сохранился порядок. После революции школу разместили в доме купца Коковинского». /Скиба О. Н.  Экскурс в историю. // gazetaolekma.ru/
                                      «Российская Коммунистическая партия (Большевиков)
                                                  Центральный Комитет – Отдел Испарт
                                                                                          8 января 1929 г.
    Удостоверяю, что т. Станислав Мельхиорович Чижик, в 1900-1903 гг. был социал-демократом, и комиссия Олекминских ссыльных считала его вполне своим человеком (партийных билетов в те времена, конечно не выдавали). т. Чижик принимал активное участие в побегах из ссылки (Трусевича, Зверя (Розенберг), Вольфсона, Фридмана и других, хранил и распространял нелегальную литературу, участвовал на собраниях, в том числе и наиболее конспиративных. В 1905 и 1906, я встречал его на партийной работе в Петербурге (ныне Ленинград), а с наступлением реакции вынужден он был, вследствие отсутствия заработка, вернуться в Мачинский район Якутской области. Знаю его, как энергичного и честного партийного работника.
    Председатель совета испарта ЦК РКП (б)
    М. Ольминский /подпіс/» /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1475. Л. 13./
                                                «Чижик Станислав Мельхиорович
   1872 г. р. пр. Воскресенский Бодайбинского р-на ВСК
    Зав. складом Якутзаготпушнины, служащий, чл. ВКП(б), поляк.
    Приг. н/с Якутска 20 мая 1935 г. по ст. 1 ч. 10 84 ук. к лишению свободы на 2 года.
    Сессией Главсуда 29 мая 1935 г. дело приостановлено и осужден условно с испытательным сроком на один год.
    Проходит по делу алдан/донесений за 1935 г. дх № 16». /Картотека осужденных лиц МВД РС(Я)/.
    [§ 1. За нарушение правил въезда и проживания в пограничной полосе и запретных пограничных зонах, а именно: за въезд без разрешения органов НКВД Союза ССР в пограничную полосу и в пограничные запретные зоны, передачу разрешения другим лицам, использование разрешений, выданных другим лицам, а равно за уклонение от регистрации выданного разрешения — виновные подлежат по постановлению Особого совещания при Народном комиссаре внутренних дел Союза ССР заключению в лагерь сроком от 1 года до 3 лет.]
    «Мой отчим и мать работали на Маче на приисках, где управляющим был брат Богдана Мельхиоровича – Станислав Мельхиорович. По характеру Станислав был полной противоположностью брату – очень горяч, вспыльчив, но добр и справедлив по отношению к рабочим. Его любили и уважали. Как я потом узнала он, занимая должность управляющего, по поручению нелегальной большевицкой организации способствовал побегам политических ссыльных. Я встречала Станислава в Якутске в доме Чижиков, иногда он запросто приходил к нам...
    В. Синеглазова,
    январь 1972 г.» /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 25 [Воспоминания товарищей о Богдане Мельхиоровиче Чижике (посмертно)] Л. 145./
                                                        Из учетных карточек
                                                   Чижик Зинаида Панфиловна
    1870 г. р. Русская. Отец священник, мать шитница.
    с 17 лет не верующая
    Начальная школа при приюте 2 г. (не окон.)
    Низшее
    Якутская женская прогимназия 5 лет (окон.)
    Владеет якутским.
    «Большую помощь ссыльным в организации побегов оказывали... сочувствующие ссыльным якутские обыватели вроде золотопромышленников бр. Поповых, акушерки Пастерниковой, Зинаиды Чижик и т. п.» /Виленский-Сибиряков В.  Якутская ссылка 1906-1917 годов. // 100 лет Якутской ССылки. Москва. 1934.  С. 258./
    Валерий, «внебрачный» старший сын Зинаиды Чижик, по всей видимости, был усыновлен, так как стал носить фамилию Чижик.
    Когда еврейская семья Тверских, с которой дружила Зинаида, поехала из Мачи в Якутск, то она попросила их «взять к себе старшего Валерика и дать ему возможность учиться в Якутском реальном училище».
    «Отец Богдана, штабс–капитан, в 1863 году за участие в крупном революционном восстании против царского деспотизма был приговорен к смертной казни, впоследствии замененной пожизненной ссылкой на Мачу... Мать, Зинаида Панфиловна Чижик, продолжала дело мужа. Старший сын Валерий, вместе с Михаилом Редниковым и Леонтием Тверским, с которыми он учился в Якутском реальном училище, состояли в революционном нелегальном кружке, которым руководил политический ссыльный Греков». /Струлевич А. А.  Почетный Гражданин Якутска. // Струлевич А. А.  Страницы былого (воспоминания современника). Якутск. 1975. С. 37./
    «Кончили курс. 31 мая в зале Якут. реального училища после молебна состоялся акт: в нынешнем году всего окончило 9 человек – Ив. Афанасьев, Ив. Лейман, Эн Славин, В. Стрелов, М. Редников, П. Попов, М. Яковлев, З. Яковлев, Вал. Чижик и один экстерн М. Чагин. Пред окончившими курс были произнесены речи законоучителем от. Алексеем Бер, директором реального учил. и преподавателем русского языка Ермоленко». /Якутская окраина. Якутск. 31 мая 1914. С. 2./
    Затем «сын учится в Харькове в Технологическом институте» и Зинаида Чижик ему «посылает деньги.» /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1471. Л. 2./
    В 1911 году Зинаида Чижик переезжает в Якутск, и некоторое время живет у Тверских. По сведениям якутских старожилов «Модно одевалась, всегда гуляла с собачкой, любила ездить на извозчике». /П. К. Конкин./
    Вернувшись в Якутск осенью 1911 года из путешествия по Европе друг Максима Горького Алексей Семёнов, управляющий якутским филиалом троицкосавской фирмы «Коковин и Басов» купил у купца Кушнарева типографию и записал её на имя своей жены – Натальи Семеновой. А. Семёнов и раньше, когда издавал газеты «Якутский край» и «Якутская жизнь», оборудование и шрифты получили при помощи Э. К. Пекарского о немецкой фирмы Леман и Ко / Якутские друзья А. М. Горького. Якутск. 1970. С. 26./, использовал подставных редакторов, чтобы они отбывали за «неугодный» властям публикуемый материал тюремное наказание. Так подставным редактором газеты «Якутская жизнь» был безработный священник В. И. Попов «согласный на любые условия труда» лишь бы иметь постоянный заработок. Вскоре он сел в тюрьму. Тогда редактором взяли безграмотного кучера Афанасия Климентова, которого научили расписываться...
    Когда в 1915 г. стали издавать «Якутскую окраину» то «имея горький опыт на должность «редактора» пригласили дворянку. Так числилась машинистка З. П. Чижик, к тому же состоящая в социал-демократической партии». /Якутские друзья А. М. Горького. К 120-летию со дня рождения А. М. Горького. 2-е изд. Якутск. 1988. С. 26./
    «Первый номер «Якутской окраины» вышел 15 июля 1912 г. В состав ее редакции входили люди различной партийной принадлежности: меньшевики, эсеры, большевики. Редактором была социал-демократка З. Чижик, а издателем – А. А. Семёнов, открыто тяготевший к более «умеренному» направлению». /Канаев Н. П.  Русско-якутские литературные связи. Москва. 1965. С. 169./
    «Переписку на пишущей машине принимаю. Чижик. Большая улица, д. Жиркова (против музея)». /Якутская окраина. Якутск. 6 февраля 1913. С. 4. / С № 30 по № 54.
    «Судебное дело. На 21 июня в Якутском Окружном суде было назначено к слушанию дело по обвинению издателя “Якутской окраины” А. А. Семёнова и редактора З. П. Чижик по 1012 ч. улож. о нак. (выпуск в свет повременного издания без подписи ответственного редактора либо издателя). Настоящее дело рассматривалось Мировым судьею г. Якутска и, после оправдания обвинение поступило в Окружной суд по апелляционной жалобе Якутского вице-губернатора А. И. Попова» /Якутская окраина. Якутск. 8 июня 1913. С. 3./
    «9 октября. В Окружном суде разбиралось дело редактора «Якутской окраины» г-жи Чижик. За напечатание статьи «Лена Гольдфельд» Чижик заочно присуждена к штрафу в 200 рублей с заменою, в случае неуплаты, к 2-х месячному аресту. На этот приговор г-жа Чижик подала апелляцию в Иркутскую судебную палату, но палата в марте 1914 г. приговор суда утвердила...» /Чернецов. О.  Летопись г. Якутска. 1913 (окончание). // Якутск вечерний. Якутск. 28 января 2000. С. 3./
    «Из зала суда. 7 октября в Якутском окружном суде при закрытых дверях разбиралось дело по обвинению редактора «Якутской окраины» дворянки З. П. Чижик по 1 и 6 п. 129 ст. Угол. Улож. суд приговорил обвиняемую к заключению в крепость на 1 год и постановил, на основании 775 ст. Уст. Угл. Суд по вступлению приговора в законную силу, представить таковой на благоусмотрение Государя Императора, с ходатайством о замене наказания 4-х месячным тюремным заключением». /Якутская окраина. Якутск. 8 октября 1914. С. 3./
    «Несмотря на либеральный характер газеты «Якутская окраина» в целом, в ней продолжали печатать статьи, посвященные революционной теме. Так, в день 1-го мая 1914 г. была напечатана редакционная статья «Первое мая – рабочий праздник»... За эту статью, проникнутую правдивостью и верой в историческую миссию рабочего класса, редактор газеты «Якутская окраина» З. П. Чижик была привлечена к судебной ответственности. Якутский окружной суд приговорил ее «заключить в крепость на один год, с заменой этого наказания заключением в тюрьму на тот же срок, однако, отдельно от других заключенных...». Но так как она была дворянкой, то о ней министр юстиции сообщил царю, который «... велеть соизволил... заменить определение дворянке Зинаиде Чижик по закону наказание арестом на один месяц, 15 января 1915 г. она была посажена в тюрьму. (Константинов Г. В праздник труда – Газ. «Социолистическая Якутия», 30 апреля 1964 г.). ». /Канаев Н. П.  Русско-якутские литературные связи. Москва. 1965. С. 175;Архивы России о Якутии. Выпуск 1. Фонды Государственного архива Иркутской области о Якутии. Справочник. Отв. ред. проф. П. Л. Казарян. Якутск 2006. С. 207./ 
  “1916 г. ноябрь сидела месяц в тюрьме за выпуск 1-го майского номера газеты «Якутская окраина», будучи редактором». /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1471. Л. 2./
    «Биржа труда (печатается бесплатно). № 55-2. Переписку на пишущей машине принимает. Редакция «Якутская Окраина» Чижик. /Ленские волны. Якутск. № 2-14 (24 декабря). 1914. (оборот обложки)./
    «Принимается переписка на пишущей машинке, по листам и по соглашению З. П. Чижик квартира «Лен. края». /Ленский край. Якутск. № 9. 11 сентября 1915. С. 4./ № 9-№ 49 4 ноября 1915. С. 2.
    «З. П. Чижик принимает переписку на пишущей машинке кварт. ред. «Ленск. края». /Ленский край. Якутск. № 77. 10 декабря 1915. С. 4./ № 77-№ 93 31 декабря 1915 С. 2; № 3 5 января 1916. С. 2 – № 66 24 марта 1916. С. 4.
    “1916 г. ноябрь сидела месяц в тюрьме за выпуск 1-го майского номера газеты «Якутская окраина», будучи редактором». /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1471. Л. 2./
    «Принимаю переписку на пишущей машинке, Парикмах. Свидерского З. П. Чижик. /Ленский край. Якутск. № 3. 12 января 1917. С. 2./ № 4-13 января 1917. С. 2.
                                                              Из учетных карточек
                                                       Чижик Зинаида Панфиловна
    1 V 16 – VI 20 Казначейство, машинистка
    VII 20 – VII 21 Губком РКП машинистка
    1 VII – 21 Губком РКП Завфинчастью
    В 1921-1922 годах возглавила комиссию по оказанию помощи голодающим Поволжья.
                                                                    Биография
                                                    Чижик Зинаиды Панфиловны
                                                                    /член РКП/
    Родилась в 1870 году в Якутске в семье священника от отца осталась трех лет. матери семи, воспитывалась у дальних родственников, которые дали мне необходимое образование, окончила 4 класса Якутской Прогимназии, по окончании ее уехала на Мачу в качестве
учительницы в одну семью, там же вышла замуж за бывшего ссыльного /каторжанина/ повстанца 63 года, служившего доверенным лицом Лензото. При жизни мужа и так же после его смерти у нас была нелегальная квартира для скрывающихся и бежавших политических ссыльных. В 1911 году приехала в Якутск, служила в типографии, потом была редактором газеты «Якутская окраина» за статью 1 мая была приговорена к году крепости, по закрытии газеты служила в Казначействе, в 18 году участвовала в забастовках протеста против Областного Совета, и приступила к работам только с согласия стачечного Комитета. Много раз за открыто выраженное мнение против Областного Совета и потом Колчаковщины была привлекаема к допросам как гражданских, так и военных властей, с 20 года, тот час, как случился переворот, работаю в Губбюро РКП(б). В январе 21 года вступила в партию. Всю свою жизнь протестовала против произвола Царского правительства и все мои симпатии были на стороне угнетенных.
    22 мая 1922 года
    Чижик Зинаида». /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1471. Л. 7./
    «В горком РКП.
    члена партии с 1920 г.
    парт. билет 537115.
    Чижик З. П.
    Ввиду моего крайне болезненного состояния, /артерия-склероз/ упадок деятельности сердца, полный упадок сил, болезнь моя в последнее время обострилось, поэтому настоящим прошу меня освободить от посещения кружков, партсобраний и школы политграмоты. Последнее время я с большим трудом провожу свои рабочие часы и, придя, домой уже не имею сил вести какую-либо работу, часто не могу двигаться и в доме. Если необходимо могу представить докторское удостоверение в моем крайне болезненном состоянии.
    Надеюсь, Горком не будет сомневаться в вышеизложенном и моем коммунистическом воспитании, и готовности отдать все свои силы на работу партии
    Чижик З.
    9 Х 24». /НАРС(Я). Ф. 4. Оп. 3. Д. 1471. Л. 4./

    “Якутский городской комитет ВКП(б) извещает парторганизацию г. Якутска о смерти члена ВКП (б) Чижик Зинаиды Панфиловны и выражает свое глубокое соболезнование тов. Чижик Богдану Мельхиоровичу по поводу смерти его матери, последовавшей 19 марта с. г.
    Якутский горком ВКП(б).
    Работники коллектива обкома ВКП(б) выражают соболезнование секретарю Якутского горкома ВКП(б) тов. Чижик Б. М. по случаю смерти его любимой матери – бывшего сотрудника обкома ВКП(б) Зинаиды Панфиловны Чижик.
    Партком, Местком.
    Якутский Горсовет выражает свое глубокое соболезнование члену Президиума Горсовета тов. Чижик Богдану Мельхиоровичу по поводу смерти его матери Чижик Зинаиды Панфиловны, последовавшей 19 марта с. г.
    Якутский Горсовет.
    /Социалистическая Якутия. Якутск. 21 марта 1938. С. 4./
    В Якутске Богдан Чижик, как и большинство в то время молодежи рано попал под влияние ссыльных большевиков и стал ярым приверженцем их идей.
    В апреле 1917 года Богдан Чижик избирается членом исполнительного комитета Якутского совета рабочих депутатов 1-го созыва, а также вместе с П. Ойунским и М. Аммосовым организовывает «Союз хамначитов», или как сейчас пишут «Союз чернорабочих якутов», ибо хамначиты (гавночисты) являлись первыми пролетариями Якутска.
    16 марта 1918 года по постановлению Областного совета Богдана арестовывают и заключают в Якутскую тюрьму, где он сидел в одной камере с М. Аммосовым, “получая с воли книги”. Освобождение пришло только с приходом в Якутск 1 июля 1918 года «Красного польского батальона» под командованием Аполлинария Рыдзинского и Богдан становиться в ряды вновь созданной «народной» милиции для охраны правопорядка в городе Якутске.
    Тем временем в Маче, местные уроженцы, недовольные сменой режима, сформировали отряд под командованием поручика Гордеева, подчиняющегося Временному Сибирскому Правительству. 2 августа 1918 года Гордеев занял Олекминск и оттуда дал ультимативную телеграмму Якутскому Совдепу, чтобы тот незамедлительно передал власть свергнутому Областному Совету. Получив телеграмму совдеповцы в панике покинули город Якутск и на пароходе направились в город Вилюйск, чтобы далее бежать в Туруханск Енисейской губернии. Однако по прибытии в Вилюйск выяснилось, что для такого предприятия нет ни продовольствия, ни транспорта. Начался разлад. Часть беглецов под командованием Ю. Парикова /Парюкова/, уроженца «Западной губернии» России, прибывшего в Якутск вместе с Рыдзинским, отправился на лодках в низ по Вилюю, чтобы выйти на реку Лену и бежать в её низовья до Булуна. В рядах этого отряда был и Богдан Чижик. Отряд в устье Вилюя попал в засаду. Париков, который был не из местных и ничего хорошего для себя не ожидал, застрелился. Остальные сдались в плен.
    В Якутской тюрьме практически оказался весь состав якутского совдепа, в том числе П. Ойунский. М. Аммосов, С. Аржаков. М. Ксенофонтов и другие. Под № 28 в тюрьму был заключен Богдан Чижик, ибо следственная комиссия «принимая во внимание, что Чижик оставаясь на свободе может угрожать общественной безопасности и существующему государственному строю» постановила содержать его «под стражей 2,5 месяцев». Но уже в декабре 1918 года он, как и многие другие, был выпущен на поруки. 8 февраля 1919 года Якутские большевики, в том числе и Богдан Чижик, собрались на квартире у Лебедева на Большой улице, и провели собрание, где постановили начать борьбу с «колчаковщиной». Была создана Инициативная группа из 5 человек, куда также вошел Богдан Чижик. Уже весной 1919 года начали создавать подпольные боевые дружины «пятки» и собирать оружие. Переворот осуществился в ночь на 15 декабря 1919 года. Сразу же была образована Следственная комиссия по делу арестованных контрреволюционеров, в которую вошел также и Богдан Чижик. 19 февраля 1920 года Якутский Революционный Трибунал, куда входил и Богдан Чижик, приговорил к расстрелу 13 «контрреволюционеров». Среди них был и «бывший полицейский Вильконецкий».
    Отметим здесь, что в повстанческом отряде вместе с Мельхиором Чижиком сражался Иван Барсук, сын шляхтича Борисовского уезда Минской губернии, за что был сдан в военную службу, откуда за «дерзость против военного начальства», по лишении воинского звания сослан в Маган Якутского округа. Находясь в Якутской ссылке Иван Барсук выезжал к Мельхиору Чижику для зароботков на Маче. Его сестра Павлина Барсук 6 декабря 1876 года в Якутске вышла замуж за ссыльного повстанца Евстахия Вильконецкого и у них 10 февраля 1878 года родился сын Станислав.
    С июля 1920 года по июль 1921 года Богдан Чижик был курсантом партийных курсов имени Я. М. Свердлова при ЦК ВКП(б) в Москве.
     Видимо тогда он встречался в Москве с Анной Елеонорой и туда же приезжала Зинаида Чижик.
   
В июле 1923 года Богдан Чижик был командирован на 3 года в Ленинградский Коммунистический Университет имени Зиновьева. Вспоминая эти дни Богдан писал: «В 1924-1925 годах, когда я учился в Ленинградском Комвузе Максим Аммосов несколько раз встречаясь со мной, пытался оказать мне денежную помощь из своих средств, и когда я от этого отказывался, он всегда умудрялся незаметно засунуть мне в карман какую-то сумму денег».
    «Мой старший двоюродный брат Василий окончил в 1935 году Московский геологоразведочный институт имени Ворошилова. По маминым воспоминаниям, его ещё в семилетнем возрасте увёз в центр страны один из видных революционеров, устроил его в кремлёвскую школу. Окончив учёбу, Василий вернулся на родину. Работал чертёжником, писал

стихи. В 38-м году он был вдруг арестован по обвинению в проведении антисоветской агитации. В это же время был арестован и Богдан Мельхиорович Чижик, родственник Василия по линии отца.
    Через год за недоказанностью обвинений его выпустили. Из тюрьмы его сразу же отвезли в больницу, где он и умер впоследствии. Родным сказали, что, мол, Василий Слепцов умер от туберкулёза. Но мама и дядя, который вёз умершего родственника на телеге из больницы, говорили, что они его сперва даже не узнали - так страшно он был изуродован. А ему было ведь всего лишь 23 года». /Посельская Г.  “Мои героические братья». // Якутия. Якутск. 6 мая 2000. С. 7./
    Революционер который увез Василия в Кремлёвскую школу - это скорее всего Хаим Пестун из Могилева, который в 1923 г. был назначен секретарем Якутского обкома РКП9б). В 1923-1926 гг. он член правления Центросоюза в Москве. «Когда уезжал в Москву, то взял с собой двух якутских подростков Васю и Веру и устроил их в кремлевском интернате; они выучились и вернулись на родину педагогами». Хаим был репрессирован, а органы НКВД каждодневно в центры областей рассылали циркуляры с фамилиями тех людей, про которых говорил избиваемый. Поэтому Васю арестовали и немного побили... А вот об аресте Богдана Чижика ничего не известно...
     “3наю, - пишет Галина Ярошевская, - что Богдан приезжал в Москву году в 1938 (примерно), моя тетя рассказывает, что брат с сестрой долго тихо разговаривали наедине...
    Репрессии не обошли стороной и «мачинцев». Была репрессирована Вера Синеглазова. В 1936 году нависла угроза ареста и над мужем Веры Тверской бывшим чекистом Якутского ГПУ Александром Срулевичем - сыном иркутского еврея, который впоследствии изменил свою фамилию на Струлевич, а по национальности стал белорусом. Но Кисловодский Горком, где он в то время состоял он на учете, получил из Якутска его «данные за подписью Б. Чижика» и это его спасло.
                                                                    Автобиография
                                                    Чижик Богдана Мельхиоровича
    Родился в 1899 году в селе  Мача, Бодайбинского района Иркутской области. Отец умер в 1900 г. Происходил из дворян, работал преподавателем военного учебного заведения, за участия в Польском восстании 1863 г. приговорен к 10 годам каторжных работ, по отбытии которых сослан на поселение в Сибирь где и умер находясь на службе в Ленском Золотопромышленном товариществе на должности заведующего резиденцией в с. Мача Бодайбинского р-на Иркутской области. За революционные заслуги отца, после Октябрьской революции по ходатайству Центрального Общества б/полтиткаторжан, мать по день смерти (1938 г.) получала денежную пенсию. Мать являлась дочерью дьякона, рано осиротела и воспитывалась у родственников. После смерти отца работала по найму – конторщиком, машинисткой, счетным работником. Член ВКП(б) с 1920 г. Последние 15 лет (до смерти) работала на счетной работе в Якутском Обкоме ВКП(б).
    В связи с напряженным материальным положением семьи в 1912 году я поступил на работу разносчиком газет. В 1914 г. пошел работать грузчиком на водный транспорт. До июля 1920 года летом работал на р. Лене грузчиком или матросом на пароходах. Зимой работал в г. Якутске преимущественно в качестве чернорабочего – пилка дров, складские работы и т. п. Одну зиму работал в типографии в качестве крутильщика махового колеса у печатной машинки. После свержения царизма в 1917 г. около 2-х месяцев работал милиционером. В период колчаковщины в 1919 г. около2-х месяцев работал заведующим продуктовой продовольственной лавкой Потребительского общества «Экономия» - куда был направлен на работу по решению подпольной большевистской организации.
   
В апреле 1917 г. был избран членом Якутского Совета Рабочих депутатов I созыва, в тот же период состоял членом правления, а затем председателем Союза Грузчиков, занимал ряд других выборных должностей (секретаря Бюро Профсоюзов, член примирительного комитета и др. Оставаясь одновременно на производстве в речном транспорте в качестве грузчика.
    В 1917-1919 гг. принимал активное участие в борьбе за организацию Советской власти в Якутии. В 1918 г. был в Красной Гвардии и партизанском отряде (г. Парюкова). В 1918-1919 гг. являлся одним из руководителей подпольной большевистской организации в г. Якутске. За участие в революционном движении подвергался трехкратному тюремному заключению. Первый раз был арестован в марте 1918 г., просидел в тюрьме три с половиной месяца (в период пребывания у власти белогвардейских элементов) из тюрьмы был освобожден по прибытии из Иркутска и Бодайбо красногвардейских отрядов. Вторично был арестован в сентябре 1918 г. – после падения Советской власти в Якутии, которая в тот период существовала около полутора месяцев. Просидел в тюрьме три с небольшим месяца и вместе с остальной массой красногвардейцев захваченных белыми в августе-сентябре 1918 г. – был освобожден из тюрьмы. Третий раз был арестован в период колчаковщины в 1919 году, просидел две недели и за отсутствием материалов для предъявления обвинения был освобожден. После выхода из тюрьмы вскоре был совершен переворот в г. Якутске по свержению Колчаковщины, в котором я принимал непосредственное участие как член подпольного большевистского комитета и руководящего центра по организации переворота.
    Первое время после свержения Колчаковщины работал членом комитета якутской ВКП(б) и членом Якутского Военно-Революционного Трибунала. В апреле 1920 г. поступил матросом на пароход «Лена» откуда в июле этого же года по партийной линии был командирован в г. Москву на 6 месячные курсы потребработников им Я. М. Свердлова при ЦК ВКП(б). По окончанию курсов в 1921 году был командирован в Якутскую АССР где проработал до июля 1923 года. Выполнял за этот период следующие работы: - председатель Якутской Областной Комиссии по чистке рядов ВКП(б), член президиума и секретарь Якутского горсовета рабочих и красногвардейских депутатов; заведующим организационно-инструкторского отдела Облпрофсовета; управделами Обкома ВКП(б); председатель областной Контрольной Комиссии ВКП(б). В связи с развитием бандитизма за этот же период около 6 месяцев (с перерывами) находился в отряде частей особого назначения по борьбе с белобандитами.
    В июле 1923 г. был командирован в Ленинградский Коммунистический Университет. По окончании Комвуза с 1926 г. ЦК ВКП(б) был командирован в распоряжение Якутского обкома ВКП(б). Обкомом Партии был направлен на работу секретарем Алданского Окружкома ВКП(б). Проработал там полтора года в марте 1928 г. был переведен на работу в аппарат Обкома ВКП(б) в качестве заведующего организационно-инструкторским отделом, являясь одновременно членом Бюро Якутского Обкома ВКП(б). Проработал на этой работе до ноября 1929 года. При провидении Всесоюзной проверки и чистки рядов ВКП(б) работал (1929) членом Комитета по чистке в г. Якутске.
    В ноябре 1929 г. был отозван в распоряжение ЦК ВКП(б). В январе 1930 г. был направлен в распоряжение Северного Крайкома ВКП(б), где вначале работал инструктором Крайкома ВКП(б), затем завед. сектором Внутрипартийного строительства органинструктотдела и зам. зав оргинстра. В мае этого же года был направлен на работу врид председателя и секретарем партколлегии Вологодской окружной Контрольной Комиссии ВКП(б). Проработал в Вологде до момента ликвидации округов (октябрь 1930 г.). После ликвидации округа был отозван на работу в Крайком ВКП(б), где вначале работал инструктором, а затем зав. сектором льноводческих и животноводческих районов оргинстротдела Крайкома ВКП(б). В 1932 г. был избран членом Северной Краевой Контрольной Комиссии ВКП(б), членом партколлегии КрайКК. В сентябре 1932 г. по просьбе Якутского Обкома ВКП(б) я отозван в распоряжение ЦК ВКП(б) и направлен на работу в Якутскую АССР. В Якутске в ноябре 1932 г. по март 1933 г. работал заведующим агитационно-массовым отделом Обкома ВКП(б); в марте был переброшен на работу начальником Политсектора МТС НКЗ ЯАССР. В сентябре 1933 был направлен на работу секретарем Олекминского Райкома ВКП(б). Проработал на этой работе до марта 1935 г. был переброшен на работу в Якутский Обком ВКП(б) где до июля месяца работал врид зав. сельхозотдела. После 1935 г. до июня 1937 г. работал первым секретарем Якутского Горкома ВКП(б); с июля 1937 по июль 1938 г. – вторым секретарем Горкома ВКП(б) с июля  1938 по февраль 1938 г. работал зав. Совторготдела ВКП(б). В феврале 1939 г. в период снятия с работы и ареста б/секретаря ЦК ВКП(б) Певзняк по обвинению во вражеской работе на объединенным пленуме Якутского Обкома ВКП(Б) и
Горкоме Партии, я был выведен из состава членов Обкома и Горкома Партии с освобождением с работы зав. Совторготдела ВКП(б), по решению Бюро ГК ВКП(б) рассмотреть вопрос о моей партийности, причем никаких мотивов ставивших в обвинение принятого решения объединенным пленумом в отношении меня – в постановлении пленума указано не было. В апреле 1939 г. бюро ГК ВКП(б) решают вопрос о моей принадлежности, объявила мне выговор без занесения в учетную карточку – за дачу мною рекомендации для перевода из кандидатов в члены ВКП(б) лицу арестованному в последствии по обвинению во вредной работе и за притупление бдительности, выразившиеся в том, что на областной конференции в составе членом Обкома ВКП(б) мною была выдвинута кандидатура председателя СНК ЯАССР Шароборина, впоследствии арестованного по обвинению во вражеской работе. В январе 1941 г. Якутским Горком ВКП(б) партвзыскание было снято.
     [«Зная всю подноготную работы своих коллег, Богдан не мог не понимать, что легко отделался. Просто заново родился. Неожиданно слетев с высоких постов, он начал практически заново. Зав. отделом кадров якутской конторы «Золотопродснаба» после «первого секретаря» это все равно что пойти в грузчики – Якутск вечерний. 21 1 2000. С. 13]
    После освобождения с работы в Обкоме ВКП(б) с марта 1939 г. по август 1939 г. работал зав. отделом кадров Якутской конторы «Золотопродснабтранса», с августа 1939 г. по ноябрь 1940 г. работал консультантом бюджетной комиссии Верховного Совета ЯАССР, совмещая одновременно работу зав. юридической группой аппарата Президиума Верх. Совета ЯАССР. С ноября 1940 г. по ноябрь 1942 г. работал начальником сектора судебной статистики Наркомюста ЯАССР; с ноября1942 г. по май 1944 г. работал комендантом Президиума Верх. Совета ЯАССР. С мая 1944 г. по октябрь 1944 г. работал заместителем Наркома Коммунального хозяйства ЯАССР. С июня 1944 г. по настоящее время работаю начальником отдела отделения урожайности Уполномоченного Госплана СССР по Якутской АССР.
    В партии состою с апреля 1918 г. Являюсь депутатом Верховного Совета Якутской АССР и председателем бюджетной комиссии.
    С мая 1940 г. непрерывно являюсь секретарём первичной парторганизации по месту своей работы (Наркомат, Верхсовет, Наркомхоз, Исполсоюзгосплана).
    17 V – 46. /подпіс/ Чижик. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 2 [Личное дело № 2 Чижик Б. М., собранное им самим при жизни] Л. 3-4./




                                       Депутаты Верховного Совета ЯАССР II созыва,

                             председатели райисполкомов с руководителями республики.

          Слева направо: Б. М. Чижик, А. Д. Богатырев, И. Е. Винокуров, М. Д. Нартахова,

                            С. П. Сидорова, Н. В. Шемяков, Г. Г. Федоров. Якутск, 1950 г.
 
                                                                    Автобиография
                                                    Чижик Богдана Мельхиоровича
    Я родился в 1899 году...
    С октября 1944 г. по июль 1947 г. работал зам уполномоченного Госплана СССР по Якутской АССР (нач. отдела определения урожайности). С июля 1947 г. по февраль 1949 г. младший научный сотрудник Якутского филиала АН СССР, с февраля 1949 г. по июнь 1950 г. ответственный секретарь Якутского отделения Всесоюзного общества по распространению политических и научных знаний. С июня 1950 года по настоящее время работаю директором Якутской республиканской библиотеки им. А. С. Пушкина.
    В партии с 1918 г. Б. М. Чижик.
    1951. /подпіс/ Чижик. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 2 [Личное дело № 2 Чижик Б. М., собранное им самим при жизни] Л. 10-12./

                                                    «Выписка из приказа № 21
                 По Якутской Государственной Научной Библиотеке им А. С. Пушкина
                                                                                                     от 15 марта 1952 года.
    По вызову Комитета по делам культурно-просветительских учреждений при Совете Министров РСФСР 10 марта 1952 года выезжаю в командировку в г. Москву.
    На время моей командировки исполняющей обязанности директора библиотеки остается мой заместитель тов. Полицинская Иулиана Наумовна.
    Директор библиотеки /подпіс/ Чижик Б. М. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 2 [Личное дело № 2 Чижик Б. М., собранное им самим при жизни] Л. 17./
                                                                        Приказ
                                            Министра культуры Якутской АССР
                                          № 114                                   13 августа 1953
    Директору Якутской республиканской библиотеки им А. С. Пушкина тов. Чижик Б. М. предоставить отпуск на 18 рабочих дней...
    За время отпуска т. Чижик выполнение обязанностей директора... возложить на заместителя директора т. Полицинскую Иулиану Наумовну, с правом распорядителя кредита первой подписи по бюджету библиотеки.
    Министр культуры /подпіс/ Г. Полицинский. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 2 [Личное дело № 2 Чижик Б. М., собранное им самим при жизни] Л. 27./
    «Выступление Богдана Мельхиоровича Чижик на собрании парторганизации коллектива библиотеки по поводу анонимного письма Титова найденного в сданной им в библиотеку книге.
    Анонимное письмо тов Титова относящееся к 1957 году мне кажется результатом слабой постановки политико-воспитательной  работы среди студентов того периода. Однако, это в никакой степени не снижает ответственности т. Титова за допущенный им проступок...
    Нет сомнения, что т. Титов не только писал анонимки, но и делился своими ошибочными взглядами со своими близким товарищами, сеял среди них свои нездоровые настроения, дискредитирующие тем самым политику партии и ее руководителей.
     В своей анонимке т. Титов обвинил Борисова в личных происках против Винокурова с целью свалить его с поста секретаря Обкома партии и даже в его смерти»» / Чижик Б. М. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 13. Л. 3./
/
                                                                         Приказ
                                   Заместителя министра культуры Якутской АССР
                                            № 338                                   17 октября 1961
    * Директора Якутской республиканской библиотеки тов. Чижик Богдана Мельхиоровича по окончанию отпуска командировать в гор. Москву для обмена опытом и дня решения ряда вопросов сроком на 10 дней...
    Зам министра культуры ЯАССР /подпіс/ И. Петров. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 2 [Личное дело № 2 Чижик Б. М., собранное им самим при жизни] Л. 64./
                                                               Характеристика
    Я знаю т. Чижик Б. М. с 1917 года... Я в то время была членом юной организации большевиков...
    Чижик Б. М. всегда стоял на защите генеральной линии партии – это мне хорошо известно, т.к. в 1920-21 году, во время профсоюзной дискуссии, мы состояли в одной парторганизации Свердловского университета в Москве. В 1921 году я работала с т. Чижиком Б. М. в комиссии по чистке Якутской партийной организации, а в 1922 по 1929 в Областной Контрольной Комиссии за исключением короткого времени выезда на учебу и в командировки...
    12 I 1956 г. член КПСС с 1918 г.
    Синеглазова Вера Семеновна». /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 2 [Личное дело № 2 Чижик Б. М., собранное им самим при жизни] Л. 44./

    Работа в библиотеке принесла в жизнь Богдана Мельхиоровича Чижика большой скандал. Дело в том, что его заместителем в библиотеке работала Иулиана Полицинская, и между ними завязался служебный любовный роман, который вскоре получил огласку. Также говорят, что во время побега совдеповцев из Якутска в 1918 г. они успели взять с собой немало золота из городской казны и городского банка, которое закопали где-то по дороге. Богдану Чижику даже инсценировали расстрел на месте пытаясь выбить место захоронения золота. Другие говорят, что золотом в Вилюйске завладели Полицинские...
                                                         «В Якутский Обком КПСС
    от члена Комиссии партийного контроля Якутского Обкома КПСС
    Чижик Богдана Мельхиоровича
                                                                          Заявление
    В связи с состоянием здоровья я вынужден оставить работу и на длительное время выехать в центр на лечение. В связи с чем прошу Якутский Обком КПСС ходатайствовать о назначении мне персональной партийной пенсии...
    В настоящее время работаю директором Якутской республиканской библиотеки имени А. С. Пушкина.
    Член КПСС с 1918 г.
    Партбилет № 3888132 //
    26 декабря 1961 года // Б. Чижик. [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 4. Л. 1./
   
Затем пенсионер стал оформлять развод. «Бесстрашный борец за Советскую власть в Якутии, не раз смотревший смерти в глаза» спасовал перед женой. Он уехал в Москву и лег в больницу для ветеранов партии, а дело о разводе повел участник штурма Зимнего дворца П. Кочнев, также к этому к чему делу подключились и другие «старые большевики». Как рассказывают старожилы Якутска много грязи было вылито с обеих сторон, приводились всевозможные страшные преступления во всех смертных грехах, но дело все же выиграли «старые большевики».
    «Антонина, что же получается? Жили мы с тобой четверть века без радости и сейчас когда мне стало не в моготу продолжать и дальше так жить, ты не хочешь расстаться со мною по-хорошему, как подобало бы члену партии и женщине уважающей свое достоинство.
    Уезжая из Якутска на лечение, да и ранее я много говорил с тобою о том, что дальше так жить нельзя, что постоянное напряжение многих лет, вызываемое нашими семейными отношениями окончательно подорвало мое здоровье, и что не будет неожиданностью если я откажусь на положении Келе-Пеле т. к. сигналы к этому уже были. А сейчас, когда я дважды был на приеме у профессоров, оба они меня строго предупредили всячески избегать волнений, которые могут оказаться для меня очень пагубными.
    Ты всегда требовала от меня, что бы я никому не говорил о наших семейных неурядицах, доходивших иногда до рукоприкладства с твоей стороны. До прошлого года я всячески скрывал все это от товарищей и не моя вина, что многое становились достоянием окружающих т. к. ты сама зачастую, чуть ли не первому встречному высказывала свои «обиды», порочила мое имя, наговаривая на меня всякие небылицы, а тот грандиозный скандал с матом и прочими атрибутами, который ты устроила мне летом на даче, отнюдь не явился секретом для всех работников культуры, проживающих в окружении нашей дачи.
    Вот и сейчас, когда я выехал на лечение, ты не только не даешь мне спокойно подлечиться, но еще более усугубляешь положение, находясь в Якутске всячески обливаешь меня грязью и угрожаешь всяческими карами. Разве мог бы так поступить любящий человек? Нет не только любящая жена, но и всякий человек имеющий чувство собственного достоинства и хотя бы немного благородства, не стал бы так поступать. Если до этого и все еще как то колебался в своем окончательном решении, то сейчас ты сама помогла мне его принять.
    Я делал все что бы как то наладить нормальные отношения в семье, шел тебе на все уступки с тем что бы в доме была более или менее нормальная обстановка, хотя ты сама не раз мне говорила что не любишь меня и что тебе вообще незнакомо чувство любви и что сошлась со мною по расчету.
    Я помог тебе растить твоих детей. Ты, вероятно, сама помнишь, как в первые годы Отечественной войны я в прямом смысле этого слова голодал, лишь бы дать возможность ребятам съесть лишний кусок хлеба. Я всегда ставил перед тобой вопрос о том, что бы дать ребятам высшее образование, особенно Тамаре, которая имела к этому все данные, и не по моей вине так не получилось. Как к родным я относился к твоим внукам.
    Я безропотно нес на своих плечах всю тяжесть материальных забот о всей семье, в то время как ты не хотела ни учиться (на чем я настаивал в первые годы нашей совместной жизни), ни работать, терзая меня все годы своими недоразумениями и угрозами.
    Через два месяца мне пойдет 64 год, и я хочу спокойно дожить остаток жизни. С тобой я этого не буду иметь, в чем я убедился за все время нашей совместной жизни. Ты знаешь, как мне не хотелось уходить с работы, еще более тяжело покидать Якутск, где прошла вся моя сознательная жизнь. Даже находясь на пенсии я смог бы в Якутске приносить пользу занимаясь творческой работой над материалами Гражданской войны в Якутии и революционной деятельности товарищей за установление и упрочение Советской власти в Якутии, но оставаться мне в одном городе с тобой невозможно. Это будет не жизнь, а сплошная мука, почему я и решил не возвращаться в Якутск. Думаю, что так будет лучше не только мне, но и тебе.
    У тебя есть дети, внуки которым ты нужна, а я одинок, так что в этом отношении твое положение пожалуй даже лучше моего. Я иду на это что бы избежать постоянной трепки нервов тебе и себе.
    Ничего из дома с собой не беру. Библиотека, вещи, мебель, квартира и все что есть в ней остается тебе. Все что тебе не будет нужно из моих вещей, можешь продать, единственно прошу тебя передать т. Кочневу папки с архивными материалами, фотографии и мои личные документы.
    Ты знаешь, что у меня нет никаких накоплений, кроме больших долгов товарищам, которые я должен выплатить, однако если у тебя будут материальные затруднения, по мере сил я всегда готов помочь тебе из своей пенсии.
    Мне предстоит еще много забот по устройству своего быта. Где и как буду жить, пока не знаю. Прежде всего полечусь.
    Будь же, наконец, благоразумна и оставь меня в покое. Ведь и тебя самой давно ясно, что так жить, как мы живем, это кошмар, а не жизнь.
    Сколько людей расстаются, оставаясь если не друзьями, то во всяком случае сохраняют между собой хорошие отношения. Почему бы и тебе не пойти по этому пути.
    Своими наговорами и угрозами ты только обостряешь отношения и ничего не достигнешь хорошего. Никакого преступления перед партией я не совершил, а заставить насильно меня жить с тобой никто не может (да, что это будет за жизнь) т.к. жить с человеком к которому не сохранилось ни каких чувств, в конечном счете, противоречит коммунистической морали.
    Богдан 19/V - 62 г.» /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 3 [Материалы по разводу Чижик Б. М. с женой (Чижик Антониной Максимовной)] Л. 9./
                                                «В народный суд города Якутска.
    от гр. Чижик Богдана Мельхиоровича, 1899 года рождения, проживающего по месту постоянной прописки в г. Якутске по улице Ворошилова дом 25 кв. 14, ныне временно проживающего в г. Москва по адресу Проспект Мира дом № 105/а кв. 39.
                                                                    Заявление
    Настоящим прошу народный суд г. Якутска рассмотреть вопрос о расторжении моего брака с гражданкой Чижик [Додволоцкой] Антониной Максимовной 1912 года рождения, проживающей в г. Якутске по ул. Ворошилова д. № 25, кв. 14. Брак был зарегистрирован в г. Якутске 15 декабря 1951 года. Общих детей нет.
    В течение 25 лет нашей супружеской жизни моя жена своим отношением ко мне унижала мое человеческое достоинства и поведением в семейном быту, а зачастую и в общественных местах /скандалы, нецензурная брань, рукоприкладство в отношении меня/ полностью исключили возможность сохранения с ней в дальнейшем брачных отношений. За время нашей семейной жизни я всячески пытался создать в семье нормальную обстановку, шел на все уступки жене, лишь бы избежать скандалов, которые были обычным явлением в нашей семейной жизни. Я безропотно долгие годы нес на своих плечах всю тяжесть материальных забот о ее детях и внуках, в то время как она сама, будучи вполне трудоспособной, не работала с 1947 года. Однако все это не способствовало улучшению характера жены и оздоровлению семейной обстановки.
    На ряду со скандалами, она систематически порочит меня среди окружающих, наговаривает на меня всяческие небылицы, обливает грязью мое имя, угрожает всякими карами.
    Пережив на почве семейных неурядиц два легких паралича и будучи сейчас серьезно больным – в результате многолетнего травмирования моей психики поведением жены, в октябре 1961 года я выехал из Якутска не лечение, с тем, чтобы больше не возвращаться к жене и тем самым в какой-то степени продлить свою жизнь.
    Находясь сейчас на продолжительным лечении в г. Москве я не имел возможности выехать в г. Якутск, по месту разбора моего дела о разводе и уполномочиваю ведение моего бракоразводного дела в нарсуде и других инстанциях гражданину Кочневу Петру Павловичу, которому мною выдана соответствующая нотариально оформленная доверенность.
    /Подпіс/ Чижик, Богдан Мельхиорович.
    7 августа 1962 года. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 3 [Материалы по разводу Чижик Б. М. с женой (Чижик Антониной Максимовной)] Л. 2./
       В Верховный суд Якутской АССР
       от гр. Чижик, Богдана Мельхиоровича,
   временно проживающего в г. Москве по
  ул. Проспект Мира д. № 105 а кв. 39.
                                     Заявление
    Настоящим сообщаю, что выехать в г. Якутск по вызову суда для присутствия на заседании суда при рассмотрении моего заявления о расторжении моего брака с гр. Чижик Антониной Максимовной я не могу в связи с тяжелым состоянием моего здоровья.
    По заключению невропатолога малейшее волнение может иметь для меня крайне тяжелые последствия, причем помимо невропатолога я прохожу лечение у терапевта (сердце) и хирурга в Поликлинике № 5 (для персональных пенсионеров) в г. Москве.
    В данном случае встреча с гр. Чижик А. М. в Якутске и в суде, связанные с этим волнения могут окончательно погубить меня т.к. Чижик А. М. до последнего времени продолжает вести себя по отношению меня крайне невоздержанно, продолжает обливать меня грязью и угрожает всяческими карами, делая все это видимо с целью меня терроризировать, причинить мне все больше неприятностей и тем самым совершенно подорвать мое здоровье (будучи в Москве в октябре-ноябре 1962 г. она делала то же самое).
    Помимо всего выше изложенного я не имею средств, на поездку в Якутск. Выехав из Якутска в октябре 1961 года я ничего с собой не взял, оставив все нажитое мною в течение всей моей жизни гр. Чижик А. М. и мне приобретать сейчас все заново, что при отсутствии накоплений ощутительно отражается на моем пенсионном бюджете и не дает возможности выкроить расходы на поездку в Якутск и обратно.
    Тов. Кочнев, Петр Павлович знает мою жизнь с гр. Чижик А. М. и я вполне доверяю ему и прошу Суд рассмотреть дело о расторжении брака с гр. Чижик А. М. в моем отсутствии.
    /подпіс/ Чижик Б. М. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 3 [Материалы по разводу Чижик Б. М. с женой (Чижик Антониной Максимовной)] Л. 4-5./
                                           Уважаемый товарищ Мыреев М. Е.
    Написать Вам это письмо, нас побудило беспокойство за здоровье и жизнь нашего старого друга тов. Чижик Богдана Мельхиоровича.
    Наблюдая в течение года, как губительно отражается на его здоровье затяжка решения вопроса о его разводе с гр. Чижик А. М., мы не считаем себя вправе молчать.
    Заболевание тов. Чижик Б. М. связано с нарушением всей нервной системы, под влиянием ненормальных условий семейной жизни. Одно воспоминание о ней вызывает у него ухудшение здоровья.
    Встреча с гражданкой Чижик на суде, на которой последняя настаивает, по нашему мнению грозит тов. Чижик Б. М. тяжелейшими последствиями для его здоровья, а может быть даже и жизни. Суд в данном случае, поддержав требование гр. Чижик А. М., поступает по форме правильно, но не учитывает указанных выше последствий для здоровья Б. М. Чижик.
    Заболевание сердечнососудистой системы, уносящее наибольшее число жертв в нашем возрасте не является временным. Ослабевая в спокойной обстановке, оно при нервном напряжении может дать роковой исход.
    Тов. Чижик Б. М. лечится сейчас в г. Москве в Поликлинике № 5 – для персональных пенсионеров, долгое время лечился в г. Якутске в Поликлинике ответработников, где неоднократно лежа в стационаре и по больничным документам можно устраивать правильность нашего утверждения и иметь полное представление о характере заболевания Б. М. Чижик.
    Равнодушное наблюдение за обстоятельствами дела тов. Чижик Б. М. мы считаем преступлением против коммунистической морали и потому позволяем себе вмешаться в этот вопрос. Мы просили Вас разрешить вопрос о разводе тов. Чижик Б. М. в кратчайший срок без вызова его в Якутск.
    Случаи подобные с тов. Чижик Б. М. видимо не единичны, если они нашли свое отражение в нашей литературе. Считаем не лишним обратить Ваше внимание на стихотворение К. Симонова «Чужая жена». Именно оно натолкнуло нас на мысль обратиться к Вам с этим письмом.
    член КПСС с 1918 г. /подпіс/ Синеглазова В. С.
    член КПСС с 1918 г. /подпіс/ Котенко Л. Д.
    член КПСС с 1918 г. /подпіс/ Середкина К. С.
    6-го апреля 1963 года.
                                                Чужая жена
                                      Дурную женщину любил,
                                      а сам хорошим парнем был,
                                      с врагами не застенчивым,
                                      к друзьям не переменчивым,
                                      умел приехать к другу,
                                      подать в несчастье руку,
                                      поднять в атаку роту,
                                      стать грудью в непогоду.
                                      Был и умен, и добр, и смел,
                                      и верен был отчизне,
                                      и одного лишь не умел
                                      в своей короткой жизни:
                                      взять и окинуть взглядом
                                      и рассмотреть как следует
                                      ту, что живет с ним рядом,
                                      что спит с ним и обедает;
                                      Ту, что с их первой встречи,
                                      была с ним всех короче,
                                      и жизнь его калеча,
                                      и счесть его пороча...
                                      А эта с кем он жил, она, -
                                      могу ручаться смело, -
                                      что значит слово то «жена»,
                                      понятья не имела.
                                      Свои лишь ручки, ноженьки
                                      любила да жалела,
                                      а больше ничегошеньки
                                      на свете не умела:
                                      ни сеять, ни пахать, ни жать,
                                      ни думать, ни детей рожать,
                                      ни просидеть сиделкою,
                                      когда он болен, ночь,
                                      ни самою безделкою
                                      в беде ему помочь.
                                      Как вспомнишь, так в глазах темно,
                                      за жизнь у ней лишь на одно
                                      умения хватило –
                                      свести его в могилу!
                                      А где же были мы, друзья?
                                      Тут виноват и ты и я
                                      Молчали, замечали
                                      да головой качали:
                                      Мол, вроде неприлично
                                      касаться жизни личной.
                                      Да так и не коснулись.
                                      Как умер лишь, проснулись!
    Константин Симонов
    Стихи, Сов. Писатель, Москва, 1954 г. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 3 [Материалы по разводу Чижик Б. М. с женой (Чижик Антониной Максимовной)] Л. 6-7./

    «Начальнику Жилищного Управления Исполкома Якутского городского Совета депутатов трудящихся
    От гр. Чижик Богдана Мельхиоровича
                                                                  Заявление
    В связи с моим выездом из г. Якутска, разводом с моей бывшей женой Чижик Антониной Максимовной, прошу квартиру по ул. Ворошилова д. 25 кв. 14, числящаяся за мной, использовать по Вашему рассмотрению и закрыть мой лицевой счет по квартплате.
    Выдать мне справку о передаче мною указанной квартиры Жилуправлению
    К сему Чижик.
    23/VII- 63». [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 3 [Материалы по разводу Чижик Б. М. с женой (Чижик Антониной Максимовной)] Л. 8./

    «Первому секретарю Якутского Обкома КПСС тов. Чиряеву Г. О.
    от персональных пенсионеров, старых большевиков Якутии.
    Щадя силы нашего больного товарища, одного из старейших большевиков Якутии Б. М. Чижик, мы просим Вашего личного вмешательства для создания нормальных условий существования его в Якутске.
    Уже прошло 5 лет, как он порвал всякие личные отношения с бывшей женой А. М. Чижик – членом КПСС, работающей в Министерстве торговли. На этом разрыве настояли его товарищи члены партии, случайно узнавшие от окружающих его соседей по даче (выступавших свидетелями на суде), что условия его жизни в семье губительно отражается на его здоровье друзья решились вмешаться и настоять на разрыве его с бывшей женой А. М. Чижик. Уехав на лечение он не вернулся к ней оставшись в Москве, но и там она не оставляла его в покое, добиваясь с ним свидания и оскорбляя всякой клеветой не только уже его одного, но и всех его товарищей.
    В мае месяце текущего года Б. М. Чижик обратился с просьбой вернуть ему некоторые книги из его обширнейшей библиотеки, которую он собирал многие годы. Просил он только словари и местные краеведческие издания, а также папки с архивными документами и ордена. В ответ на это А. М. Чижик написала явно лживое объяснение в Горком КПСС, не вернув ему до сих пор ничего.
    Начнем с первого заявления: «обманув, он бросил меня и семью». Какую семью? У них совместных детей не было. Можно даже судить по прописке, где числились только они двое, проживающие в квартире. Ее взрослых детей, внуков и ее он содержал долгие годы, отказывая себе во всем. Дальше: «Я не работала и была больна». Она не желала работать в течение всей их совместной жизни. Пытаясь и старость обеспечить за счет Б. М. Чижика – она открыто заявляла «мне нужны только его льготы и дача». Врачебное обследование показало, что она совершенно здорова и ее ссылка на болезнь не болезнь. Как только не кому было ее содержать она приступила к работе.
    Она пишет, что согласилась на развод – это тоже ложь. Развод состоялся после постановления, по ее кассации, сначала Верх. Суд Якутии, затем Верх. Суд РСФСР. Юридически признано, что их совместная жизнь не возможна. В ее заявлении сказано, что произведен раздел имущества – по которому Б. М. взял себе дачу. Какую дачу??? Им на средства Полицинской У. Н.. и при ее участке, был поставлен каркас, фактически 4 столба. Полицинской же при помощи товарищей, к приезду Б. М. Чижика в текущем году была достроена дача. Ее строительство велось после формального развода с А. М. Чижик, а потому ее заявление о даче также лживо. Что касается другого имущества  - то все было оставлено в ее пользовании, даже его личные вещи и ею ничего возвращено не было.
    Продавать же его книги без его согласия, нужные ему для работы, она не имела никакого права. Нуждаться она не могла, т. к. имелись еще средства оставленные Б. М. Чижиком, кроме того с ней рядом жила взрослая, работающая дочь да и сама она была признана трудоспособной.
    Сейчас наша просьба – оградить Б. М. Чижик и всех его друзей от злостной клеветы А. М. Чижик, призвав ее к порядку по парт. линии.    
Вернуть ему все архивные материалы – мы утверждаем, что ее заявление о передаче их кому либо - ложны. Ни покойному Кочневу П. П., ни Тахватулину Г. А. эти ценные архивные материалы
возвращены не были, в чем ее уличил т. Тахватулин на парткоме; вернуть ему ордена, которые она имела наглость на заседании парткома, безнаказанно назвать «побрякушками» а также документы к ним. От разрешения вопроса о взаимоотношении с недостойно как член партии, ведущей себя по отношению к Б. М. Чижик его бывшей жены, зависит его здоровье, а может быть и жизнь, поэтому просим не оставить без внимания наше заявление и рассмотреть по парт. линии этот вопрос приняв соответствующее решение в срочном порядке. Настаиваем также, на нашем присутствии при разборе этого вопроса». [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 3 [Материалы по разводу Чижик Б. М. с женой (Чижик Антониной Максимовной)] Л. 11-12./
    Умер Богдан Мельхиорович 2 августа 1970 года от сердечного приступа.
                Светлой памяти героя гражданской войны в Якутии Б. М. Чижика
                                      Потухли вмиг глаза,
                                                                            смотревшие вперед,
                                      И сердце
                                                      биться перестало...
                                      Но, кто служил народу –
                                                                                 не умрет,
                                      Хотя б его
                                                        среди живых
                                                                               не стало
                                      Богдан!
                                                    Твой образ благородный
                                      Мы сохраним
                                                              в своих сердцах.
                                      И образ твой
                                                             нам будет
                                                                               путеводной
                                      Звездой
                                                     на всех,
                                                                   на жизненных путях.
    Серафим Элляй.
    г. Якутск
    5 августа 1970 г. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 25 [Воспоминания товарищей о Богдане Мельхиоровиче Чижике (посмертно)] Л. 1./

                                                         Богдан Чижик
                                       (Посвящается И. Н. Полицинской).
                                      Матрос, большевик-революционер!
                                      Тебя не забыли мы
                                                                      и не забудем.
                                      Вся жизнь твоя
                                                                   светлый потомком пример
                                      И доброе имя –
                                                                 Бессмертно да будет!
                                      Ты выбрал одну из немногих поклаж,
                                      Взвалив, не колеблясь, на юные плечи,
                                      Понес драгоценнейший в мире багаж –
                                      Свободу и счастье Весны человечьей
                                      Таким же, как ты, сыновьям бедноты –
                                      Якутам и русским из юрт и из хижин,
                                      Заждавшимся боя с неправдой, как ты,
                                      Отважный Богдан Мельхиорович Чижик,
                                      Когда проторил восемнадцатый год
                                      В Якутии власти Советской дорогу
                                      И грянул вслед запевале отряд
                                      Любимую: «Смело, товарищи, в ногу!..»,
                                      Казались, таежное эхо тогда
                                      Ее подхватило, ту песню над Леной...
                                      И ты, богатырски-могучий Богдан,
                                      Шагал в перворядном строю вдохновенном.
                                      А в горестный час пораженья, гремя
                                      Железом оков по дороге в темницу,
                                      От злобных ударов не падал плашмя,
                                      Под градом камней устоял, кремнелицый
                                      Как будто ты боли не чуял, Богдан,
                                      Как будто не ведал усталости сроду
                                      Шагая навстречу грядущим годам,
                                      Неся большевицкую правду народу.
                                      Тревожные годы... Тойоны-бандиты
                                      Расстрелом в те годы грозили тебе
                                      Фашисты...
                                                          отчизны враги все разбиты
                                      И ты улыбался счастливой судьбе
                                      И громом весенним победы салют
                                       «Да здравствует мирный отечества труд!»
                                      Недаром народная кровь пролилась
                                      За нашу родную Советскую власть!
                                      За гордое Красное знамя ее,
                                      За ценное в мире богатство –
                                      Народов страны нерушимое братство
                                      Ты отдал бы страстное сердце свое,
                                      Сто раз бы осилил войны ураган
                                      За родину счастья, товарищ Богдан
                                      ...Как часто встречают друзья по труду
                                      Тебя с нераскуренной трубкой во рту,
                                      Упрямые складки у губ и бровей,
                                      Дыминки меж пышных когда-то кудрей
                                      И прежнее, те ж - тишина, или ветер...
                                      Ясны, твои взоры – за все ты в ответе
                                      Шагами широкими мерил ты шлях,
                                      Влюбленный в зеленый алас Сергелях,
                                      ...Не верится как-то, что сердце борца
                                      Не может стучать и стучать без конца.
                                      Ведь тот, кто сверяет по Ленину курс,
                                      В веках оставляет свой бьющийся пульс
                                      Богдан-коммунист
                                                                       Ты – живой,
                                                                                              среди нас,
                                      В дороге,
                                                        которая с солнцем слилась,
                                      В сердцах
                                                       благодарных
                                                                             Советских людей,
                                      И в их благородном
                                                                         и честном труде –
                                      Бессмертие жизни твоей.
    Элляй,
   народный поэт.
   7 августа 1972 г.
    /Перевод с якутского Вячеслава Рябцева/ /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 25 [Воспоминания товарищей о Богдане Мельхиоровиче Чижике (посмертно)] Л. 13./

                                                    Прощание
                        (Посвящается Богдану Мельхиоровичу Чижику)
                                      Остановилось твое время.
                                      Для каждого придет тот час, -
                                      Ведь даже наш Великий Ленин
                                      Не мог остаться среди нас.
                                          Шагал ты в ногу с новым веком,
                                          И не последний был в ряду,
                                          По праву звался человеком!
                                          Не красовался на виду.
                                      А твое званье коммуниста
                                      Ученых степеней важней.
                                      Светила ленинская искра
                                      Ты твердо шел во след за ней.
                                          Ударил час разлуки нашей –
                                          Оставил преданных друзей...
                                          Мы твою полосу допашем,
                                          И семя высеем на ней.
                                      Оно взойдет с зарею новой
                                      И соки жизни даст другим
                                      Не зря был пройден путь серьезный,
                                      Когда вокруг мы поглядим.
                                          Таких, как ты, народ вспомянет
                                          В стихах иль прозе боевой,
                                          И пусть не будет нас с тобой
                                          Наш пост займет солдат другой.
    В. Синеглазова,
    г. Москва. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 25 [Воспоминания товарищей о Богдане Мельхиоровиче Чижике (посмертно)] Л. 157./
    Кстати, сарай, ранее принадлежащий Б. Чижику, впоследствии достался белорусскому писателю Ивану Ласкову, где он хранил книги, которые не вмещались в комнате. Его так и называли – сарай Чижика. Теперь на этом месте воздвигнут многоэтажный дом.

    Иулиана Наумовна Полицинская /в литературе встречаются написания: Поляцинская, Полицианская, Полицианская-Чижик/
   Из автобиографии И. Н. Полицинской, написанной в 1976 г.: «Родилась в 1908 г. в г. Вилюйске. Отец мой (сын политссыльного – участника польского восстания 1862 г. [Наум Михайлович Полицинский родился в 1877 г. в семье политкаторжан в городе Нижнеудинске Читинской обл.]) до революции был мировым судьей. [Кстати жена Наума Михайловича «в девичестве Лобанова, девочкой была с семьей  сослана из Вильно в Сибирь. Тогда, как в случае и с ее будущим мужем, они были «жертвами» польско-литовского восстания. Скорее всего, корни ее семьи были крестьянскими, но позднее – принадлежали к мещанскому сословию. И вряд ли, в отличие от моего прадеда Михаила Полицинского, принимала участие в волнениях и тем более – в восстании. Детство бабушки прошло в Тобольске, где и осталась ее родня». /Малеванчук А. М.  Мои года – мое богатство. Якутск. 2010. С. 14./] После революции – член комиссии при Якутском военном ревтрибунале по реорганизации суда, член коллегии отдела юстиции, юрист-консультант. Работал до последнего дня жизни, умер в 1932 г.

    В 1927 г. я окончила школу II ступени в г. Якутске и в том же году поступила в Якутскую республиканскую библиотеку им. А. С. Пушкина, где проработала 49 лет (в ближайшее время ухожу на пенсию).
    За это время три раза была командирована в Москву на курсы по повышению квалификации. В 1931-1932 гг. - на годичные библиотечные курсы, в 1935-1936 гг. - на высшие библиографические курсы при Всесоюзной книжной палате и в 1959 г. - краткосрочные (месячные) курсы по повышению квалификации руководящих кадров.
    С 1944 по 1976 г. работала заместителем директора библиотеки (в течение, в общей сложности, более 7 лет одновременно выполняла обязанности директора библиотеки). Последнее время - в должности главного библиотекаря.
    В течение многих лет являюсь участником Республиканского комитета защиты мира и Комиссии содействия Советскому фонду мира (в 1971 г. вызывалась в Москву на съемки фильма о Советском фонде мира. В 1973 г. была делегатом Всесоюзного собрания Советского фонда мира).
    Награды: три Почетные грамоты Президиума Верховного Совета Якутской АССР (1942,1947,1957 гг.); четыре медали: «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»; «Юбилейная медаль в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина»; «XXX лет Победы в Великой Отечественной войне»; «Ветеран труда». Награждалась Почетными грамотами Министерства культуры СССР, РСФСР и ЯАССР, значком «За отличную работу».  Занесена в «Книгу Почета» Министерства культуры ЯАССР и «Книгу Почета» Национальной библиотеки. В 1962 г. присвоено звание «Заслуженный работник культуры ЯАССР», в 1975 г. - «заслуженный работник культуры РСФСР  ». По линии Советского комитета защиты мира награждена: в 1968 г. Почетным жетоном Советского фонда мира, в 1973 г. - медалью Советского фонда мира, в 1974 г. - Благодарственной грамотой Советского комитета содействия Всемирному конгрессу миролюбивых сил и значком конгресса.
    Покойный муж мой, Чижик Богдан Мельхиорович, - персональный пенсионер союзного значения. Имел большие заслуги в установлении советской власти, в развитии экономики и культуры Якутской АССР (скончался в 1970 г.).
    Первый муж мой - Малеванчук Милий Кондратьевич с первых дней Отечественной войны был на фронте. Погиб в 1944 г. Моя дочь Малеванчук Алегра Милиевна, 1934 г. рождения, член КПСС с 1962 г., работает в должности заместителя директора Якутской республиканской детской библиотеки».
    В 1975 г. избрана ответственным секретарем Республиканского комитета сторонников защиты мира... /Полякова А. С.  О нашей Иулиане Наумовне. // Якутский архив. Якутск. № 3. 2004. С. 91-92./
    «... В биографии Иулианы Наумовны есть факт, о котором знают не многие: она передала в дар музею им. Ем. Ярославского свыше 300 предметов: мебель, посуду, фотографии, документы. Среди них уникальная фисгармония, часть столового сервиза из кузнецовского фарфора, форма для пасхи, мячи и клюшка для игры в крокет, книги, много интересных мелочей, хранящих дух начала нашего столетия. Большой интерес представляют и фотографии из семейного архива, документы ее отца - сына ссыльного поляка, мирового судьи, талантливого юриста. /Полякова А. С.  О нашей Иулиане Наумовне. // Якутский архив. Якутск. № 3. 2004. С. 92./
    Из воспоминаний И. Н. Полицинской: «Мне посчастливилось начать работу в
Республиканской библиотеке с самого начала её основания. 1 августа 1927 г. была принята на должность младшего библиотекаря. Тогда она называлась Якутской государственной национальной библиотекой. Сотрудников в библиотеке было 5 человек, да еще два технических работника. Директором была Бурыкина Наталья Николаевна, командированная в 1925 г. из Ленинграда Академией Наук СССР для организации в Якутске библиотеки. Она много сделала за короткий период своей работы. Мы, пятеро библиотечных работников, раскрывали посылки, инвентаризировали книги, составляли на них алфавитный и систематический каталоги. Обработка шла медленно, а книги все поступали; накапливались книжные залежи, с которыми еще долго библиотеке пришлось иметь дело».
    В сентябре 1927 г. Национальная библиотека открыла свои двери, и Иулиана Наумовна приняла своего первого читателя...
    Из воспоминаний И. Н. Полицинской: «Мне дважды приходилось бывать в г. Москве для получения библиотечных знаний. В работе курсов принимала личное участие Надежда Константиновна Крупская, на приеме у нее я была несколько раз. /Полякова А. С.  О нашей Иулиане Наумовне. // Якутский архив. Якутск. № 3. 2004. С. 93./
    Дочь Иулианы Наумовны, Алегра Мильевна, продолжила семейное дело и тоже стала библиотекарем. От матери она унаследовала не только профессию, но и доброе сердце, бескорыстие. Она также отдавала часть своей зарплаты в Фонд мира, дополнительно, после смерти матери, пополнила фонды Якутского музея. /Попова Д. П.  История Якутска – история его горожан (из семейного альбома Полицинских). // Якутский архив. Якутск. № 4. 2008. С. 106./  Алегра Милиевна Малеванчук – заслуженный работник культуры России и Якутии, член Клуба старожилов г. Якутска. /Молодость в творчестве. К 70-летию со дня рождения Малеванчук Алегры Милиевны. Якутск. 2004./
    Умерла Иулиана Наумовна 14 июля 1993 года «после продолжительной болезни на 85-году жизни». /Полицинская-Чижик Иулиана Наумовна. Якутия. Якутск. 16 июля 1993. С. 4; Личность и время. Полицинская Иулиана Наумовна. К 95-летию со дня рождения. Якутск. 2003./
    Богдан Мельхиорович был автором многочисленных статей о революционном движении в Якутии:
    Из истории профсоюзов г. Якутска. // Красная Якутия. Якутск. № 1. 1922. С. 17-19.
    Из прошлого (воспоминания). // Автономная Якутия. Якутск. № 111. 1922.
    Деятельность избы-читальни (с. Намцы). // Автономная якутия. № 23. 1927.
    Мой первый арест (из воспаминаний). // Октябрьская революция в Якутии. Сборник воспоминаний Вып. 1. Якутск. 1928. С. 20.
    Наадалаах кинигэ. // Ленин суолунан. № 2. 1953. С.70-76.
    Нужная книга. // По ленинскому пути. № 2. 1953.  С. 63-68.
    Незабываемые дни. (Воспоминания о борьбе за установление Советской власти в Якутии. 1917-1919 гг.). // Советская Россия. Москва. 3 октября 1957.
    Свержение колчаковщины в Якутске. // За Советскую власть в Якутии. Воспоминания. Якутск. 1957. С. 255-259.
    Якутскайга Колчак былааhын суулларыы. // Саха Сиригэр советскай былаас туругурарын туhгар. Ахтыылар. Якутскай. 1958. С. 288-294.
    Верный сын якутского народа. // Социалистическая Якутия. Якутск. 4 декабря 1964.
    В. С. Синеглазова. // Полярная звезда. Якутск. № 1. 1965. С. 104-105.
    Вера Семеновна Синеглазова (к 65-летию со дня рождения). // Календарь знаменательных и памятных дат Якутской АССР на 1967 год. Якутск. 1967. С. 106-107.
    Петр Павлович Кочнев (к 70-летию со дня рождения). // Календарь знаменательных и памятных дат Якутской АССР на 1967 год. Якутск. 1967. С. 114-117.
    В одной камере. // М. Аммосов в воспоминаниях современников. Якутск. 1973. С. 152.
    Мой первый арест. Из воспоминаний. // Молодежь Якутии. Якутск. 7 августа 1979.

    Богдан Мельхиорович Чижик был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, знак Почета, многими медалями и почетными грамотами президиума Верховного совета ЯАССР. Ему было присвоено звание Заслуженного работника культуры ЯАССР. Он являлся почетным гражданином города Якутска, персональным пенсионером Союзного значения, Якутским Горкомом ВЛКСМ был принят в Почетные члены ВЛКСМ. В 1972 году исполком Якутского Горсовета переименовал улицу Пятилетки в Якутске в улицу Богдана Чижика. Самой большой достопримечательностью на ней считался комплекс зданий Якутского КВД (ул. Богдана Чижика 10). /Из протокола заседания Областного совета от 28 (15) марта 1918 года об аресте членов исполкома Якутского Совета рабочих депутатов. // Борьба за установление и упрочение Советской власти в Якутии. Сборник документов и материалов. Ч. 1. Кн. 1. Якутск. 1957. С. 141-142; Копия телеграммы М. К. Аммосову члену комитета Якутской организации коммунистов-большевиков Б. М. Чижику о необходимости строжайшей дисциплины в партии от 9 апреля 1920 г. // Борьба за установление и упрочение Советской власти в Якутии. Сборник документов и материалов. Ч. 1. Кн. 2. Якутск. 1958. С. 110; Тахватулин Г.  Кырдьаҕас большевиги чиэстээh. [Чествование старого большевика] // Кыым. Якутскай. Атырдьах ыйын 26 к. 1959; Кочнев П.  Большая жизнь. // Социалистическая Якутия. Якутск. 9 августа 1964. С. 4; Чемезов В.  Якутская подпольная организация коммунистов большевиков (к 45-летию со дня возникновения). // Календарь знаменательных и памятных дат Якутской АССР на 1964 год. Якутск. 1964. С. 29-30; Кротов М.  Богдан Мельхиорович Чижик (К 65-летию со дня рождения). // Календарь знаменательных и памятных дат Якутской АССР на 1964 год. Якутск. 1964. С. 72-74; Грибановский Н. Н.  Библиография Якутии. Ч. III. Якутск. 1965. С. 141, 195; Чемезов В. Н.  Из истории Якутской организации РКП(б) (8 февраля 1919 – 6 июня 1920 гг). Якутск. 1967. С. 11, 15, 25, 33, 36, 39, 43-45, 50, 56, 59, 65-66, 95-96, 99-100, 106, 114, 127, 140, 148-149, 191, 195, 202, 204, 208, 214; Czyżyk Bogdan. // Księga polaków uczestników rewolucji październikowej 1917-1920. Biografie. Warszawa. 1967. S. 172; Синеглазова В.  Ты помнишь, товарищ... (воспоминания). Якутск. 1967. С. 40, 53; Новгородов А. И.  Октябрьская социалистическая революция и Гражданская война в Якутии. Новосибирск. 1969. С. 7-8, 23-24, 96, 110, 143, 144, 165, 170, 187, 189, 192, 397; Яковлев Н. С.  Охсуhуу суолунан. [Дорогой борьбы] Якутскай. 1969. 36 с; Струлевич А.  Стойкий Богдан. // Социалистическая Якутия. 11 июля 1972; Именем большевика. // Социалистическая Якутия. Якутск. 6 августа 1972; Струлевич А. А.  Почетный Гражданин Якутска. // Струлевич А. А.  Страницы былого (воспоминания современника). Якутск. 1975. С. 36-45; Захаренко Н. Н.  Богдан Мельхиорович Чижик. // Захаренко Н. Н. Эти прекрасные люди. Якутск. 1978. С. 85-93; Грязнухин Э.  Рабочий-революционер. // Социалистическая Якутия. Якутск. 7 августа 1979; Дьячковская М.  Умнуллубат үтүөлээх. [Его заслуги не забыты] // Бэлэм буол. Якутскай. Атырдьах ыйын 12 к. 1979; Торговкина А.  Сын гренадера (к 90-летию со дня рождения Б. М. Чижика). // Знамя Коммунизма. Олекминск. 5 августа 1989. С. 2; Б. М. Чижик (90 лет со дня рождения). // Якутия 1989. Якутск. 1989. С. 24; Алексеев И.  Ойунский и Олекма. // Республика Саха. Якутск. 27 октября 1993; Конкин П.  Нечего их арестовывать, надо просто убить. // Молодежь Якутии. Якутск. 21 января 1994; Макаров Г. Г.  Северо-восток России в 1921-1922 гг. Якутск. 1996. С. 117; Ярковой А.  «Боевая милицейская единица»... Из истории якутской милиции. // Илин. Якутск. № 1 (3). 1998. С. 30; Иванова Т. С.  Из истории политических репрессий в Якутии (конец 20-х – 30-е гг.). Новосибирск. 1998. С. 129; Музей милиции МВД РС(Я) (путеводитель). Якутск. 1998. С. 2; [Баркоўскі А. ]  Богдан Чижик. // Якутск вечерний. Якутск. 21 января 2000. С. 5, 13; Чижик Богдан Мельхиорович. // Имена на улицах Якутска (библиографический справочник). Вып. 1. Якутск. 2002. С. 170-172; Алексеев И. П.  Исторические связи северной столицы и провинции: Санкт-Петербург и Олекминский край.// Якутский архив. Якутск. № 1. 2003. С. 138; Алексеев И.  Богдан Чижик - революционер и книголюб. // Якутия. Якутск. 7 сентября 2005. С. 4; Жараева Т. А.  Директора Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия) (1925-1989). // Вестник Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия). Якутск. 2005. N 1 (3). С. 112-126; «Богдан Чижик», Улугурбут ааттаах уулуссалар. [Его заслуги не забыты] // Кыым. Дьокуускай. Олунньу 8 к. 2007. С. 21; Захаренко Н. Н., Чижик Богдан Мельхиорович. // Первые большевики Якутии. Якутск. 2009. C. 76-82; Чижик Богдан Мельхиорович (1899-1970). // Энциклопедия культуры и искусства Якутии. Кн. 1. Якутск. 2011. С. 561./
    И не смотря на это 100-летие со дня рождения – 7 августа 1899 года по новому стилю – Богдана Мельхиоровича Чижика, в отличие от его соратников П. Ойунского и М. Аммосова было предано забвению, не считая небольшого стенда в Национальной библиотеке Республики Саха (Якутия), бывшей имени А. С. Пушкина. /Малеванчук А.  Он был примером во всем. // Якутия. Якутск. 2 сентября 1999. С. 3./

    /Память. Поименная книга-мемориал. Ветеранам тыла, награжденным в 1946-1950 гг. Медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Кн. 7. Якутск. 1999. С. 469, 525./




Отправить комментарий