Google+ Followers

среда, 1 января 2014 г.

Алесь Баркоўскі. Якутские Чижики. Ч. I. Мельхиор. Койданава. "Кальвіна". 2012.

                ЧЫЖЫК
                 ČYŽYK
Pol. — Czyżyk. Рус. — Чижик.
Род унесены ў 3 ч. РК Менскай губ.
Вывад: 1845.03.28 (Менскі ДДС),
указ 1845.08.21 № 15699.
/© Ўладзіслаў Вяроўкін-Шэлюта, 2004./
    ...Штабс-капітан Мельхіёр Чыжык у снежні 1863 года пасля роспуску Ігуменскага атрада здаўся ўладам і атрымаў 20 год катаргі. Далейшы лёс яго невядомы.
    /Кісялёў Г.  На пераломе двух эпох: Паўстанне 1863 году на Міншчыне”. Мінск. 1990. С. 31./


    Основатель якутской ветви Чижиков – Чижик «Мельхиор Каспер Бальтазар» /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 125. Арк. 12 адв./ (имена волхвов, принесших Иисусу дары на Рождество) [Мельхиор Теодор Ромуальд Бальтазар» /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 371./], «сын Юзефа [Осипа, Иосифа], коллежского советника, род. 21 октября 1835 г. в Минске» /Mienicki R.  Czyżyk Melchior. // Polski Słownik Biograficzny. T. IV. Kraków. 1938. S. 383./ [«родился 26 июня 1836 г. (по другим данным, 9 октября 1835 г.) в семье преподавателя математики минской гимназии. Впоследствии отец оставил преподавание и служил правителем дел графа Хребтовича в Щорсах» /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 371./], и Анны, в девичестве Жилковской, в белорусской католической шляхетской семье.
    Первоначальное образование Мельхиор получил в Минской губернской мужской гимназии, где учились также будущие участники восстания 1863 года - Антон Трусов (1835-1886), уроженец г. Борисова, и Бенедикт Тадеуш Дыбовский, (1833-1930) родившийся в имении Адамарин Вилейского уезда Минской губернии.




    Впоследствии Дыбовский вспоминал: «Арифметику преподавал Чижик, очень хороший учитель; его толкование завлекало всех, и каждый из нас стремился заслужить похвалу учителя; к несчастью, однако, нашему, он покинул гимназию уже через год; его сменил Гринкевич, который нам испортил всю математическую учебу, своею бездарностью и бестактностью в отношении учеников. Географию преподавал Шабловский — он держал себя строго программного шаблона, требовал умения чертить по памяти географические карты, но привлечь к предмету не сумел. Корейва, который был репетитором для учеников четвертого класса, рассказывая однажды своим слушателям о южной России, ввел в рассказ особу Мицкевича, говоря о его пребывании в Одессе, о его путешествии по Крыму и так нас всех заинтересовал, что мы лучше запомнили его лекцию, чем скучные перечисления на память рек, городов и т. д. согласно учебника. Несмотря на отсутствие интереса к  предмету мы, однако, учили прилежно задаваемые лекции по географии и до сих пор мне еще памятны эти вереницы названий, как, напр. Обь, Фaр, Енисей, Хатанга, Лена, Яна, Индигирка и Колыма». /Dr. B. Dybowski B.  Przed półwiekim. (Wspomnienia z przeszłości gimnazyalnej). // Biblioteka Warszawska. Pismo miesięczne, poświęcone nauce, literaturze, sztukom i sprawom społecznym. T. II. Warszawa. 1908. S. 520./ Кстати, в этой же гимназии, немногим позже, учился и Эдуард Пекарский, известный составитель «Словаря якутского языка».

    Затем Мельхиор Чижик «воспитывался в Полоцком (1848-1853)» /Русско-польские революционные связи. Т. II. Москва. 1963. С. 767./ кадетском корпусе, основанном 25 июня 1835 года по повелению Николая I в г. Полоцк Витебской губернии для подготовки дворянских детей к воинской службе, который в условиях Западных губерний Российской империи имел специальную цель – способствовать русификации дворянской молодежи. Для размещения кадет было приспособлено здание Иезуитской академии и монастыря, построенных в XVIII веке. Кадет набирали из дворянских детей Витебской, Минской, Могилевской, Виленской, Гродненской и Смоленской губерний в возрасте от 12 до 14 лет. В 1838 году корпус был полностью сформирован в составе четырёх рот: гренадерской, 1-й и 2-й мушкетерских, а также неранжированной.
    Младший брат известного языковеда Александра Афанасьевича Потебни – Андрей Потебня “десятилетним мальчиком он надел мундир воспитанника Полоцкого кадетского корпуса, пробыв перед этим короткое время в кадетском корпусе, расположенном в Орле. Полоцкий корпус предназначался для русификации дворянской молодежи белорусских губерний и борьбы с тем, что царизм называл польским влиянием. Сверстниками и товарищами Андрея стали многие поляки, в том числе дети или братья повстанцев 1830-1831 годов и участников польских конспиративных организаций последующих лет. Были среди них я будущие деятели восстания 1863 года. Одновременно с Потебней учился, например, Мельхиор Чижик, ставший впоследствии одним из соратников Л. Звеждовского и принявший командование над повстанческим отрядом в Вилейском уезде Виленской губернии. В Полоцком корпусе воспитывались также будущий активный участник революционной организации русских офицеров в Польше Бронислав Бобянский. будущий повстанческий командир Октавиан Феликс Шукевич, будущие члены офицерских кружков Казимир Левицкий, Иоаким Обезерский, Лев Струмило, Василий Липинский. Владислав Вишневский, Александр Снежко-Блоцкий и др. Вместе с Потебней учились в корпусе и некоторые будущие участники освободительной борьбы, не являвшиеся поляками: Владимир Галлер, Александр Минятов”. /Лейкина-Свирская В. Р.  Андрей Потебня. // За нашу и вашу свободу! Герои 1863 года. Сборник. Составитель В. А. Дьяков. Москва. 1964. С. 122./



    Потебня и его друзья взрослели, но сложившееся в роте братство по духу не смогли разрушить ни ябедники, ни подзатыльники и розги, ни карцер. И неспроста, наверное, товарищи Потебни Мельхиор Чижик, Иоаким Обезерский, Александр Снежко-Блоцкий, Владимир Галлер стали видными борцами за свободу. От них Андрей узнал, как звучит надпись на знамени польских повстанцев, они помогли ему выучить польский язык”. /Костин Б.  «Мы, на смерть идущие, вам клянёмся...». // Факел. 1990. Историко-революционный альманах. Москва. 1990. С. 78./ 4 (5) марта 1863 г. Потебня погиб в бою с российскими карателями у Песковой Скалы в Царстве Польском. 
    В 1853 г. 15-й выпуск Полоцкого кадетского корпуса, в числе которого был и Мельхиор Чижик, был переведен в Петербург, в так называемый Дворянский полк, который с 17 апреля 1855 года был переименован в Константиновский кадетский корпус, в честь первого шефа цесаревича Константина Павловича. Корпус состоял из двух батальонов по 4 роты в каждом, были общие и 3 специальных класса. В 3-й специальный класс переводились лучшие из выпускников 2-го специального класса.



    /Полоцкій Кадетскій Корпусъ. Историческій очеркъ 75-лѣтія его существованія. Составілъ Офицеръ-воспитатель Полоцкаго кадетскаго корпуса подполковникъ В. П. Викентьевъ. Полоцкъ. 1910. С. VIII./


                       В соответствии с распоряжением КГИОП №10-201 от 17 мая 2016 года
                                                    «Здание Дворянского полка»
             (Санкт-Петербург, Красного Курсанта, дом 21, Пионерская улица, дом 28, литера А)
               вошло в перечень объектов культурного наследия регионального значения.
    После окончания обучения в 1856 году, Мельхиор сначала служил в чине подпоручика в Астраханском Его Величества 12-м гренадерском полку, а в 1858 году его переводят в Московский 8-й гренадерский Великого Герцога Фридриха-Франца II Мекленбургского, 2-й гренадерской дивизии Отдельного гренадерского корпуса.
    «Чижик Мельхиор Осипович... служил в Москве, но поддерживал тесные связи с Л. Звеждовским, В. Колесовым и другими лицами, по-видимому входившими в петербургские революционные кружки». /Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). Москва. 1967. С. 185./ Также «Чижик М.» вероятно состоял в «Революционной организации офицеров русской армии в Польше» /Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). [Списки установленных и вероятных участников революционных кружков и организаций] Москва. 1967. С. 229./ и в кружке «Екатеринославского гренадерского полка» /Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). [Списки установленных и вероятных участников революционных кружков и организаций] Москва. 1967. С. 229./ «Был дружен с Будзиловичем, Гофштетером, Звеждовским». /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 372./ «Имел дружеские отношения с Б. Павловичем, И. Будзиловичем и, по-видимому, был связан с Л. Звеждовским, через которого в апреле 1863 г. мог установить контакты с Петербургской офицерской организацией». /Дьяков В.  Петербургская офицерская организация. // Русско-польские революционные связи. Т. I. Москва. 1963. С. XCII, CXVII, 275-276./

    Отметим, что Людвик Звеждовский (1829-1864), уроженец г. Вильно, сын коллежского регистратора, католического вероисповедания, участник Крымской войны, кавалер двух орденов, в 1857-1859 гг., учившийся в Академии генерального штаба, в апреле 1863 г. был назначен повстанческим начальником Могилевского воеводства (губернии), 24 апреля 1863 года Людвик Звеждовский, псевдоним «Топор», со своим отрядом захватил уездный город Горки, но видя перевес русских войск 30 апреля 1863 г. распустил свой отряд. Позже был взят в плен и в феврале 1864 г. казнен в г. Опатов. Владимир Петрович Колесов (1938-?) сын майора, православного вероисповедания, воспитывался в Брестском кадетском корпусе, в 1856 году закончил Константиновский кадетский корпус, в который поступил в 1856 году. В 1858-1861 гг. служил в Москве в Екатеринославском гренадерском полку и одновременно являлся репетитором химии в Александровском кадетском корпусе. В 1862-1863 гг слушатель Артиллерийской академии. Виленская следственная комиссия располагала сведениями, что повстанческие организации Северо-Западного края поддерживали в 1863 году контакт с находящимся в Петербурге В. П. Колесовым. Григорий Павлович Гофштеттер, офицерМосковского гарнизона, член организации «Земля и воля», участником выпуска воззвания «Временное народное правление». Игнатий Будзилович (1941-1963), из дворян Волынской губернии, католического вероисповедания, воспитывался в Киевском кадетском корпусе, подпоручик лейб-гренадерского Екатеринославского полка, «дружил с М. Чижиком и другими офицерами, сочувствующими восстанию или участвовавшими в нем» /Будзилович Игнатий Мартынович // Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). Москва. 1967. С. 33./. В апреле 1863 г. вместе с Л. Звеждовским бежал из части, организовал в Оршанском уезде повстанческий отряд и возглавил его под псевдонимами «Катков» и «Ян Пихович», который 26 апреля 1863 г. был разбит карателями, а он взят в плен и расстрелян 28 августа (9 сентября) 1863 г. в Орше. Богуслав Павлович (1841-1863) из дворян католического вероисповедания, окончил в 1861 г. Александровский (Брестский) кадетский корпус, прапорщик 13-й полевой артиллерийской бригады, в феврале 1863 г. перешел к повстанцам и был адъютантом у Романа Рогинского,попал в плен и был расстрелян 19 июля 1863 г. в Брест-Литовске.

    Кстати, в подпольной офицерской организации вместе с Чижиком состоял и полковой адъютант Нижегородского пехотного полка, уроженец Минской губернии капитан Винценты Бялыницкий-Бируля, отец первого наркома финансов ЯАССР Вячеслава Викентьевича Бялыницкого-Бируля.
    Еще летом 1862 г. в Варшаве был создан Центральный национальный комитет (Komitet Centralny Narodowy, Centralny Komitet Narodowy), руководящий орган по подготовке восстания, который в момент начала восстания 10 (22) января 1863 г. провозгласил себя Временным национальным правительством (Tymczasowy Rząd Narodowy), а в мае 1863 г. был переименован в Национальное правительство (Rząd Narodowy). Подготовкой восстания в Беларуси и Литве с осени 1861 г. занимался Комитет движения (Komitet Ruchu), который действовал в Вильно, который летом 1962 г. был подчинен Центральному национальному комитету и превратился в Литовский провинциальный комитет (Komitet Prowincjonalny Litewski), а с 1 февраля 1863 г. во Временное провинциальное правительство Литвы и Беларуси (Prowincjonalny Rząd Tymczasowy Litwy i Białorusi), а с 11 апреля 1963 г. стал Отделом руководства провинциями Литвы (Wydział Zarządzający Prowincjami Litwy). /Біч М.  Паўстанне 1863-64 у Польшчы, Беларусі і Літве. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі у 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 448-450./
    Уже 4 февраля 1863 г. Роман Рогинский со своим отрядом перешел реку Западный Буг и начал с боями продвигаться в сторону Минской губернии, но 15 февраля его отряд на границе Слуцкого уезда Минской губернии был разбит. Каторгу Рогинский отбывал на Иркутским солеваренном заводе в Усолье, а затем был переведен на поселение у слободу Витим Киренского округа Иркутской губернии.




    /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 1-3./
    Литовский провинциальный комитет понимал, что он не готов к восстанию, но принял решение поддержать братьев по вере.

    В конце января 1863 года Минскую губернию, по поручению Винцента Константина Калиновского, с проверкой объехал представитель офицерской организации Ян Козелло (Козел; Козелл-Поклевский), 1837 г. р. уроженец имения Сэрвач Вилейского уезда Виленской губернии. В 1856 г. окончил школу гвардейских подпрапорщиков, в 1857-1859 годах учился в Инженерной академии. Один из основателей организации «красных» в Минске, имевший псевдоним «Скала», который перед этим побывал по поручению Литовского комитета в Петербурге и Москве. После подавления восстания эмигрировал во Францию. Умер в 1896 году в Бобруйске.
    «„Как будто гром из скучившихся на небе туч, пришла в январе 1863 весть о восстании в Варшаве. Все поняли, что что-то великое и серьезное ждет Беларусь. В марте открыто уже говорили, что Moгилевщина с оружием в руках границы бывшей Польши отметит; в начале апреля уже не могло быть о том ни малейшего сомнения. Женщины и дети лихорадочно шили белье и щипали корпию. Пасха, однако, прошла спокойно. Только доктор Михаил Оскерко, Комиссар национального правительства и главный организатор восстания в Могилевской губ., неоднократно приезжал из Вильно и Минска в Могилев, отметил активную работу в подготовке восстания. В середине апреля приехали с ним офицеры генерального штаба: Олендский, Жебровский и Чижик, все трое позднее начальники партий”. Из имения Константинова Сенненского уезда они разъехались в разные стороны. Чижика в Сенно встретили, ожидающие его прибытия люди. Жебровского и Олендского вывез из Константинова маршалок Нитославский, владелец Скрыдлева, отправившись с ними на Борисовский тракт». /Józefa z Świętorzeckich Obiezierska.  Męczeńskie lata. // Nasze Kresy. Mohylowszczyzna. Pomnikowi X. Józefa Poniatowskiego. Mohyllów-Moskwa. 1917. S. 47-48./

    Отметим, что Михаил Андреевич Оскерко, который род. в 1836 г. в г. Минске, в 1860 г. окончил медицинский факультет Московского университета, в 1862 г. работал домашним врачом в Сенненском и Ошмянском уездах. В 1863 в связи с началом  восстания поехал в Вильно, где ему вручили мандат комиссара Могилевской губернии, после чего он выехал в Санкт-Петербург для поиска патриотически настроенных офицеров, в августе 1863 г. принял от Болеслава Свенторжецкого полномочия повстанческого комиссара Минской губернии, в октябре 1863 г. вместе с И. Ямонтом реорганизовал повстанческую организацию на Минщине, 21 октября1863 г. по фальшивому паспорту приехал в Санкт-Петербург и на станции Остров Псковской губернии был арестован, во время следствия в Санкт-Петербурге и Могилеве отказывался давать показания, 22 апреля 1864 г. Виленский генерал-губернатор Михаил Муравьев подписал смертный приговор, который был приведен в исполнение. 28 апреля 1864 г. Антон Варфоломеевич Олендский род. ок. 1843 г. в им. Тучин Бельского уезда Люблинской губернии, окончил 1-й Московский кадетский корпус (1862), учился в Михайловской артиллерийской академии в Санкт-Петербурге, подпоручик пешей артиллерии. Константин Адамович Жебровский (псевдонимы «Костка», «Новицкий») род. в 1838 г. в Августовская губернии, учился в Орловском кадетском корпусе и Константиновском кадетском корпусе в Санкт-Петербурге. С 1857 г. служил в армии. В 1861 г. поступил в артиллерийскую академию, поручик 6-й артиллерийской бригады. После боя 7 (19) мая 1863 г. около деревни Подберезье оба были схвачены - Жебровский, по приговору военно-полевого суда, был расстрелян 24 июня (6 июля). 1863 г. в г. Борисов; Олендский - 30 марта (11 апреля) 1864 г. был публично расстрелян в Минске.
    «Чижик Мельхиор Осипович... В апреле 1863 г. выехал в Виленскую губ., где командовал отрядом». /Русско-польские революционные связи. Т. II. Москва. 1963. С. 767./ «Чижик Мельхиор Теодор Ромуальд Бальтазар... В 1863 г. между 1 и 5 апреля (ст. ст.) выехал из Петербурга якобы в Варшаву к полку, но оказался 19 апреля в Борисове, где принял пост военного начальника уезда». /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 372./ «Чижик Мельхиор Осипович, штабс-капитан 8-го Московского гренадерского полка, который в 1863-1865 гг. квартировал в Минске». /Удзельнікі вызваленчага руху. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Мінска. У 4-х кнігах. Кн. 2-я. Мінск. 2002. С. 94./ «Чижик Мельхиор Осипович... зная  о предстоящей переброске полка из Петербурга в Варшаву, 14 марта 1863 г. взял направление в госпиталь, где пробыл недолго, а 28 марта перешел на нелегальное положение. По договоренности со своими друзьями и единомышленниками Л. Звеждовским и И. Будзиловичем, заехав ненадолго в Москву (апрель 1863 г.), отправился в район восстания, чтобы стать во главе повстанческого отряда в Вилейском уезде Виленской губернии». /Дьяков В. А.  Герцен, Огарев и Комитет русских офицеров в Польше. // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. Москва. 1963. С. 78./ «Кроме Л. Звеждовского и И. Будзиловича, гарнизон Москвы представлял среди повстанцев штабс-капитан Московского гренадерского полка Мельхиор Чижик. В марте 1863 г., когда полк находился в Петербурге, двигаясь по железной дороге в Варшаву, он заявил, что болен, и лег в госпиталь, чтобы «не воевать с соотечественниками» [* ЦГВИА, ф. 395, оп. 300/860, св. 251, д. 47, лл. 366-357, 370-371, 426-429.]. Выписавшись из 1-го Санкт-Петербургского госпиталя 28 марта, Чижик обязался выехать в Варшаву 1 апреля, но вместо этого поехал в Москву, а оттуда в Борисов; в конце апреля он уже командовал повстанцами в Виленской губ. [* ЦГИА Лит.ССР, ф. 1248, оп. 2, д. 265, лл. 9-10, 14-17 и др.] М. Чижик имел дружескую переписку с И. Будзиловичем и В. П. Колесовым [* Там же, оп. 1, д. 471, лл. 514-526.]; время его поездки в Петербург и возвращения в Москву совпадает со временем такой же поездки Л. Звеждовского [* «Русско-польские революционные связи 60-х годов и восстание 1863 г.», стр. 541-542.]; среди сослуживцев и знакомых Чижика был один из руководящих деятелей Московского отделения «Земли и Воли» — Г. П. Гофштеттер [* ЦГИА Лит.ССР, ф. 1248, оп. 2, д. 265, лл. 18-20.]. Все это ставит действия Чижика в такие рамки, в которых они могут быть истолкованы только как выполнение воли тесно связанных друг с другом русских и польских революционных организаций». /Дьяков В. А., Миллер И. С.  Революционное движение в русской армии и восстание 1863 г. Москва. 1964. С. 183-184, 446./ 
    Напярэдадні выступленьня Барысаўскі павет як быццам выпадаў з агульнай дзейнасьці мінскай падпольнай арганізацыі, якая займалася падрыхтоўкай паўстаньня ў губэрні. Зьвестак пра тое, хто і якім чынам займаўся падрыхтоўкай паўстаньня ў павеце – займаў пасады цывільнага і ваеннага начальнікаў, камісара і да т.п., – знойдзена да сёньняшняга дня зусім няшмат. У паказаньнях Канстанціна Каліноўскага пра гэта няма ні слова [* Следча-судовая справа Кастуся Каліноўскага / уклад. З. Кузменка. – Мінск : Галіяфы, 2014. – 142 с.]. Ва ўспамінах старшыні Аддзела кіраваньня правінцыямі Літвы Якуба Гейштара пра гэта таксама не згадваецца, што, аднак кампэнсуецца ў пэўнай ступені камэнтарамі да іх, дзе маюцца зьвесткі пра тое, што цывільным начальнікам Барысаўскага павета ў 1863 – пачатку 1864 г. зьяўляўся доктар Ян Сьвіда (1835 – пасьля 1913) (са спасылкай і цытатамі з уласных сьведчаньняў Сьвіды) [* Gieysztor J. Pamiętniki z lat 1857-1865. - T. 1-2. - Wilno, 1913: t. 1, s. 407-408; t. 2, s. 300-302.]. У паказаньнях “мінскага ваяводы” Гектара Лапіцкага маецца толькі згадка пра тое, што Ян Сьвіда зьяўляўся начальнікам Барысаўскага павету і аднаго разу перадаў яму (Лапіцкаму) 2000 рублёў [* Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг.: Сборник документов / под ред. В. Дьякова и др. - Москва: Наука, 1964, с. 561-562.]. З іншых крыніц вынікае, што ваенным начальнікам павета напярэдадні выступленьня зьяўляўся штабс-капітан  Маскоўскага грэнадзёрскага палка Мельхіёр Чыжык (1835-пасьля 1878) [* Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг.: Сб. документов / [АН СССР, Ин-т славяноведения и др. - М.; Вроцлав: Наука, 1965, с. 459-460; Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях : Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі / уклад. Дз. Ч. Матвейчык; рэдкал.: У. І. Адамушка [і інш.]. - Мінск: А. М. Вараксін, 2014, с. 368-370 і інш.; Смирнов А. Ф. Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. - М.: Изд-во Акад. наук. СССР, 1963, с. 371.]. Аднак па-ранейшаму невядома структура паўстанцкай арганізацыі ўнутры павета, напрыклад, хто займаў пасады акруговых ці парафіяльных начальнікаў, хто займаўся зборам грошай на патрэбы паўстаньня, і да т.п.”. /Матвейчык Д.  Стварэнне і дзейнасць паўстанцкіх атрадаў на памежжы Бырысаўскага, Сенненскага і Лепельскага паветаў у 1863 г. // Гісторыя Друцка-Бярэзінскага краю. Матэрыялы Першых грамадскіх навукова-краязнаўчых чытанняў. Мінск-Крупкі-Магілёў 28 сакавіка, 17 траўня, 20 чэрвеня 2015 г. Уклад. А. П. Аляхновіч. Мінск. 2015. С. 181-182./ 
    № 169. 22 красавіка 1863 г. — Паказаньні вазьніцы Міхала Жабінскага барысаўскаму земскаму спраўніку П. М. Дамухоўскаму пра збор атрада паўстанцаў у фальв. Дамашкавічы Барысаўскага пав. под кіраўніцтвам штабс-капітана Мельхіёра Чыжыка.
    1863 года апреля 22 дня в присутствии борисовского земского исправника нижеписанный спрашиван:
    Михаил Тадеушев Жабинский 25 лет, вероисповедания православного, у исповеди[и] св[ятого] причастия ежегодно бывает, грамоты не знает, под судом и следствием не был, крестьянин Корсаковичский волости деревни Божий дар [* Божадары (Божы дар).], находится по найму у помещика Леонарда Бачизмальского [* Леанард-Ігнат Бачызмальскі (Бачыжмальскі) (нар. каля 1830 г.) да паўстаньня жыў у Смалярах, якімі валодаў разам са сваякамі. Разам з усім апісаным тут атрадам ён далучыўся да паўстанцкага атрада Вінцэнта Казелы (Козел-Паклеўскага), у якім выконваў функцыі казначэя. Пасьля расьцярушаньня атрада хаваўся ў лясах, каля 03. 06. 1863 перабраўся ў фальв. Кайтанава Барысаўскага пав., дзе 08. 06. 1863 арыштаваны. Канфірмацыяй М. Мураўёва ад 11. 11. 1863 прысуджаны да пазбаўленьня правоў стану, канфіскацыі маёмасьці і ссылкі на катаргу на заводы на 6 гадоў. 03. 02. 1864 высланы на месца ссылкі. Яго частка Смаляраў канфіскавана. Пасьля выданьня амністыі вярнуўся на радзіму і ў сьнежні 1876 г. жыў у свайго брата ў Смалярах, дзе дапамагаў па гаспадарцы (“з маёнтка не выяжджае з-за хваробы”)...] в имении Смолярах [* Смаляры.] кучером; показал: настоящего апреля месяца 19 числа вечером в сумерки приехал в Смоляры зять письмоводителя борисовского уездного предводителя дворянства помещика Иосифа Богдановича [* Калескі асэсар Юзаф Вінцэнтавіч Багдановіч зьяўляўся пісьмаводцам барысаўскага павятовага маршалка прынамсі з 1861 г.] Ян Одынец [* Ян Адынец паводле іншых дакумэнтаў служыў канцылярыстам Барысаўскага павятовага суда. 19. 04. 1863 выехаў з г. Барысава, 20. 04. 1863 вярнуўся і хутка быў арыштаваны. Паводле пастановы сьледчай камісіі высланы з радзімы...] с каким-то неизвестным офицером [* Гэта быў паўстанцкі ваенны начальнік Барысаўскага пав. Мельхіёр Чыжык, які да паўстаньня служыў штабс-капітанам Маскоўскага грэнадзёрскага Вялікага герцага Фрыдрыха Макленбургскага палка. У далейшым ён узначаліў апісаны тут атрад, які затым злучыўся з атрадам Вінцэнта Казелы... /НГАБ. - Ф. 295. - Воп. 1. - Спр. 1527. - Арк. 79; Ф. 295. - Воп. 1. - Спр. 1643. - Арк. 254; Ф. 296. - Воп. 1. - Спр. 25. - Арк. 106; Ф. 1430. - Воп. 1. - Спр. 52758. - Арк. 44... /.], потом приехали помещики: сын графа Иосифа Тышкевича [* Граф Генрык Юзафавіч Тышкевіч пасьля ўдзелу ў паўстаньні зьнік без зьвестак, прынамсі да 06. 07. 1864 рас. уладам не было вядома пра яго месцазнаходжаньне. На маёнтак бацькі Пятроліна (гл. ніжэй) быў накладзены сэквэстар, а затым забарона на частку, якая прыпадала яму ў спадчыну...] с Петролина [* Пятроліна.] с лакеем, с Ганцевич [* Гамцавічы.] Михаил Лапицкий [* Міхал Лапіцкі з-за гэтых паказаньняў западозраны ў сувязях з паўстанцамі, аднак іншых доказаў, верагодна, не знайшлося, бо канфірмацыяй А.Л. Патапава ад 16. 01. 1865 толькі яго маёмасьць прызначана да абкладаньня ўзмоцненым дзесяціпрацэнтным зборам.], из Скуплина [* Скупліна.] Иотко [* Да паўстаньня мелі дачыненьне некалькі асоб па прозьвішчы Ёдка ці Ёдка-Наркевіч, аднак адсутнічаюць зьвесткі пра паходжаньне каго-небудзь з іх з Барысаўскага пав. і пражываньне ў Скупліне.], эконом сказанного Лапицкого из Ганцевич Олешкевич, где поужинали. Помещик Леонард Бачизмальский приказал мне запрячь в фаэтон [* Тут і ніжэй гэтае слова у дакумэнце пішацца “фаетон”.] четверку лошадей, говоря, что поедет на ночь в Мстиж [* Мсьціж.] и, переночевавши, отправится из Мстижа Вилейского уезда к дяде своему для получения денег в имение Реутку [* На тэр. Вілейскага пав. у сяр. XIX ст. невядомы населены пункт з назвай Рэутка. Два населеныя пункты з такой назвай вядомы толькі на тэр. Свянцянскага пав.]. По приказанию Бачизмальского лошади мною запряжены в фаэтон и поданы под крыльцо, в фаэтон сели помещики Леонард Бачизмальский, Тышкевич и офицер незнакомый, который приехал с Одынцом, а эконом Лапицкого Олешкевич и Тышкевича лакей отправились по дороге к имению Мстижу и помещики, Лапицкий, Иотко и Ян Одынец поехали домой. Подъезжая к Мстижу, я хотел поворотить по дороге в господский двор, но незнакомый тот офицер закричал на меня, чтобы я ехал мимо Мстижа прямо. Здесь я увидел, что это что-нибудь кроется неблагонадежное, и не хотел ехать дальше, то незнакомый тот офицер взял у меня из рук вожжи [* Гэтае слова у дакумэнце пішацца “возжи”.] и закричал на меня, что он со мною поступит, как ему надо, и погнал лошадей скоро. Проехавши Мстиж, поворотили к фольварку помещика Альфреда Слизеня [* Альфрэд Слізень (нар. каля 1840 г.) зьяўляўся буйным памешчыкам, які валодаў маёнткамі Дзявяткавічы Слонімскага пав., Дзядзілавічы Барысаўскага пав. і інш. Ён асабіста не меў дачынення да паўстання.] Домашкевичам [* Дамашкавічы.]. По прибытии в Домашкевичи уже был день, где помещики Бачизмальский, Тышкевич, незнакомый тот офицер, эконом Олешкевич и лакей Тышкевича Гавриил вышли из экипажей. И там в Домашкевичах уже была собравшись шайка человек до 80, но ожидали еще человек 200 с Борисовского уезда. В шайке той находятся письмоводитель мирового посредника Монюшки [* Дваранін Барысаўскага пав. калескі сакратар Данат Манюшка, сын Адама, з ліпеня 1861 г. служыў міравым пасрэднікам 3 участка Барысаўскага пав. Падчас паўстаньня парэкамэндаваў Апалінарыю Сецкаму спаліць прынесеную яму газэту “Мужыцкая праўда”. У сувязі з гэтым западозраны ў “схаванай дзейнасьці на шкоду Ураду”, бо павінен быў падаць газэту ў вышэйстаячыя інстанцыі. Рашэньнем М. Мураўёва ад 19. 04. 1863 як “нядобранадзейны ў палітычных адносінах” прызначаны да звальненьня са службы. Асобна ад гэтага 18. 04. 1863 добраахвотна падаў прашэньне аб звальненьні і быў звольнены...] Петровский [* Незацьверджаны дваранін Барысаўскага пав. Мікалай Пятроўскі да паўстаньня служыў пісьмаводцам Даната Манюшкі. Пасьля арышту за ўдзел у паўстаньні канфірмацыяй М. Мураўёва ад 25. 08. 1863 прысуджаны да пазбаўленьня правоў, канфіскацыі маёмасьці і ссылкі на службу шарагоўцам у Сыбірскія лінейныя батальёны...], с имения Мстижа эконом Конопацкий [* Дваранін Барысаўскага (?) пав. Баляслаў Канапацкі служыў аканомам у памешчыка Валовіча ў Мсьціжы, затым разам з усім атрадам далучыўся да паўстанцкага атрада Вінцэнта Казелы і быў забіты ў баі...], писарь провиантовый Янковский [* Магчыма, маецца на ўвазе Канстанцін Яноўскі], лакеи Тадеуш и Кастусь, отставной солдат Роберт [* Магчыма, гэта - адстаўны унтэр-афіцэр, ураджэнец Віленскай губ. Роберт Францкевіч (Францэвіч), які за удзел у паўстаньні пастановай ваеннага суда прысуджаны (да 14. 02. 1864) да пазбаўленьня правоў стану, канфіскацыі маёмасьці і ссылкі на катаргу на заводах на 6 гадоў...], охотник доезжачий Емельян [* Селянін Барысаўскага пав. Емяльян Гатоўка (нар. каля 1843 г.) да паўстаньня жыў у в. Харошая Барысаўскага пав., дзе зьяўляўся лесьніком памешчыка Валовіча. Пасьля расьцярушання атрада Вінцэнта Казелы хаваўся ў лясах разам з Леанардам Бачызмальскім, каля 03. 06. 1863 перабраўся ў фальв. Кайтанава Барысаўскага пав., дзе і арыштаваны 08. 06. 1863. Канфірмацыяй М. Мураўёва ад 11. 11. 1863 прысуджаны да пазбаўленьня правоў стану, канфіскацыі маёмасьці і ссылкі ў Разанскую арыштанцкую роту на 3 гады. 02. 12. 1863 адпраўлены “этапным парадкам” на месца ссылкі...], Горелого Луга [* Гарэлы Луг.] помещика Есымона [* Магчыма, маецца на ўвазе хтосьці з нашчадкаў Аурэліі Есьман (Эсьман)...] эконом, фамилии не знаю [* Маецца на ўвазе дваранін Барысаўскага пав. Віктар Матусевіч, які да паўстаньня жыў у Гарэлым Лузе. Пасьля арышту знаходзіўся ў верасьні 1863 г. у мінскай гарадзкой турме, а яго маёмасьць сэквэстравана. За ўдзел у паўстаньні прысуджаны (да 01. 04. 1864) да пазбаўленьня правоў стану, канфіскацыі маёмасьці і ссылкі на жыхарства ў Табольскую губ.], и лакей Юзя, и пономарь Мстижской православной церкв, который взят на дороге мятежниками силою. У помещиков Бачизмальского, Тышкевича и офицера было взято с ними три ружья, сабля и пять бутылок пороху, все это они оставили с собою. Когда и других кучеров отправили домой, то я и кучер Тышкевича Семок, покормивши лошадей, поехали домой. По возвращении моем домой в Смоляры я объявил о сем сельскому старосте Степану Волчацкому, который сказал мне, чтобы шел сейчас и объявил о сем зембинскому тысяцкому, то я начал собирать[ся], чтобы отправиться к зембинскому тысяцкому, но в это время зембинский тысяцкий приехал за мною на подводе, то я сейчас же отправился на той подводе к сказанному тысяцкому и по прибытии в Зембин отправлен тысяцким в город Борисов. Что все показано мною самим истинно, а за ложь и утайку подвергаю себя суждению по законам и за неумением грамоты собственноручно тремя крестами подписуюсь.
    Показание забирал борисовский земский исправник Домуховский. (НГАБ. Ф. 295. Воп. 1. Спр. 1547. Арк. 1-1 адв. - Рукапіс.) /Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях. Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 368-371./
    № 170. 23 красавіка 1863 г. — Рапарт барысаўскага земскага спраўніка П. М. Дамухоўскага мінскаму цывільнаму губернатару А. Л. Кажэўнікаву аб зьяўленні ў павеце атрадаў паўстанцаў.
    Помещики Борисовского уезда, Лев Рава и Игнатий Кукевич и другие лица донесли, что из имения двух первых в ночь с 19 на 20 число сего апреля неизвестно куда отлучились Равы Веселова управляющий имением дворянин Константин Гинтовт и лакей крестьянин Заболотского сельского общества Франц Бардушка, Кукевича Кричина: управляющий имением дворянин Безерский, имения Холопенич четверо дворовых людей, ксендза холопеничского прислуги два человека, из имения Бересневки [* Берасьнёўка.] Булгака [* Дадатковыя звесткі пра асобу не выяўленыя.] официанты [* Маюцца на ўвазе афіцыялісты – вольнанаёмныя службовыя асобы.] Феликс Богданович [* Дваранін Дзісенскага пав. Фелікс Багдановіч (нар. каля 1835 г.), які да паўстаньня служыў у Бераснёўцы Булгака, далучыўся да паўстанцкага атрада, які фарміраваўся ў фальв. Дамашкавічы пад кіраўніцтвам Мельхіёра Чыжыка (гл. дак. № 169) і які затым злучыўся з атрадам Вінцэнта Казелы. Схоплены рас. войскамі падчас бою 16. 05. 1863 ля в. Уладыкі Вілейскага пав. і суджаны пры Мінскім батальёне ўнутранай варты. Канфірмацыяй М. Мураўёва ад 28. 08. 1863 прысуджаны да пазбаўленьня правоў, канфіскацыі маёмасьці і ссылкі на жыхарства ў Томскую губ. Магчыма, пакараньне заменена на ссылку ў арыштанцкія роты...], Каспер Ястржемский [* Каспер Ястрэмбскі увайшоу у склад атрада пад камандаваннем Мельхіёра Чыжыка, які фарміравауся ў фальв. Дамашкавічы Барысаускага пав. (гл. дак. № 169). Разам з атрадам знаходзіўся ў дзядзілавіцкіх лясах, пасля чаго ўцёк (да 04. 05. 1863) з яго і добраахвотна зьявіуся да рас. улад. Пачаткова ўтрымліваўся пры Крэменчугскім пяхотным палку...] и Ивашкевич, все эти лица отправились в шайки мятежников.
    Из собранных же секретных сведений оказывается, что в шайки мятежников отправились будто бы Борисовского уезда помещики имения Драз Иосиa Добровольский, Краснолук или Трояновки Пржибора, дворяне Начковский, Колтуновский и многие другие шляхты, и что Пржибора с 20 на 21 числа сего апреля проводил шайку мятежников болотами около села Барани, и все малые шайки собираются [в] урочище Стюденку в лесах и не в далеком расстоянии имения Уцехи помещика Керсновского, — которая шайка, по собранным сведениям от жителей, уже сформирована была до 22 апреля до 300 человек вооруженyых, но с каждым днем и ночи численность с прибывающих отдельных партий увеличивается.
    Командированный подполковник Ризе донес сего числа командиру 4 резервного батальона Кременчугского пехотного полка, что шайка мятежников в лесах имения Дзедзилович около фольварка Домашкевич помещика Слизеня образовалась, как из собранных от жителей сведений оказалась, до 5000 человек, почему он, Ризе, остановился в 12 верстах от шайки, впредь до прибытия рот из Докшиц и Логойска произвесть по превосходности сил у мятежников, нападения на эту шайку не решился, ибо в роте находятся при нем всего только 149 человек.
    В 20 верстах от города Борисова в пунях имения Нежиц скрывается тоже большая шайка, о которой особо за № Вашему Превосходительству доносится; но кроме сего непрерывно с разных мест уезда являются крестьяне и доносят о появлении почти по всему уезду мятежников, и многие жители от страха повыходили с дворов и укрываются от мятежников в разных местах.
    О чем имею честь донести Вашему Превосходительству и доложить, что в расположенном на квартирах [в] г. Борисове и Борисовском уезде батальоне Кременчугского пехотного полка все роты состоят в кадренном положении, то с этим числом войск, какое находится в Борисовском уезде и г. Борисове, к тому же у рекрут[ов] нет ружей, нет возможности делать нападений, преследований и поиски по такой лесистой местности, как в Борисовском уезде, на такие большие шайки и в отдаленностях, ибо легко очень может случиться, что небольшие отряды войск могут быть отрезаны и захвачены мятежниками. На основании всех изложенных обстоятельств имею честь просить Вашего Превосходительства сделать начальничье распоряжение об откомандировании в Борисовский уезд 4 рот пехоты и человек 60 казаков, ибо без кавалерийского отряда и разъездов весьма трудно пехоте преследовать, делать атаки и поиски против таких шаек мятежников.
    При чем считаю долгом присовокупить, что сношения с приставами начинают прекращаться, ибо на дорогах останавливают мятежники и не пропускают далей следовать.
    Исправник Домуховский. (НГАБ. - Ф. 295. - Воп. 1.- Спр. 1527. - Арк. 55-56. - Рукапіс.) /Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях. Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 371-374./

    Общий план вооруженного выступления в Минской губернии, назначенного на 19 апреля (1 мая) 1963 г. был разработан уроженцем Минского уезда, членом Минской повстанческой организации поручиком Вильгельмом Станиславом Лясковским (1840 — ?), псевдоним Собек, который окончил в 1856 г. Брестский кадетский корпус, а в 1859 г. Константиновское училище и учился в Артиллерийской академии в Санкт-Петербурге. «Согласно приказа организации 19 апреля 1863 г. несколько сотен минчан тайком вышли из города и явились на заранее намеченные сборные пункты». /Кісялёў Г.  Мінскія паўстанцкія атрады 1863. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 202./ «Апрель и май, кульминационный период в развитии мятежа, ознаменовались массовым бегством учеников Минской гимназии в шайки мятежников, 20 и 22 апреля бежало из Минска и примкнуло к мятежническим 42 ученика гимназии, а 23-го мая еще 10; из состоящих при гимназии землемерно-токсаторских классов в мае и апреле бежало 20 воспитанников; большая часть из них тоже бывшие ученики гимназии». /Краснянскій В. Г.  Изъ исторіи польскаго мятежа 1863 года. Минская гимназія въ 1861-1865 годахъ. // Историческій Вѣстникъ. Историко-литературный журналъ. Т. LXXXIV. Іюнь. 1901. С. 960./

    Отряд под командой Антона Трусова, псевдоним Титус, 28 апреля 1863 г. «в бою возле д. Петровичи был разбит правительственными войсками». /Кісялёў Г.  Мінскія паўстанцкія атрады 1863. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 202./ «Согласно одного из описаний, бой длился 3 часа. Инсургентов рассеяли, многие сложили головы либо попали в плен. Из 130 человек осталось не более девяти десятков». /Кісялёў Г.  На пераломе двух эпох: Паўстанне 1863 году на Міншчыне. Мінск. 1990. С. 19./ Затем Трусов примкнул к отряду Лесковского. Был заочно приговорён к смертной казни. Осенью 1863 г. мигрировал и до 1869 г. проживал в Париже, работал наборщиком, был связан с французскими социалистами, вошёл в 1870 г. в секцию 1-го ИнтернационалаВ 1871 - член Женевского комитета помощи парижским коммунарам. Один из организаторов типографии журнала «Народное дело», с 1873 г. ее владелец. В 1883 г. продав типографию российской организации «Освобождение труда», тяжело больной в 1884 г. вернулся в Минск, где и умер. Именем А. Трусова была названа одна из улиц г. Борисова.
    «В Борисовском уезде офицер Чижик создал отряд в ночь на 20 апреля, надеясь, что «восстанет весь народ». Повстанцы «сделали нападение на дворы двух помещиков». Повсюду они «уничтожали портреты государя и письменные в волостях дела». В ряде мест восставшие разогнали этапные команды, сжигали мосты и паромы через Свислочь и Березину, нападали на почтовые станции, забирая лошадей и тачанки [* ЦГВИА, ф. 484, оп. 1, д. 139 («Военные действия в Минской губернии»), лл. 45, 48, 66-73.]». /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 210./ «Чижик Мельхиор... 19. 04. 1863 вместе с Одынцом Яном выправился из г. Борисова в поместье Смоляры Борисовского уезд. Бачизмальского Леонарда. Возглавил отряд повстанцев в Борисовском уезд., куда среди других входили Бачизмальский Леонард, Рудзинский Григорий, Тышкевич Генрык, Фельдберг Станислав и др.». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 615./ «Как и по всей Минской губернии, массовое выступление началось в Борисовском уезде в апреле. Наиболее значительный повстанческий отряд удалось сформировать военному начальнику уезда штабс-капитану Мельхиору Чижику. 20 апреля его отряд, который насчитывал около 80 человек, собрался у деревни Домашковичы Борисовского уезда. Повстанцы напали на несколько помещичьих дворов с целью вербовки людей и поиска оружия и пропитания, уничтожили несколько мостов и паромов, сожгли дела нескольких волостных правлений, забрали лошадей и подводы из нескольких почтовых станций. Вскоре отряд Чижика соединился с отрядом Винцента Козел-Поклевского, который действовал в Вилейском уезде». /Матвейчык Д. Ч.  Паўстанне 1863-1864 гадоў у Беларусі. Нарыс баявых дзеянняў. Мінск. 2013. С. 69./

    /Rok 1863 na Mińszczyźnie (materjały Archiwum Wydziału IIIb Kancelarji Cesarskiej). 1863 год на Меншчыне. Zebr. i oprac. J. Witkowski, O. Janiewicz i Lp. Lech. Mińsk. 1927. S. 25-26./
    1863 г. апреля 26. – Донесение Б. К. Рейхарта шефу жандармов В. А. Долгорукову о действиях повстанческих отрядов в Минской губ. и недостатке войск
                                                                                                                                                 Секретно
    После донесения моего, отправленного 22 апреля за № 74 [* В указанном донесении Б. К. Рейхартом сообщалось следующее: В Минской губ. мятеж начинает усиливаться; с девятнадцатого на двадцатое сего апреля из гор. Минска вышло поодиночке значительное число молодых людей, чиновников, ремесленников и гимназистов, между последними еще дети; в разных направлениях около города соединились в партии, заходили в помещичьи дворы, забирали съестные припасы и лошадей, а на почтовых станциях: Прилукской по Варшавскому тракту, 16 верст от Минска, и Юхновской по Борисовскому тракту, тоже 16 верст от города, взяли с каждой до 20 лошадей с повозками и ямщиками. Кроме того, имеются сведения, что в уездах Игуменском, Борисовском, Слуцком и Новогрудском собираются шайки мятежников и направляются частию в леса Налибокские на границе Новогрудского у. с Ошмянским, частию собираются в лесах Игуменского у... лесистое и гористое местоположение вышеназванных уездов много способствует к малой войне, и для отыскивания шаек требуется немало войск (там же, лл. 38-41). На подготовке восстания, формировании и действии повстанческих отрядов довольно подробно останавливается в своих воспоминаниях В. Кощиц. Он сообщает, что до начала восстания был выработан стратегический план партизанской войны, распределены силы и назначены командиры и офицеры отрядов, утверждены маршруты, для каждого отряда. В ночь с 18 на 19 апреля в Минске вышло распоряжение о начале восстания, по которому в четырех разных пунктах в окрестностях Минска должны были сформироваться четыре отряда из жителей города, поодиночке вышедших накануне из Минска. Однако с самого начала вместо четырех отрядов стало формироваться три и разделение сил оказалось иным, чем было предусмотрено в диспозиции. Больше всего, около 300 человек, собралось под Холявщизной под руководством А. Трусова. Второй отряд должен был сформироваться под предводительством офицеров Минского гарнизона Ф. Ельчанинова и Л. Ремишевского, но здесь людей собралось так мало, что офицеры вынуждены были распустить их по домам. Где собирался и кто командовал третьим отрядом — Кощиц не знал. Четвертый отряд под начальством Пилечко, собрался в трех милях от Минска, на ст. Прилуках, имея вместо назначенных 80 всего 18 человек. См. W. Koszczyc. Wspomnienie z powstania województwa Mińskiego w roku 1863. — B кн.: A. Giller. Polska w walce, t. II. Kraków, 1876, str. 207, 210-211.], получены следующие сведения:
    Мятежнические шайки по Минской губ. день от дня усиливаются. В Слуцком у. образовались 4 партии числом до 500 человек, одна из них под предводительством мирового посредника Вендорфа. Посланный противу одной шайки подполковник Дрогопуло 21 апреля разбил их при дер. Озеричи [* В других документах — при дер. Озерцы или Озерицы.]. Ранено и убито 14, в плен взято 24, с нашей стороны убит 1 казак и ранен горнист [* Повстанческий отряд был сформирован в окрестностях сел. Голынка Слуцкого у. мировым посредником Вендорфом и поступил под начальство отставного артиллерийского офицера Машевского. В тот же день отряд выступил на подводах в направлении Игуменского у. По дороге, в 10 верстах от Синявской станции, повстанцы, срубили пять телеграфных столбов и перерезали провода. Утром 21 апреля во время отдыха в лесу при дер. Озерцы Игуменского у. они были настигнуты войсками. Повстанцы, оказали сильное сопротивление. Машевский был убит в начале сражения, а его адъютант Феликс Клюковский был смертельно ранен. Оставшись без командира, повстанцы вынуждены были оставить позиции и скрыться в лесу. См. ЦГВИА, ф. 484, оп. 1, д. 139, лл. 55-62; ЦГИА БССР (Минск), ф. 295, оп. 1, д. 1537; «Минские губернские ведомости» от 17 апреля 1864 г., № 16, стр. 289-292.]. Вышедшие из Минска и уезда его, а также уездов Борисовского и Игуменского концентрируются в Игуменском у.; противу их действует войсковой старшина Титов с ротою пехоты и 60 казаками. Мятежники нападают на крестьян и православных священников [* Из документов видно, что повстанцы нападали только на тех крестьян и православных священников, которые оказывали содействие правительственным войскам в преследовании повстанцев. См. док. 238, 241.]; того же числа мятежники Игуменского у. в дер. Новоселках убили 3 и ранили 8 крестьян [* 21 апреля в им. Новоселки Игуменского у. местные крестьяне пытались задержать прибывший в имение отряд повстанцев; отбиваясь, повстанцы убили 3 и ранили 8 крестьян. См. ЦГИА БССР (Минск), ф. 295, оп. 1, д. 1541.]. Шайки состоят из помещиков, мелкой шляхты, чиновников, гимназистов, дворовой челяди и других разночинцев. Крестьяне везде оказывают к мятежникам ненависть; для защиты м. Тимкович Слуцкого у. они собрались до 1000 человек, захватив у тамошнего ксензда 7 человек инсургентов [* Других документов, подтверждающих донесение Б. К. Рейхарта о выступлении жителей м. Тимковичей против повстанцев, не обнаружено.]. Из числа гимназистов и ремесленников, вышедших из Минска, некоторые, отставшие от своих партий, взяты и доставлены в город; захваченный из шайки в Борисовском у. сын помещика Густав Валицкий показал, что шайкою, в которой он был, командует офицер русских войск; начальник этот, отпустив его как болезненного чахоткой, дал ему свою форменную шапку, на шапке пуговицы с Гренадою и черный околышек — должно полагать, принадлежность одного из четырех полков дивизий Гренадерского корпуса [* О формировании и действиях повстанческих отрядов в Борисовском у. см. донесение пристава 2-го стана Ляцкого минскому губернатору от 22 апреля 1863 г. — ЦГИА БССР (Минск), ф. 295, оп. 1, д. 1509, лл. 1, 6.].
    Притом оказывается недостаток в войске; по случаю появляющихся всюду мятежников преследовать их всех некем, да и самый гор. Минск, где находится батарея артиллерии, оставить без прикрытия неудобно: а между тем начальник резервной дивизии еще требует по телеграфу отправить из Борисова квартирующий там резервный батальон в Могилевскую губ., где показались значительные шайки; требование это не могло быть исполнено потому, что и Борисовский у. наполнен мятежниками, которых преследует этот батальон [* В донесении сообщалось, что 20 апреля отряд повстанцев численностью до 25 человек появился в им. Нестановичах, где к отряду присоединились отставные и находящиеся в отпуску офицеры, писари волостных управлений, экономы и писари из помещичьих имений и много других лиц. Из Нестанович отряд направился на Метличицы, Дзедзиловичи, Мстиж. Указывается на прохождение еще двух повстанческих отрядов около Смолевич. Ляцкий сообщает, что, по собранным им сведениям, сбор всех отрядов назначен в Игуменском у., в обширных лесах между Пекалином и Дранковым, откуда повстанцы могут действовать на Минск, Игумен, Борисов и пресечь коммуникации по почтовым дорогам.].
    Все это мятежникам очень хорошо известно, во всех присутственных местах и канцеляриях они имеют своих агентов между служащими, которые большею частью поляки, а главное, неудобством при теперешних обстоятельствах оказывается то, что полиция городская и земская без малого изъятия состоит из католиков, впрочем, и некоторые туземные православные (бывшие униаты) не лучше их, особенно у которых жены католички, — тому служит доказательством то, что нашлись между ними охотники присоединиться к повстанцам.
    Телеграфное и почтовое сообщение было прервано, и хотя теперь восстановлено, но немудрено, что мятежники снова снимут со станций лошадей и повредят телеграфу.
    Полковник Рейхарт
    Помета В. А. Долгорукова. Д(оложено]е. в. 1 мая.
    [ЦГАОР СССР, ф. 109-и, 1 эксп., 1863 г., д. 23, ч. 16, лл. 43-46 об. Подлинник. Опубл.: 1863 rok na Mińszczyźnie, str. 25-26.] /Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг. Москва. 1965. С. 421./ Густав Валицкий, сын Игната, дворянин Борисовского уезда, 1838 г. р. в апреле  1863 г. примкнул к повстанцам и через несколько дней был схвачен. Умер 29 июля 1863 в минском военном госпитале и похоронен на госпитальном кладбище. На имение его отца Заельник в Борисовском уезде был наложен секвестр.

    Борьбу в Вилейском уезде Виленской губернии (Вилейский уезд первоначально находился в Минской губернии, а в 1843 году был передан в Виленскую губернию) возглавил Винцент Козелло (Козел, Козел-Поклевский), который родился в 1838 г. в имении Сэрвач Вилейского уезда в семье почетного попечителя школ Минской губернии. Во время учебы в школе гвардейских подпрапорщиков и Инженерной академии входил в состав Петербургской офицерской организации, служил военным инженером в Вильно и Свеаборге.
    Отряд Козела сформировался в околицах Двиносы и Радашковичей - пограничье Борисовского и Вилиейского уездов. “Группу инсургентов из Борисовского уезда привел к Козелу член военно-революционной организации штаб-капитан Мельхиор Чижик (сын учителя из Минска)». /Кісялёў Г.  На пераломе двух эпох: Паўстанне 1863 году на Міншчыне. Мінск. 1990. С. 13./

    20 апреля (7 мая) 1863 г. к Козелло «присоединилась группа штабс-капитана Мельхиора Чижика, которая насчитывала 78 повстанцев из Борисовского уезда, и группа Сухоцкого, состоящая из 40 вилейчан. Таким образом, количество повстанцев достигла 180 человек». / Хаценчык З., Канецкі Д.  Падзеі паўстання 1863 г. на Вілейшчыне Гістарычныя нарысы. Мінск. 2013. С. 12-13./
    Евгений Ковалевский, бывший студент Санкт-Петербургского университета и повстанец в отряде Винцента Козел-Поклевского, вспоминал: «Повстанцы были поделены на 3 плютона (взвода) по 60 человек. Первым командовал Чижик (Czyżyk), офицер российской армии, второй Жолнерович (Żołnierowicz), также бывший военный, третьим Леопольд Осветимский (Oświecimski), студент киевского университета, человек молодой и очень дельный. При штабе было 10 кавалеристов для рекогносцировки, под началом К. Боровского. Остальные представляли собой косинеров [вооруженных косами, переделанными на пики], во главе которых стал З. Ратынский. В каждый плютон входило по три капральства, насчитывающих по 20 человек. Я с несколькими товарищами вошел в первое капральство под началом Родзевича». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 50./ Много внимания уделил военным учениям своего плютона «Чижик, знающий отлично это дело, человек холодной крови и незаурядных способностей человек. / Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 52./ Тогда же были схвачены два шпиона, отец и сын Волки, местные православные крестьяне, которые вскоре, когда пообещали больше не шпионить, были отпущены. После бессмысленных хождений по Двиносской пуще, Леонард Осветимский предложил «не лучше ли поставить Чижика на место Козеллы?» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłosci. Wilna. 1907. S. 55./ Но решили еще подождать, чем усугубили свое положение, ибо «антагонизм между Козелло и Чижиком усугублялся» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 50./ и Козел-Поклевский «признавал лучшие воинские способности Чижа (псевдоним)» /Czas. Kraków. Ner 132. 13 czerwca. 1863. S. 1./ Вскоре отряд Козеллы вошел в Долгиново, где «наш капеллан кс. Гвалдецкий отслужил Святую Имшу». / Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 58./

    Из Долгинова отряд, к которому присоединилось всего несколько человек, двинулся к Докшицам. Чижик, идущий впереди, захватил нескольких солдат, возвращающихся из Докшиц. Но разоружив их и взяв обещание не воевать с повстанцами, отпустил «выдав им свидетельство, по их просьбе, что разоружены они повстанцами». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 59./. Не доходя Докшиц Козелла снова повернул в Двиносские леса.



    9. 5. 63. Dźwinosy, Wil., wilejski; 9 km. płd.-w. od Dołhinowa. (Tarakanówka, Konotopki).
    W powiecie wilejskim powstanie wybuchło 2. maja.
    Dnia 7. maja połączyły się nad Dżwinosą oddziały: miński Czyżyka, mającego 78 Borysowczyków i wilejski Suchockiego, liczący 40 ludzi. Komendę nad całym oddziałem objął Wincenty Koziełł, nacz. wojenny powiatu wilejskiego, dzieląc oddział na 3 plutony pod dowództwem Czyżyka, Żołnierkiewicza i Leopolda Osiecimskiego. Niebawem nadciągnęły 2 kompanie moskali. Powstańcy ustawiwszy się przy Tarakanówce o 500 kroków od rzeki Dżwinosy, stali na tej pozycyi przeszło godzinę pod nieustającym, ale małoszkodliwyni ogniem. Od kuli moskiewskiej poległ jedyny Ignacy Kozłowski, lekarz, a lekko ranny byl Połoński. Powstańcy nie strzelali, widząc, iż strzelby ich nie niosą na 500 kroków. Jedyny Osiecimski Leopold, posiadając sztucer, wystrzelił raz z niego, zabijając jednego moskala i raniąc drugiego śmiertelnie. Po tej strzelaninie moskale spalili dwór Dżwinosy. [Dźwinosy 9. 5. 63. Wil. — Wiadomości o powstaniu na Litwie 6 — Czas 107, 129. — Ojczyzna 1867 N. 39. — Przyjąłem Dżwinosy, nie znalazłszy tam miejscowości Konotopki]. /Bitwy i potyczki 1863-1864. Na podstawie materyałów drukowanych i rękopiśminnych Muszeum Narodowiego w Rapperswilu opracował Stanisław Zieliński Bibliotekarz Muzeum. W Rapperswilu 1913. S. 281, 424./
    «28. 5. 63. Władyki, Wil., p. wilejski; 4 km. wsch. od Ilii. (Stajkowski las, Starzynki, Ilija, Wilejka).
    Od starcia pod Dżwinosami przez kilkanaście dni krążył Koziełł po powiecie wilejskim, głosząc wszędzie manifest Rządu Narodowego i zbierając ochotników. Doprowadziwszy oddział do 200 ludzi, napierany coraz natarczywiej przez ścigające go wojska nieprzyjacielskie gen.-porucznika Golgojewa, mianowicie 5½ roty pod dow. pułkownika Galla, postanowił pod Władykami przeprawić się przez wezbraną Ilię, mimo oporu Czyżyka, który trudną przeprawę, wobec bliskości moskali, uważał za zgubną. Na rozkaz Koziełły poczęto zbijać tratwy i przeprawiać się przez rzekę. Gdy już ostatni pluton z Żołnierkiewiczem i Czyżykiem był na środku rzeki, z prawej i lewej strony zarośli - posypały się strzały moskiewskie, kierowane do Czyżyka i jego towarzyszy. Tratwy cofnęły się z powrotem do brzegu rzeki. Większa część oddziału, która już z Koziełłą była się przeprawiła, załedwo zdołała się uszykować do boju, już ujrzała o 10 kroków przed sobą w zaroślach gromadę moskali, którzy byli się podsunęli pod oddział. Położenie bez wyjścia, gdy jedyny odwrót stanowić mogły rozlane wody rzeki, uzbroiły żołnierzy w męstwo rozpaczliwe; powstańcy z taką silą rzucili się na moskali, że ci, odparci z lewego skrzydła, dopiero we wsi się zatrzymali. Gdy stamtąd gęstym i ciągłym ogniem obrzucali zarośla, w ich środku i prawym boku rzeź obustronna była w całej pełni.
    Walka trwała krótko. Po dwugodzinnym nierównym boju z 200 ludzi 54 tylko uszło cało, 53 znikło bez wieści, 25 dostało się w ręce nieprzyjaciela, prócz 2, wszyscy ranili, 58 poległo na placu boju. Wśród tych znajdowali się: skłuty 16 pchnięciami bagnetu Zdzisław Ratyński, który podczas bitwy z drugim towarzyszem, jak on z kosą w ręku, utrzymywał długo moskali w odwodzie, Domanowski, Dauksza, b. oficer wojsk moskiewskich, dwóch Odyńców, Konopacki, Kopeć, Ratyński Alfred, Rodziewicz Strzeżyslaw z synowcem i siostrzeńcem, (Szatkowski Witold (Władysław) ranny dostał się do niewoli, jak i August Koziełł), Tyszkiewicz Henryk, Walicki Aleksander, dowódzca Koziełł Wincenty i inni. [Władyki 28. 5. 63. Wil — Prawda z 27. 7. — Czas 128, 136, 129. 132. — Glos Narodu 24. — Wił. Wiest. 60 (50?) — Ciłow 308. — Dz. Poz. 134, 136. — Ephémérides — Niepodległość 1867 N. 40. — Ponadto Czas 127 z 6. 6. i Dz. Poz. 130 i 132 wspominają jeszcze o rzekomem zajęciu przez powstańców Wilejki (dowiadujemy się w tej chwili) i pomyślncm starciu pod Łukawcem (który tam nie istnieje) w powiecie wielejskim.]». /Bitwy i potyczki 1863-1864. Na podstawie materyałów drukowanych i rękopiśminnych Muszeum Narodowiego w Rapperswilu opracował Stanisław Zieliński Bibliotekarz Muzeum. W Rapperswilu 1913. S. 282, 424./
    «Як піша ўдзельнік падзей Э. Кавалеўскі, якому пашчасьціла ўратавацца, пераплыўшы Ільлю: “У тым баі загінулі лепшыя людзі, квецень Вілейскага павета”». /Хаценчык З., Канецкі Д.  Дзве бітвы на Вілейшчыне. // Запісы Таварыства аматараў беларускай гісторыі імя Вацлава Ластоўскага. Вып. 3. 1863 год: шляхецкае паўстанне ці пародная рэвалюцыя? Рыга. 2014. С. 137./




    /Czas. Kraków. Ner 127. 7 czerwca. 1863. S. 1./



    /Czas. Kraków. Ner 129. 10 czerwca. 1863. S. 1-2./





    /Czas. Kraków. Ner 132. 13 czerwca. 1863. S. 1./




    /Czas. Kraków. Ner 136. 18 czerwca. 1863. S. 2./




    /Dziennik Poznański. Poznań. № 136. 18 czerwca. 1863. S. 2./





    /Prawda. Warszawa. 27 lipca 1863. S. 3./

    «Днем 14. 05 (26) 1863 в Матьковцы пришла сотня казаков. Кольцо окружения сужалось. Вечером к Козел-Поклевскому в лагерь прибежал лесник пана Богдановича и предупредил повстанцев о том, что утром казаки поедут по узкой гати, где их легко можно перебить. Повстанцы легли спать, чтобы на рассвете совершить нападение на казаков. На страже остался Александр Валицкий, который должен был разбудить инсургентов в полночь. Погода была холодная и дождливая, поэтому Валицкий сготовил себе грог, выпил, чтобы не замерзнуть, и... заснул. Проснулись повстанцы, когда солнце всходило, а казаки были уже на гати. Козел-Поклевский был разъярен, он хотел расстрелять Валицкого, но за него вступился Чижик. Повстанцы быстро свернули свой лагерь и вдоль гати, по которой только что проехали казаки, направились в сторону Владык». /У Дзвіноскіх лясах. Пачатак партызанкі. // Хаценчык З., Канецкі Д.  Падзеі паўстання 1863 г. на Вілейшчыне Гістарычныя нарысы. Мінск. 2013. С. 16-17./ Отметим, что отставной штабс-ротмистр Александр Валицкий владел имением Сукневичи в Борисовском уезде.
    Узнав, что на них идут 5 рот пехоты В. Козелло решил переправиться через реку Илию в околицах д. Владыки Вилейского уезда. Против этого решения выступил Мельхиор Чижик, ибо было весеннее половодье, а вблизи сильный противник. Но Козелло отдал приказ переправляться. 16 мая 1863 г. инсургенты на наспех сделанных плотах начали переправу. Первыми переправились 1 и 2 роты с Винцентом Козелло. Затем началась переправляться 3 рота Мельхиора Чижика. В это время к берегу подошли солдаты и обстреляли переправлявшихся. Чижик, видя что его людям угрожает смерть на воде, дал приказ вернуться на свободный берег.
    «А вось як апісвае тыя ж падзеі Станіслаў Зялінскі ў сваёй кнізе “Бітвы і сутычкі 1863-1864 гг.”:
    „Ранкам 16. 05 (28. 05) 1863, калі большая частка паўстанцкага аддзела Козел-Паклеўскага пераправілася на супрацьлеглы бераг ракі Ільлі на плытах, з боку вёскі Уладыкі пачуліся стрэлы і зьявілася расійская пяхота. Частка паўстанцаў, якая знаходзілася на плытах пасярэдзіне ракі, была вымушана вярнуцца на супрацьлеглы бераг з-за моцнага агню расійцаў. Вінцэнт Козел-Паклеўскі, камандзір аддзела, зарганізаваў абарону сіламі паўстанцаў, якія пераправіліся на ўладыцкі бераг.
    Паўстанцы сустрэлі пяхоту моцным агнём у адказ, спынілі яе і нават на левым крыле аддзел касынэраў пад кіраўніцтвам Здзіслава Ратынскага адкінуў суперніка да вёскі.
    Але ўзброеныя стрэльбамі жаўнеры хутка перабілі паўстанцаў з косамі. Частка паўстанцаў спрабавала знайсьці ратунак у рацэ, але ж да другога берага даплылі адзінкі. 2 гадзіны доўжыўся няроўны бой. З 200 паўстанцаў ацалелі толькі 54, 53 зьніклі без зьвестак, 25 трапілі ў палон, 2 былі цяжка параненыя, 58 палегла на полі бою.
    Сярод загінулых: Даманоўскі, Даўкша, былы расійскі афіцэр, двое Адынцоў, Канапацкі, Капец, Ратынскі Альфрэд, Радзевіч Стржыслаў з сынамі, Тышкевіч Генрык, Валіцкі Аляксандр, Вінцэнт Козел-Паклеўскі і іншыя.
    У палон трапілі: Шафкоўскі Вітольд (паранены), Здзіслаў Ратынскі (сколаты расійскімі штыхамі, але жывы), Аўгуст Козел-Паклеўскі і інш.”». /Хаценчык Д., Канецкі Д.  Мяцежны 1863 год. // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. Вып. 1. Мінск. 2014. С. 10-11, 13, 17./
    «Атрад, які сфарміраваў Вікенцій Козел у Вілейскім павеце, налічваў больш за 200 чалавек. У маі 1863 г. ён знаходзіўся ў Стайкаабадоўскай пушчы ў раёне в. Уладыкі. Супраць атрада былі сканцэнтраваны 3-я і 5-я стралковыя роты Велікалуцкага, 13-я і 15-я роты Крамянчускага рэзэрвовага, 5-я рота Новаінгерманландскага палкоў. Ноччу 15 мая паўстанцы пераправіліся на левы бераг Іліі і разьмясьціліся ў лесе каля Ўладык, занялі пазыцыю насупраць броду. Царскія ж войскі перайшлі раку па невядомым Козелу броду і зайшлі ў тыл атрада.
    Нягледзячы на нечаканы напад, паўстанцы захапілі ўзьлесьсе і адкрылі моцны агонь. Некалькі царскіх салдат і камандзір роты былі выведзены са строю. Але войскі акружылі атрад Козела і прыціснулі яго да ракі. Каля трох гадзін працягваўся жорсткі бой 16 мая 1863 г. Слаба ўзброеныя паўстанцы (мелі ружжы, пісталеты, косы, сякеры, нажы) біліся да апошняга. У баі загінулі Вікенцій Козел і 120 байцоў яго атрада, 50 патанулі ў рацэ.
    Больш за 100 паўстанцаў, у тым ліку і В. І. Козел, пахаваны ў лесе за 0,5 км на поўдзень ад в. Уладыкі Хаценчыцкага сельсавета Вілейскага раёна Мінскай вобласьці.

    18 удзельнікаў паўстаньня 1863-1864 гг., якія загінулі ў сутычках з царскімі войскамі, пахаваны каля канторы саўгаса “Вілейскі” ў в. Куранец Вілейскага раёна». /Караткевіч В. Б.  Паўстанцы 1863 года. // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. Штоквартальны інфармацыйны навукова-метадычны бюлетэнь Беларускага добраахвотнага таварыства аховы помнікаў гісторыи і культуры. № 4. Мінск. 1980. С. 17-18./
    «Оттуда под предводительством Чижика начали мы снова бесцельное хождение по лесу...» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 101./ Снова поймали «шпионивших за нами отца и сына Волков». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 103./ «Рудзинский Григорий... дворянин Борисовского уезд., католик... До восстания служил писарем Плещеницкого волостного управления. 20. 04. 1863 вошел в состав отряда Чижика Мельхиора, 24. 06. 1863 схвачен крестьянами в Вилейском уезде... После отбытия каторги отправлен на поселение в Киренский округ Иркутской губ.». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 487./ Григорий Рудзинский из Киренского округа Иркутской губернии, находясь под гласным надзором полиции, получал разрешение на отлучку в Олекминский округ Якутской области в «1868 году». /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 205./
    «Часть уцелевших повстанцев из отряда Козел-Поклевского, которые не успели переправиться через Илию, повел в Игуменские леса Мельхиор Чижик (где-то около 40 человек)». /Бітва пад Уладыкамі. // Хаценчык З., Канецкі Д.  Падзеі паўстання 1863 г. на Вілейшчыне Гістарычныя нарысы. Мінск. 2013. С. 23./
    «Чижик с десятком товарищей постановил перебраться в Борисовский уезд, что ему с трудом удалося уже после моего ухода из партии». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 102./ «В Борисовском уезде, около местности, называемой Горбатый Нос, две роты солдат напала на горстку Чижика, заколов штыкам стоящего в охране рядового. Однако повстанцы смогли скрыться, не понеся других потерь. Отряд Чижика, находясь неоднократно в отчаянном положении, без еды, вестей и надежды, продержался однако до поздней осени 1863 г. Находящийся в отряде дельный офицер Жолнерович зайдя для добычи еды и сведений в деревню Громицы в Борисовском уезде был схвачен крестьянами и выдан властям. Мстя за товарища Чижик подошел к деревне и поджег ее в нескольких местах, затем быстро ушел в лес. Сразу же по тревоге крестьян, поручик Рызе догнал их в лесу возле Бодзинок и потрепал немного, гоня перед собой несколько верст». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 103-104./ «Мы можем назвать небольшую группу Чижика [* Eugeniusz Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907.], которая действовала в северной части Борисовского уезда. Взаимоотношения между группою Чижика и крестьянами были враждебные. Деревня Громицы выдала российским властям одного из восставших группы Жовнеровича, за что Чижик поджег деревню. Понятно, при таких условиях группа не могла долго существовать. В середине июля она разошлась». /Ігнатоўскі У.  1863 год на Беларусі. Нарыс падзей. [Беларуская Акадэмія Навук. Запіскі аддзелу гуманітарных навук. Кн. 13. Працы Інстытуту гістарычных навук. Т. V.] Менск. 1930. С. 235./

                                                             «Виленская губерния
                                                                       1863 года.
    21) 31 мая. Стычка при д. Малгове [* См. ниже «Вил. Врем.» кн. VI, ч. 2. № 126. Дер. Малгово Междуреченской волости. (Гашкевич, 331).], Трокского у. Рота Л.-Гв. Финляндского полка, под командою поручика Вилькена. Ранен 1. Шайка Чижика достигала до 100 ч. Убито 15». /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. ХХІІ./
                                                                     № 122.
         Журнал военных действий войск в Минской губернии с 14-го по 28-е мая 1863 г.
                                                     (Арх. М. Муз. 91/19. - л. 80.)
    1). В Борисовском уезде.
    Высланные ночью 11 мая с майором Ковалевским две роты Великолуцкого полка (3-я стрелковая и 5) из Минска, соединившись с 13-ю ротою Кременчугского резервного пехотного полка в Логойске, прибыли в Завишено 13-го числа, не застав уже мятежников. В этот же день пришла туда и 15 рота того же резервного полка; командование обеими ротами резервного полка военный начальник Борисовского уезда поручил находящемуся в Борисове адъютанту Великого Князя Николая Николаевича полковнику Галлу, который, как старший, принял в Завишено начальство над всеми войсками, там сосредоточившимися. Вечером, 13-го же явилась в Завишено и 5-я рота Новоингерманландского полка из Вилейки.
    По полученным сведениям, шайка Козелла, бывшая в Завишено 12-го мая, перешла в Вилейский уезд, в так называемую Стайкиободовскую пущу. Войска утром 14-го двинулись за нею до д. Затемье, прилегающей к означенной пуще. Здесь представлялось большое затруднение открыть мятежников: местность чрезвычайно лесиста и болотиста, а жители дер. Затемья, через которую только что прошли повстанцы, шляхтичи, которые только по слухам, были приведены мятежниками к присяге на верность повстанью, не давали положительного ответа о направлении шайки, говоря только, что она пошла в лес. Посланные по разным направлениям 14 мая разъезды, а затем 15-го числа – отряды пехоты, не открыли следов повстанцев, хотя пехота обошла почти весь окрестный лес, а некоторые ее части проходили, как оказалось после, всего шагах в 800 от шайки. Только вечером 15-го были получены сведения, что шайка находится вблизи с. Владыки. Жители Затемья решились тогда указать кратчайший к этому пункту путь.
    Стайкиободовская пуща рассекается почти по середине греблею, ведущею из д. Старинки. Южная часть пущи прилегает к непроходимым болотам, по середине которых протекает сплавная река Илия. В эту часть пущи, по показанию жителей Затемья, и пошли мятежники.
    Намериваясь не допустить шайке прорваться в северную часть пущи, полковник Галл приказал 5-й роте Новоингерманландского полка, под командою штабс-капитана Волкова, занять греблю; оставив же обоз под надлежащим прикрытием в д. Затемье, полковник Галл с остальными двумя Великолуцкими ротами (резервные же еще в то время не вернулись из дальней рекогносцировки), направился в глубь леса по указанному жителями направлению. Идя по болотистой тропинке, войска вскоре открыли свежие следы прохождения шайки. Затем к войскам выбежал из дер. Владыки крестьянин, сообщивший, что мятежники ночью переправились с правого на левый берег Илии и расположились к лесу, возле той деревни, заняв против брода позицию. Этот же крестьянин предложил указать другой брод, выше того, за которым расположились мятежники. Хотя указываемый брод в то время был очень глубок и узок, но так как он был неизвестен повстанцам, и представлял возможность напасть нечаянно на шайку, и при том почти в тыл ее, то им и было решено воспользоваться. Пройдя с полверсты по страшному болоту, роты дошли до брода и начали переправляться через реку; вода в некоторых местах достигала до груди солдат, не могших идти иначе, как по одиночке.
    Шедшая в голове 3-я стрелковая рота, под командою поручика Воронкова, тотчас после переправы живо выстроилось за д. Владыки, пробежала эту деревню и, заметив в лесу, отделяемом от деревни небольшой полянкой, мятежников, бросилась на них рассыпною атакою. Мятежники, несмотря на всю неожиданность появления войск, успели занять опушку леса и, подпустив стрелков на 50 шагов, открыли по ним весьма сильный огонь, вынесший из наших рядов несколько человек, в том числе и командующего ротою. Поручик Воронков ранен крупною картечью в сгиб руки. Место его занял поручик Антонов. Не смотря на это, стрелки бросились в штыки.
    5-я рота, под командованием штабс-капитана Миллаура, выйдя на поляну и за ней резерв, пристроилась к обоим флангам стрелковой рты. Совокупными действиями этих двух рот шайка была поставлена в самое отчаянное положение, окруженная почти со всех сторон, приперта к реке. Мятежники, однако ж, не думали о сдаче. С полчаса продолжалась окончательная ожесточенная схватка, соединенная с огнестрельным боем. Наконец, не видя возможности сопротивления, часть повстанцев, составившая общую кучу, вроде колонны, бросилась в реку, представив, таким образом, стрелкам занявшим берег, хорошую цель для их выстрелов; немного из искавших спасения достигли другого берега.
    Тотчас после дела, продолжавшегося около 3-х часов, подошла рота Новоингерманландского полка, которая, получив сведения о бое, тотчас двинулась к месту его ускоренным шагом, следуя иногда и бегом. Полковник Галл поручил этой роте, прибывшей с противоположного берега, очистить прилегающий к месту дела лесок от ускользнувших туда повстанцев. Ею открыто несколько мятежников, частью спрятавшихся на деревьях, они или убиты, или взяты в плен.
    Шайка Козелла почти совершенно уничтожена. По показанию пленных, она расширялась до 300 человек, большею частью хорошо вооруженных, преимущественно дворян и помещиков Борисовского и Вилейского уездов. Потерю мятежников с точностью определить трудно, многие из них, никак не менее 50 человек, погибли в реке; собранных же на месте дела и в тот же день похороненных тел было 74, затем на другой день еще доставлено в дер. Владыки 16 тел; кроме того, есть сведения, что на противоположном берегу, после ухода войск, найдено до 30 тел, вероятно, успевших переправиться через реку и умерших от ран повстанцев. Взятых в плен 25 человек. Отбито оружия: 65 ружей, 21 пистолет, 3 сабли, 1 шашка, 1 кинжал, 3 косы, 3 топора и 1 нож. Захвачено 10 лошадей.
    Потеря наша: убитых 10, раненых 34, из которых 4 умерло вскоре. По окончании дела все войска, высланные для преследования шайки Козелла, возвратились на свои места.
    По полученным сведениям, с 13-го на 14-ое мая шайка около 300 человек ночевала в северной стороне уезда в имении Берестоны и тотчас направилась в леса по направлению к Витебской губернии. Для преследования этой шайки двинута 17-го мая по Лепельской дороге 16-я рота пехотного резервного Кременчугского полка, находившегося еще с 10 мая в Холопеничах.
    20-го мая получено сведение, что одна шайка мятежников, около 80 человек, собралась вновь около р. Двиносы, между мызами Тартаком и Таракановкою, (вблизи дер. Нестяновичи), а другая, силою до 2000 человек, следующая будто бы из под Вильно, намерена пройти между Плещеницей и Камень и напасть на 15-ю роту пехотного резервного Кременчугского полка, находящуюся в местечке Камень. По более сообразным сведениям, можно было полагать, что шайка эта, преувеличенная до 2-х т., состоит только из 150 человек под предводительством Чижика. Чижик командовал в шайке Козелла одною частью, которая, при преследовании нашими войсками мятежников от Завишено 14 мая, отделилась от нее и теперь возвращается к реке Двиноссе, с целью соединится с остатками повстанцев, уцелевшими после дела 16 мая под д. Владыки. На основании этих сведений, 15-я рота Кременчугского резервного полка, выступила на встречу шайке 21-го мая в 6 часов утра к с. Плещанице, где присоединилась к ней 13-я рота того же полка из Логойска. Обе эти роты, дошедшие да границ Вилейского уезда, вернулись на свои места, не открыв шаек». /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 194-198./


    2) В Минском уезде.
    21-го мая получено донесение, что, в ночь на это число, вооруженная шайка явилась в м. Городок (по дороге в Лагойск - имение Графа Тышкевича), ограбила сельского писаря и забрала с собою 6-7 человек жителей. Утром 22 числа явились в Минск крестьяне из д. Боровицы (в 6-7 верстах от Городка) с известием, что мятежники накануне вечером прибыли в их деревню. Тотчас же были посланы 120 человек 6 роты Великолуцкаго полка, под начальством командира той роты штабс-капитана Яблоновскаго, в указанные места. Но, пройдя цепью, по всем лесам и болотам, окружающим эти места, следов мятежников не открыла. Следуя, по указанию некоторых жителей в противоположную сторону, к Борисовскому тракту, штабс-капитан Яблоновский открыл близ ст. Юхновича следы прежнего нахождения там шайки, но далее они совершенно потерялись возле реки. После безуспешных поисков, эта команда вернулась 25 мая в Минск с убеждением, что искомая ею шайка перешла в Игуменский уезд. К д. Боровицы был послан также отряд в 50 человек пехоты из Борисова, но узнав, что в те места направлены войска из Минска, вернулся в Борисов.
    25 мая получено известие о появлении в южной части Минского уезда шайки в 19 челов. Формирование ее началось в Вилейском уезде с фольварка Люцинки, помещика Грудзинского; в лесу помещика Жебровского (вблизи Ракова) присоединились к шайке ожидавшие ее там вооруженные люди. К ним пристал помещик Станислав Ремпель, Аполлинарий Свенторжецкий, Ратынский. Шайка эта следовала на д. Черкасы (помещицы Свенторжецкой, верстах в 8-ми от Кайданово). Посланная из Минска 25 мая казачья партия на Самохваловичи и Антополь узнала только, что шайка пришла через Теплень в лес, где далее следов ее уже не открыто.
    3) В восточной части Игуменского уезда.
    По прибытии шайки Лясковского-Свенторжецкого 9-го мая около дер. Юревичи, отряд майора Григорьева оставался 10 и 11 мая на месте, для отправления раненых, пленных и погребения убитых, а также для необходимого для войск отдыха. Майор Григорьев, в донесении своем, не упоминает о потере, понесенной шайкою Лясковкого-Свенторжецкого при преследовании ее после дела 9 мая. По частным же сведениям, от участников в этом деле известно, что мятежники потеряли при преследовании до 30 убитых и раненых, сбор которых поручен был крестьянам, и неизвестно, исполнили ли они это, так как в этом случае их ненависть к повстанцам, выражалась в словах: «пусть гниют» - об убитых, «пусть дохнуть» - о раненых.
    12-го мая Григорьев перешел Добовричи, так как носились слухи, что, одиночные из разбитой шайки люди начали показываться в окрестностях и собирать продовольствие. 13 числа отряд обошел леса около Рованичи, Володуты и Логи. 14-го отправлены казаки для собирания сведений. 15-го мая отряд прошел окрестности Мартыново, Будково, Большие и Малые Гануты, и Богушевичи. Здесь получены сведения о появлении шаек вблизи м. Березины. Прибыв в это местечко, и собирая более обстоятельные сведения о шайках, майор Григорьев принужден был прибыть 17 и 18 числа для изготовления провианта отряду, находящемуся в преследовании мятежников целый месяц. 19 вечером получены сведения о появлении мятежников около Рованичи и д. Кутин. (За Березиной в 25 вер. от с. Березина и в 20 в. от Кличева). Поэтому отряд был разделен на две части: одна, - под начальством майора Каспржиковского, направлена на Раваничи, а другая, - под командою майора Григорьева, отправилась на Кутин.
    При известии о появлении мятежников около Кличева (за Березиной) командирован туда 15-го мая небольшой отряд Севского резервного пехотного полка. Пройдя до д. Суша, отряд этот направился к Кутину, где и встретился с майором Григорьевым. Шаек обоими этими отрядами не открыто. При этом Севский отряд забрал 13 мятежников из шайки Эйсмонта, скрывшихся в разных местах после разбития ее 4-го мая.
    24-го мая получено в Игумене донесение, что остатки шайки Лясковскаго-Свенторжецкаго около 30 челов., ворвались 23 числа в Богушевичи и повесили тамошнего священника. Военный начальник Игуменского уезда тотчас сделал распоряжении о направлении к Богушевичам отрядов майоров Коспоржиковского от Равич, Григорьева от Березина и Андреева, который с 2-мя ротами Севского и Орловского резервных пехотных полков возвращался в Бобруйск, после конвоирования в Игумен транспорта.
    25-го мая военный начальник Игуменского уезда узнав, что совершившая в Богушевичах злодейства, шайка направилась на Каменичи, послал из Игумена отряд в 150 челов. на Лапичи, чтобы предупредить ее в этом пункте. Таким образом, эта шайка, не имеющая силы, но производящая значительное нравственное влияние, как по своей жестокости, так и по деятельности своих предводителей, поставлена теперь между войсками, преследующими ее с 4-х сторон.
    В западной части Игуменского уезда.
    Остатки шайки Зарембы появились, по показанию крестьян, в разных местах около дер. Узды, но все поиски их, как из Кайданова — 3-й ротой Новоингерманландского полка, так и из Игумена, — сначала отрядом капитана Севского резервного полка Богаевского, а потом и казачьей партией, окончились неудачей, даже следов мятежников не открыто...
    Подписал: Начальник Штаба 3-й пехотной Дивизии Генерального Штаба,
    Полковник Калугин. /Виленский временник. Кн. VI. Архивные материалы Муравьевского музея, относящиеся к польскому восстанию 1863-1864 гг. в пределах Северо-Западного края. Ч. 2-я. Переписка о военных действиях с 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года.  Вильна. 1915. С. 198-200./
                                                                              № 123.
                Журнал военных действий в Минской губернии с 27 мая по 18 июня
                                                             (Арх. М. М. 91/19-л. 119.)
    В Игуменском уезде.
    27 мая получено от пристава 2-го стана Борисовского уезда сведение, что 25-го мая днем вооруженная шайка мятежников, в числе 104 человек, вышедшая большею частью из Минска, направилась в Игуменский уезд, через двор Пекалин, и скрылась в лесах между Волмою, Петровичами и Пекалином (в 26 верстах от Минска), левее большой дороги из Минска в Игумен.
    Вследствие сего, 28 числа отправлен был из Минска майор Струсевич с двумя ротами, 3-я стр. и 11 лин. Великолуцкого полка, назначенными на смену двух же рот того же полка, находившихся более месяца в поисках по Игуменскому уезду. После трехдневного поиска майор Струсевич прибыл в Игумен, не найдя нигде и следов шайки. Между тем в тот же день, т. е. 31 мая, военный начальник Игуменского уезда генерал-майор Русинов был извещен, что накануне около 25 инсургентов, вооруженных штуцерами и пистолетами, прошли через фольв. Прудки и, забрав здесь 4 лошади с повозками, несколько штук скота, 12 кос и 2 топора, отправились в с. Реваничи. В погоню за ними командирован тот же майор Струсевич, с половиною его отряда на 40 подводах, причем ему приказано действовать совокупно с отрядом майора Григорьева (2 стр. и 7 лин. роты Великолуцкого полка), прибывшим к тому времени из Божина в Реваничи.
    Майор Струсевич дошел до дер. Володуты и, не найдя нигде следов, возвратился в Игумен. Майор же Григорьев вместе с отрядом майора Каспршиковского, прибывшего еще 27 мая из м. Богушевич, в продолжение первых дней июня делал одновременные поиски тремя колоннами по разным направлениям, находил следы присутствия партии, но не смотря на утомительные и дальние по лесам переходы, нигде шаек не открыл...
    В Борисовском уезде.
    По полученным сведениям о том, что остатки шайки, разбитой при д. Подберезье, собираются в лесах помещика Цехановицкого, в урочище Быковке под начальством Кучевского, 16-я и 20-я роты Кременчугского резервного полка выступили из Холопенич и направились в фольварк Воловая Гора. 28 мая, прибыв к дому лесника, живущего среди непроходимых болот и лесов, солдаты заметили несколько человек, бросившихся спасаться бегством. При преследовании один мятежник ранен и два взяты в плен. Взято также три ружья, пистолет и боевые припасы. Один из пленных показал, что предводитель шайки Кучевский убит. Отряд возвратился в Холопеничи 30 мая.
    30 мая вечером шайка из 50 человек вышла из лесу, называемого Бодзинки и, под предводительством помещика Балицкого направилась к им. Горовец, что близ границы Вилейского уезда. Для преследования направлена 13 рота Кременчугского полка из с. Лагойска. Рота эта прибыв на указанное место, сделала рекогносцировку до м. Корень и, не найдя никаких следов, возвратилась 2 июня в Лагойск. По некоторым указаниям следовало заключить, что шайка скрылась в леса Вилейского уезда. Между тем, спустя две недели, а именно 13 числа, пристав 2 стана получил сведение о появлении шайки в 50 человек близ дер. Стайки, откуда она направилась к фольвар. Сукневичи. Вслед за сим напала на д. Громницу, которую пыталась зажечь в отмщение за взятого крестьянами мятежника Жолнеровича. Для преследования этой шайки, по первому о ней известию, т. е. 14 числа, был отправлен из Логойска отряд из 62 человек нижних чинов 17 роты Кременчугского резервного полка с двумя казаками под командою поручика Рызо. Отряд этот настиг мятежников 17 числа, вечером, в лесах близ дер. Бозинки, и преследовал их на протяжении 9 верст. Шайка, состоявшая из 50 человек, потеряла около 20 убитыми, а прочие разбрелись по одиночке в лесах между Кузивичами и Красным Бором. Впрочем, точных сведений о стычке еще не получено.
    31 мая 8 вооруженных мятежников появились близ дер. Каролин. Об этом дано знать 4-й стрелковой роте Низовского резервного полка, возвращавшейся из г. Докшиц в г. Лепель. Из числа мятежников один убит, другой ранен и три взято в плен.
    4 июня, по распоряжению Минского военного губернатора, две роты Кременчугского резервного полка (4 стр. и 14 лин.) направлены в Игуменский уезд...
    В Минском уезде.
    7 июня Минский уездный исправник донес, что 5 числа шайка от 70 до 100 человек прошла через Зубревичские и Стальковские леса, по направлению из Новогрудского уезда в Игуменский. О сем немедленно дано знать игуменскому военному начальнику, а из Несвижа командирована рота Новоингермаландскаго полка, которая и расположена на временных квартирах в д. Зубревичах. Мятежников, однако ж, не открыли.
    14 числа получено сведение, что через дер. Пуховище прошло около 18 человек, направившихся далее к Зубровичским лесам. Вследствие сего, начальник военно-полицейского управления 3-го стана отправился по означенному направлению с 10-ю стрелками и 5-ю казаками; но, не получив нигде никаких определенных сведений, он, дойдя до д. Парусиново и д. Пуховщизны, возвратился назад в м. Кайданово.
    Подписал: Генерального Штаба
    Подполковник Земский. /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 202-203, 206-207./
                                                                           № 126.
     Рапорт командующему войсками Виленского военного округа начальника 2 гвард. пехотн. дивизии от 3 июня 1863 г. л. 3851 о стычке при дер. Малгове.
                                                  (Арх. М. М. № 94/99, отд. I л. 1 об.)
    Направленный 31 мая из Вильны для разыскания мятежнической шайки, появившейся в лесу, прилегающем к дер. Дудники, поручик Вилькен со 2 ротою л.-гв. Финляндского полка, настиг означенную шайку, в числе 90 челов., под начальством Чижика, в лагере, устроенном в лесу близ дер. Малгово. После получасовой перестрелки мятежники были выбиты из лагеря и затем, преследуемы по местности крайне пересеченной и болотистой на протяжении 3-х верст, до совершенного рассеяния. У мятежников убито на месте 13 чел. В оставленном шайкою лагере взяты две лошади, оружие, порох, съестные припасы и кузница. У нас ранен легко 1 рядовой,
    Начальник дивизии Генерал-Адъютант Бистром. /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 218./
                                                                          № 136.
    Рапорт военного начальника Вилейского уезда, от 18-го июня 1863 г. № 213 о нахождении мятежнических шаек в уезде
                                                (Арх. М. М. № 94|99, отд. I л. 76 об. -78.)
    Основываясь на сведениях, собранных начальниками подвижных колонн, рекогносцирующих Вилейский уезд во всех его частях, имею честь донести Вашему Превосходительству, что в настоящее время в вверенном мне уезде нет почти никаких мятежнических шаек, за исключением незначительных партий самого ограниченного числа, скрывающихся еще в лесах, принадлежащих помещикам. Партии эти до времени не представляют собою ничего серьезного, но в некоторых местностях уезда, по дошедшим до меня сведениям, составляют как бы кадры для формированы новых. В этом отношении Бутуринская волость, прилегающая к границам Борисовского уезда, Минской губернии, представляет для них более удобств, как по характеру местности, так по группированию там мелких помещиков, дающих шайкам все средства к укрывательству и к продовольствию. В силу вышесказанного, я нашел нужным, отряды вверенного мне войска распределить по уезду для того, чтобы каждый из них имел определенный район действий и открывая движение в различные его стороны, постоянно наблюдал бы за ходом дел революционных партий. Поэтому войска Вилейского уезда в настоящее время распределены так: три роты (3 стрелк. 9 и 10 линейные) Астраханского гренадерского полка при 6 казаках, под начальством майора Бернадского находятся в Луковице Бутуринской волости. При этом отряде постоянно находится офицер генерального штаба, штабс-капитан Рудановский. Две роты (11 и 12) Астраханского гренадерского полка при 6 казаках, под начальством майора Голенищева-Кутузова, находятся в местечке Двиносах (Долгиновской волости). Две роты (5 и 6 линейные) Новоингерманландского пехотного полка в г. Вилейке, с целью охранять город и для конвоировки транспортов и пленных, отправляемых по назначению начальства, и две роты (7 и 8 линейные) Новоингерманландского пехотного полка, 1-я в д. Любани и 2-я в м. Коженце, с целью делать передвижение по району определенных им месте и постоянно наблюдать за ходом дел революционных партий. При этом считаю долгом своим довести до сведения Вашего Превосходительства, что войска эти находятся в отличном порядке, несмотря на постоянные передвижения из одного места в другое в последние три недели, сохранили бодрый вид, неутомимо преодолевали трудности походной службы и во всем представляют приятную надежду на верный успех, в случае, встречи с неприятелем. Начальники отрядов вполне, понимают свои обязанности и с готовностью; и с знанием своего дела служат мне лучшими помощниками. Об офицерах генерального штаба штабс-капитане Рудановском я прошу Ваше Превосходительство особо довести до сведения Его Высокопревосходительства господина начальника края, как о самом полезном здесь офицере, успевшем в короткое время, как собрать самые верные сведения о действиях революционной партии, так и определить степень ее влияния в различных частях вверенного мне уезда. В нахождении шаек и в открытии лиц, принимающих участие в мятеже, он принимал непосредственное участие и в настоящее время мною оставлен снова при отряде майора Бернадского, для разъяснения полученных сведений о движении шаек из Минского уезда, чрез Вилейский уезд в Борисовский, где в окрестностях Путилова, предводитель их Чижик, соединившись с Конопорским, имеет в виду остаться в продолжение двух недель. Для противодействия их намерениям приняты уже меры и отряд майора Бернадского во всякое время готов к встрече.
    Сегодня утром 7 и 8 роты Новоингерманландского полка, по моему приказание выступили на Мадзиончи и Темплово для прикрытия со стороны Дисненскаго уезда.
    Подполковник Васильев». /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 234-235./
                                                                            № 257.
    Рапорт Минского губернатора Виленскому генерал-губернатору с представлением списка предводителям мятежнических шаек, действовавших в Минской губернии 31 декабря 1863 года. № 4270.
                                                    (П.О. 1863 года № 1898 л. 29-33.)
    Имею честь представить Вашему Высокопревосходительству доставленный мне Высочайше учрежденного в г. Минске по политическим делам комиссиею список предводителям мятежнических шаек, действовавших в Минской губ.
    Нужным считаю присовокупить:...
    3) Что сверх означенных выше предводителей шаек, добровольно явившихся из шаек, указывают на Лукашевича, Хмаровича и Юндзилла, действовавших в Новогрудском и Слуцком уездах и Чижика, находившегося в Борисовском уезде, ныне присланного из Смоленска и переданного в Минскую следственную комиссию...
    Генерал-лейтенант Заболотский». /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915.  С. 401.
                                                                            № 259.
    Дополнительный список начальникам мятежнических шаек, извлеченный из дел Виленской следственной по политическим делам комиссии по 1 января 1863 года
                                                 (П.О. 1863 года № 1898 л. 255-259.)
    27. Чижик (роста среднего, лицо продолговатое, волосы темно-русые – усы, бороду и бакенбарды носил). Штабс-капитан Малороссийского Гренадерского полка. Под арестом в Минске...
    Генерал-лейтенант Вислицкий. /Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. 405./
    «В Игуменских лесах базировался отряд Станислава Лясковского, военного начальника Минского воеводства; здесь были устроены запасы боеприпасов, продовольствия, сюда стекались добровольцы и уцелевшие после неудачных сражений мелкие группы, в конечном счете здесь сосредоточились остатки всех отрядов Минщины (Титуса, Зарембы, Чижика, Ельчанинова и др.). Отряд Лясковского был невелик — не более 250 человек, но настигнуть его и разбить карателям долгое время не удавалось». /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 212./
    Отряд Вильгельма Станислава Лесковского, псевдоним Собэк (эгоист), успешно вел борьбу с царскими войсками (даже захватил 23 июля в плен царского генерала, который был отпущен под слово чести) вплоть до глубокой осени 1863 года, но, видя безвыходность дальнейшей борьбы, распустил отряд и через Петербург ушел за границу. Жил во Франции и Бельгии.
    № 179. 12 сьнежня 1863 г. г. Барысаў. — Паведамленьне ваеннага начальніка Барысаўскага пав. палкоўніка Дамброўскага Аршанскай сьледчай камісіі аб сутычках рас. войскаў з паўстанцамі ў Барысаўскім пав.
    В следствие отношения Комиссии от 6 декабря за № 903 имею честь уведомить, что в Борисовском уезде были следующие стычки с мятежниками:
    1) Под Волосевичами [* Валосавічы.] были разбиты шайки в начале мая предводителей Кучевского и Жебровского.
    2) Под с. Подберезье [* Падбярэзьзе.] 7 мая окончательно разбита шайка предводителей Кучевского и Жебровского.
    3) Под с. Тар[а]коновкою [* Тараканаўка.] разбита шайка помещика Козла [* Маецца на ўвазе паўстанцкі атрад пад камандаваннем ваеннага начальніка Вілейскага пав. Вінцэнта Казелы (Козел-Паклеўскага). Іншыя зьвесткі пра згаданы бой не выяўлены.].
    4) В Вилейском уезде под с. Владыкино [* Уладыкі.] в мае месяце окончательно разбита шайка Козла [* Бой ля в. Уладыкі адбыўся 16 (28). 05. 1863. Рас. войскі атакавалі вілейска-барысаускі паўстанцкі атрад (каля 200 чал.) падчас пераправы праз р. Ілію і цалкам разьбілі яго. В. Козел-Паклеўскі быў забіты. Рэшткі атрада (каля 40 чал.) былі сабраны Мельхіёрам Чыжыкам і пераведзены ў Ігуменскі пав...].
    5) В имении Поречье Борисовского уезда 14 мая разбита шайка предводителя Дмуховского.
    Какие же из них переходили в Сенненский уезд и чрез какие именно места определить невозможно, ибо мятежнические шайки, сколько известно, не стремились к одному какому [-то] пункту, а всегда переходили с одного места в другое. Преступлений, совершаемых мятежниками, в Борисовском уезде не было, кроме повешения предводителем шайки Кучевским шляхтича Шостака [* Дакумэнтальнае пацьвярджэньне гэтага выпадку не выяўлена.] близ Волосевич. Что же касается доставления им провианта, то кто доставил им таковой неизвестно.
    Полковник Домбровский (НГАБ. -Ф. 3255. -Воп. 1. -Спр. 3. -Арк. 141-141 адв. -Рукапіс.) /Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях. Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Мінск. 2014. С. 371-374./
    «По данным властей, в Минской губ. действовал 21 повстанческий отряд, организаторами и руководителями которых были артиллерийский подпоручик С. Лясковский, помещик Игуменского у. Б. Свенторжецкий, отставной подпоручик П. Дыбовский, отставной штабс-капитан Машевский, б. студент Московского университета А. Трусов, канцелярист Минской прокуратуры Ю. Сущевич, прапорщик В. Миладовский, ксендз Лашкевич, ученик землемерно-таксаторских классов при Минской гимназии Т. Красовский, штабс-капитан Чижик и др. В лесах Пинского у. окончили свое существование отряды Р. Рогинского и Р. Траугутта (см. ЦГАОР СССР, ф. 109-и, 1 эксп., 1863 г., д. 23, ч. 16, лл. 4, 26, 28, 33-38, 84-88, 94-134 и др.; 1864 г., д. 23, ч. 16, лл. 180-202; ЦГВИА, ф. 484, оп. 1, д. 139, лл. 45-48, 66-70, 100-109 и др.)». /Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг. Москва. 1965. С. 444./
    В сентябре 1863 г. «Лясковский объявил о намерении идти в Царство Польское. Однако 11 человек отказалось следовать за своим начальником, и он отпустил их. В отряде осталось 90 повстанцев. По дороге в Царство Польское их количество уменьшилось. В конце октября, когда отряд находился в Новогрудском уезде, он насчитывал всего 40 человек. Пленный повстанец Мельхиор Чижик свидетельствовал, что Антон Трусов оставался в отряде. Вместе с Лясковским он вернулся в Игуменские леса». /Чаропка В.  Выкананы абавязак Антона Трусава. // Запісы Таварыства аматараў беларускай гісторыі імя Вацлава Ластоўскага. Вып. 3. 1863 год: шляхецкае паўстанне ці пародная рэвалюцыя? Рыга. 2014. С. 100-101./
    «В Минской губернии в рядах повстанцев сражались поручик пехоты А. Снитко, штабс-капитан Малорусского гренадерского полка Чижик, поручик Ельчанинов, прапорщик Тимкевич и другие». /Смирнов А. Ф.  Революционные связи народов России и Польши. 30-60 годы XIX века. Москва. 1962. С. 292-293./
    «Чижик Мельхиор... В 1863 командир повстанческого отряда в Виленской губ., взят в плен в августе и сослан на каторгу». /Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем  в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. 689./
    «1863 г. декабря 21 Ельня. – Показание М. Чижика при добровольной явке его в Ельнинское полицейское управление.
                                      [ЦГИА ЛитССР, ф. 1248, оп. 2., д. 265 лл.9-11. Подлинник.]
    Мельхиор Осипович Чижик родился в гор. Минске 1835 г., окрещен по римско-католическому обряду и воспитывался в кадетском корпусе. Окончив курсы воспитанников в Константиновском кадетском корпусе с награждением подпоручным чином в 1856 г. [* В послужном списке и в другом, более подробном показании М. Чижика, значится, что он воспитывался в 1846-1853 гг. в Полоцком кадетском корпусе, а затем до 1856 г. — в Константиновском военном училище, откуда был выпущен в Астраханский гренадерский полк; в Московский гренадерский полк Чижика перевели в 1858 г.; он был холост и недвижимого имущества не имел (там же, лл. 31, 38-41).] Прослужив в гренадерском корпусе до апреля месяца 1863 г., т. е. до времени, когда Московский гренадерский полк, в котором имел честь служить, получил назначение выступить в гор. Варшаву, я не имел и мысли в измене. Но поставленный в необходимость идти на войну против своих соотечественников, в среде которых я имел родных братьев, я хотел войти в отставку. Но полковой адъютант штабс-капитан Трубников и дивизионный адъютант штабс-капитан Добровольский указали мне статьи законов и временное уведомление о воспрещении отставки. Тогда я подал рапорт о болезни, и был принят в С.-Петербургский 1-й сухопутный госпиталь.
    Я был совершенно здоров и потому не мог получить отставки по болезни, а напротив был выписан из госпиталя. Полк мой уже находился в гор. Варшаве и мне было выдано Инспекторским департаментом свидетельство на проезд до гор. Варшавы. Я решил по данному свидетельству заехать к родным в Минской губ. и посоветоваться, что мне делать. 19 апреля я уже подъезжал к Борисову, в котором шурин мой исполнял должность чиновника для наблюдения за волостными правлениями, когда встретил знакомого мне помещика Александра Валицкого, от которого узнал, что шурин мой сидит в Минском остроге, а сестра уехала его навестить и что сегодня в ночь начинается в Литве восстание.
    Не имея возможности видеться с родными, боясь быть задержанным как не имеющий законного вида, и уговариваемый Александром Валицким, уверявшим, что восстает весь народ, и что он тоже офицер, а между тем тоже идет в партию, я стал колебаться и, наконец, решился на измену. Поступил я в партию Борисовского у., которая сейчас же выступила на соединение с партией Вилейского у. Начальником партии был Викентий Козел. В конце мая при стычке под д. Владыки Козел был убит и я, как единственный военный человек, принял начальство. Но неизвестный в уезде я пользовался только титулом, а всем заведовал в отряде Эрнст Ратынский – помещик Вилейского у. В августе месяце я соединился с партией Игуменского у. под начальством Лесковского.
    Когда настала осень и партию Лесковский распустил, мне как офицеру, предлагалось выехать за границу. Чувствуя всю тяжесть преступлений и не желая обременять себя новыми, я все отверг и решил пробираться в Петербург для заявления своего раскаяния лично пред государем императором. До гор. Витебска я дошел, после нанял извозчика. Приехав в Смоленск, я вспомнил о товарище Петре Борщевском. Узнал, что он находится в гор. Ельне, я решил заехать туда. Измученный и терзаемый совестью, во мне не стало сил для следования в Петербург и потому заявил о себе в гор. Ельне местной полиции.
    М. Чижик. [М. Чижик имел дружеские отношения с Б. Павловичем, И. Будзиловичем и, по-видимому, был связан с Л. Звеждовским, через которого в апреле 1863 г. мог установить контакты с Петербургской офицерской организацией. Время и обстоятельства перехода Чижика на сторону повстанцев не оставляют сомнения, что он ехал в Борисовский у. с предписанием повстанческих властей, полученным в Петербурге. М. Чижик был осужден к 20 годам каторжных работ в рудниках (там же, лл. 54-57).]. /Дьяков В.  Петербургская офицерская организация. // Русско-польские революционные связи. Т. I. Москва. 1963. С. XCII, CXVII, 275-276./ «Чижик Мельхиор Осипович... приговорен к 20 годам каторги (Алфавитный список, стр. 78; Краткие справки, стр. 345; ЦГИА Лит. ССР, ф. 1248. оп. 2, д. 265, лл. 1—-72; ЦГВИА, ф. 395. оп. 300/860, 1863 г., св. 251, д. 47, лл. 356-357, 370-371, 426-429 и др.; КД, т. 6, лл. 551-556, 691-692)». /Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). Москва. 1967. С. 185./

                  /Янушкевіч К., Янушкевіч Я.  Партрэты паўстаньня. Ракаў. 2014. С. 50./
        «Когда сильные морозы уже стали сильно досаждать, Чижик распустил свою партию...» /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 104./ «Когда же осенью Лясковский распустил отряд, Ч-у как офицеру предлагали выехать за границу. Ч. не рискнул этим воспользоваться, а решил отправиться в Петербург с целью получения амнистии. Пешком дошел до Витебска, далее поехал лошадьми в Смоленск, откуда свернул на Ельню и измученный физически и духовно, заявил 2 XII у местных полицейских властей, что покидает восстание и добровольно отдает себя в руки законной власти. Допрошенный специальной следственной комиссией в Минске 16-22 и 25-28 I 1864 г., а затем 3 III перед полевым судом при Минском батальоне внутренней стражи в признаниях дал много материала о повстанческой акции, в которой участвовал. Военный суд в Минске приговорил его к смертной казни, а полевой аудиториат заменил казнь на пожизненною каторгу в рудниках, а Муравьев этот срок уменьшил до 20 лет. [Arch. Murawiewskie w Wilnie, audytoriat połowy vol. 265, r. 1864, k. 9-11, 14-27, 31-8, 42-3, 49-57, 70.]». /Mienicki R.  Czyżyk Melchior. // Polski Słownik Biograficzny. T. IV. Kraków. 1938. S. 383-384./ Возможно эти «правдивые показания» объясняют почти полное отсутствие упоминания Чижика в повстанческой и ссыльной сибирской мемуаристке.
    1864 г. мая 22. — Сообщение в газете «Минские губернские ведомости» о конфирмации М. Н. Муравьева по военно-судному делу штабс-капитана М. Чижика
    [* Прибывший накануне восстания из Петербурга М. Чижик сформировал в Борисовском у. повстанческий отряд, который выступил в ночь на 20 апреля. На пути следования повстанцы уничтожали портреты царя и дела в волостных правлениях, разгоняли этапные команды, сжигали мосты и паромы, нападали на почтовые станции, забирая лошадей и тачанки. См. док. 234. Позже отряд Чижика объединился с действовавшим на границе Виленского и Борисовского уездов повстанческим отрядом В. Козелла — военного начальника Вилейского у., в котором Чижик командовал одним из отделений. После разгрома отряда Козелла 16 мая при дер. Владыки Вилейского у. (из 200 повстанцев спаслось около 40, а Козелл был убит), Чижик собрал остатки повстанцев и увел их в Игуменские леса. Здесь в августе отряд Чижика соединился с отрядом С. Лясковского. В октябре, после роспуска Лясковским отряда, Чижик получил подложный паспорт и намеревался уехать за границу, но был задержан в Ельне 21 декабря 1863 г. См. журнал военных действий в Минской губ. с 16 по 27 мая (ЦГВИА, ф. 484, оп. 1, д. 139, лл. 125-133), показания Конопацкого в Минском городском полицейском управлении (ЦГИА Лит. ССР, ф. 494, оп. 1, д. 674, лл. 6-9).]
    По военно-судному делу о штабс-капитане Московского гренадерского великого герцога Фридриха Мекленбургского полка дворянине Минской губ. Мельхиоре Осипове Чижике, сужденном по полевому уголовному уложению за отлучку из службы, присоединение к мятежу и предводительствование мятежническою шайкою, г. главный начальник края конфирмациею от 9 марта определил: штабс-капитана Чижика, лишив всех прав состояния, сослать в каторжную работу в рудниках на 20 лет. Газ. «Минские губернские ведомости», 22 мая 1864 г., № 21. /Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг. Москва. 1965. С. 459-460./



    /Минскія Губернскія Вѣдомости. Минскъ. № 21. 22 мая 1864. С. 391./
    «743. Чижик Мельхиор Осипов. Штабс-капитан. Имения нет». /«Ведомость об секвестрированных, конфискованных и подвергнутых запрещению имений а также о движимости принадлежащий лицам, участвовавшим в мятеже». НГАБ. Ф. 299. Воп. 2. Спр. 6062. Л. 95./
    Кстати «главный начальник края» генерал-губернатор М. Муравьев, прозванный в народе «вешателем», в докладной записке князю В. А. Долгорукову, от 18 февраля 1864 года за № 695, писал:

    «...По сию пору выслано из здешнего края на жительство во внутренние губернии Дворян и чиновников, порядком административным, без приговоров о них военных судов и не по постановлениям следственных комиссий, а по представлениям местных начальств, всего только до 200 человек; по рассмотренным же постановлениям следственных комиссий и приговорам военных судов сослано в отдаленные губернии на жительство до 400 челов. Сверх того до 1000 преступников, лишенных военно-судными приговорами всех или особенных прав состояния, и сосланы в Сибирь в работы, на поселение и на житье. Очевидно, что последняя категория имеет уже, по указанию закона, положительное определение и местное Сибирское начальство могло бы легко с ним управиться. От Министра Внутренних Дел будет зависеть сделать надлежащие указания и определить места, в которых водворять сосланных в Сибирь на поселение или на житие. Я полагаю, что пустынные места могли бы быть ими заселены: ибо эти люди не хлебопашцы, им не нужен плодородный грунт; они могут прожить свой век и в Якутской области и в Туруханском крае и в северных частях Томской губернии, с небольшим пособием от казны, и конечно, они не будут вредны для тамошнего населения...» /Rok 1863 na Mińszczyźnie (materjały Archiwum Wydziału IIIb Kancelarji Cesarskiej). 1863 год на Меншчыне. Zebr. i oprac. J. Witkowski, O. Janiewicz i Lp. Lech. Mińsk. 1927. S. 147-149./
    Каторгу Мельхиор Чижик отбывал в Сивяково (Сиваково) в Забайкальской области, в 32 км на юго-запад от Читы на правом берегу реки Ингода, где во 2-й пол. 1860-х гг. разместили временную Сивяковскую тюрьму Нерчинской каторги. Здесь размещались сосланные участники восстания 1863-1864 гг. Тюрьма состояла из бревенчатых тюремных помещений барачного типа и землянок. В 1865 г. в ней содержалось от 398 до 567 чел., в 1868 – ок. 200, позже по 70–80 чел. Труд узников использовался на строительстве барж, заготовке леса, в подготовке снаряжения и сплава казенных амурских грузов по рр. Ингода, Шилка и Амур. Там же находился Бенедикт Дыбовский, который с товарищами, среди которых были Виктор Годлевский, художник Вронский, геолог Александр Чекановский, Владислав Ксенжопольский и Михаил Янковский, строили на каторге баржи на р. Ингоде. Всемилостивейший манифест от 1 апреля 1866 года Мельхиору сократил срок каторги и он вышел на поселение в село Урик Уриковской волости Иркутской губернии. Кстати там, на реке Утулук находится порог Чижик. Вскоре Мельхиор устроился конторщиком на частные золотые прииска. В 1874 г. ему вернули сословные права. [Lit.: MWP, zb. A. Kr., inf. przy fot. 6kr/77, 4113/430 MW; arch. A. Kr. 71-H „Zesłani", s. 46; J. Maliszewski, Sybiracy..., s. 15; W. Czernik, s. 20; P. Ł. Kazarian, Okkminskaja..., s. 121, 167; R. Mienicki, PSB, t. IV; LIV, GAIO, [w:] kartoteka IH PAN.] /Powstanie styczniowe i zesłańcy syberyjscy. Katalog fotografii ze zbiorów Muzeum Historycznego m. st. Warszawy. Cz. II. Zesłańcy syberyjscy. Oprac. E. Kamińska. Warszawa. 2005. S. 181./ Отметим также, что участник восстания Владимир Чижик, сын Юзефа, дворянин Новогрудского уезда /Czernik W. Pamiętniki weterana 1864 r. Wilno. 1914. S. 20; Maliszewski J. Sybiracy zesłani i internowani za udział w powstaniu styczniowym. Warszawa. 1930. S. 15./ к Мельхиору Чижику отношения не имеет, а «Чижик О. М. - С. 476.» /Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. Якутск. 1995. С. 121,167; Казарян П. Л.  Олекминская политическая ссылка 1826-1917 гг. 2-е изд.. Якутск. 1996. С. 121,167./ - Ольга Михайловна Чижик [С. 121.], а «в 1904 г. в Мачу из Нохтуйска ежедневно отлучался Я. М. Каплан, „занимающийся обучением малолетних детей в семье приискового служащего Чижика”» [С. 167.]. Мельхиор Чижик умер 9 августа 1901 года.
    «За Чижиком последовала в Сибирь, как многие другие польки, сопровождая своих мужей и братьев, его нареченная панна Гедройц из Вилейки, где на далеком севере соединилась браком с любимым человеком, верно деля с ним долю изгнанника». /Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. S. 104./ «К Чижику аж на Лену приехала Гедройц из Вилейки» /Kowalewska Z.  Ze wspomnień wygnańca z roku 1863. W Wilnie. 1911. S. 183; Kowalewska Z.  Ze wspomnień wygnańca z roku 1863. W Wilnie. 1912. S. 185./
    «№ 8 Мельхиор и Станислава Чижики
    Тысяча восемьсот семидесятого года двадцать второго дня Декабря месяца, во время объезда по приходу на Мачинских золотых резиденциях Олекминского округа настоятель Иркутской Римско-Католической Церкви Христофор Шверницкий на основании Диспенсации данной ему Могилевским Архиепархальным Духовным Начальством освобождающей от предбрачных в Церкви оглашений по сделании одного только оглашения перед совершением брака.
    Политического ссыльного Мельхиора Чижика с Девицею Станиславою Гедройц по сделании предварительно строгого с обеих сторон на письме изъявленного исследования о препятствиях к бракосочетанию и по неоткрытию никаких равно по изъявленному от обеих лиц взаимному согласию внешними знаками обнаруженному.
    Благородных Осипа и Анны, урожденной Жилковской, Чижиков законных супругов сына – Благородных Богуслава и Елеоноры, урожденной Петрашко, Гедройцев законных супругов дочерью, бракам сочетал и в лице Церкви торжественно благословил в присутствии веры достойных свидетелей Августа Старжинского и Эдуарда Лозовского». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 121. Арк. 45./
    Отметим, что Август Старжинский 1812 г. р. происходил из дворян Брацлавского уезда Подольской губернии. За злонамеренное хранение разного оружия, боевых снарядов и других вещей для мятежа по конфирмации Командующего войсками Киевского военного округа был лишен всех прав состояния и сослан в Сибирь. В Якутск доставлен 17 ноября 1867 г., согласно Манифеста 17 мая 1871 г. вернули прежние права состояния, умер в Якутской области в 1874 г. Эдвард Лозовский, из «околиц Гирек», вольна практикующий доктор Новогрудского уезда Минской губернии. В восстании участвовал в отряде Янки Коваля, шляхтича Слонимского уезда Гродненской губернии Молодовского, который действовал в Минской губернии. Па конфирмации в 1864 г. был лишен всех прав состояния с конфискацией имущества и сослан в Сибирь. В ссылке женился на бывшей повстанке Антонине Табенской, шляхтянке Лидского уезда Виленской губернии. Затем Лозовские переехали в Казань, поздней в Возновку Смоленской губернию, умер в д. Поляны на Смоленщине.

    Знаменитый исследователь Прибайкалья, Дальнего Востока и Камчатки Бенедикт Тадеуш Дыбовский будучи с 1862 г. экстраординарным профессором зоологии и палеонтологии в Главной школе Варшавы примкнул к восстанию 1863 г., за что в 1864 году был приговорен к 12-летней каторге и сослан в Восточную Сибирь. Находясь в 1874 г. во Владивостоке он познакомился с Николаем Рузиным, «занимавшегося поисками золота, по поручению какого-то товарищества на Олекиме, который знал... Чижика из минской гимназии, сына нашего учителя математики...» /Pamiętnik dra Benedykta Dybowskiego od roku 1862 zacząwszy do roku 1878. Lwów. 1930. S. 533./

    «После долгой беседы о золоте, Рузин заявил, что теперь представит свой проект преобразования школьного воспитания, над которой долго думал и хотел бы услышать из наших уст оценку этого проекта. Я был удивлен этой совсем неожиданной темой лекции, ожидая услышать что-то типа Kрапоткинских анархистских мечтаний... Я молча удивлялся, откуда взялись эти мечты о воспитании и о школах. Только много позже, когда с ним хорошо познакомился, во время его длительного пребывания у нас во время золотоприисковых работ, я узнал, что он это все продумал вместе с Чижиком на северных приисках. Этот Чижик, мой школьный товарищ по минской гимназии, мечтатель и поэт, грезил всегда проектами преобразования человечества... Что до самого Рузина, то по моему мнению, он не был русского происхождения, а был русином, то есть белорусином, или белоляхитом. В Сибири малороссов называют „хохлами”, а белорусов „русинами”. Вообще Восточная Сибирь густо заселена русинами. Название русин мог поменяться на рузин — отсюда и его фамилия. Затем филантропия Рузина, вообще незнакомая русским чистой крови — это вторая мотивация, из-за которой я не могу отнести Рузина к собственно русским „косоворотникам”». /Pamiętnik Dra Benedykta Dybowskiego od roku 1862 zacząwszy do roku 1878. Lwów. 1930. S. 536-537./
    В скором времени у Чижиков на Воскресенском прииске Мало-Патомского товарищества начали рождаться дети:
    «№ 47 Станислав Антон Чижик
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцать девятого дня Декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском Прииске по речке Ухогану Малопатомскога товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Станислав Антон настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Мельхиора [Каспера-Бальтазара] и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов сын, родившийся 1 ноября 1872 года в 5 часов утра на оном же Прииске.
    Восприемниками были Михаил Гржибовский с Констанциею Малецкою в Присутствии Адама Германа». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 121. Арк. 12 (адв)./
    Отметим, что Адам Викеньевич Герман, воспитанник Константинопольского военного училища, 1840 (1939) г. р. из дворян Минской губернии католического вероисповедания, в апреле 1863 г. оставил училище и присоединился к повстанцам, за что был сослан на каторжные работы на заводах на 4 года. В 1886-1887 гг. жил на Замковой улице в г. Витебске.
    «№ 48 Богдан Иосиф Чижик
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцать девятого дня Декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском Прииске по речке Ухогану Малопатомскога товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Богдан Иосиф настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Мельхиора [Каспера-Бальтазара] и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов сын, родившийся 18 февраля 1874 года в 10 часов дня на оном же Прииске.
    Восприемниками были выбраны родителями младенца Присутствующий Иосиф Малецкий с отсутствующею Юлиею Чижик, а вместо ее держала ребенка во время крещения Анна Аллакова в присутствии Михаила Гржибовского». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 121. Арк. 12 (адв)./
    «№ 49. Анна Елеанора Чижик
    Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцать девятого дня декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском Прииске по речке Ухогану Малопатомскога товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Анна Елеонора настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Мельхиора [Каспера-Бальтазара] и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов дочь, родившаяся 18 июля с. г. в 5 часов вечера на оном же заводе.
    Восприемниками были Адам и Олимпия Германы в присутствии Иосифа Малецкого». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 125. Арк. 13./
    «В трех статьях Чижиков означенных под номером №№ 47-48 и 49 дописаны два последних имени отца младенцев „Каспера-Бальтазара” по указу Консистории от 13 февраля 1886 г. за № 839 Арх. /подпіс/» /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 125. Арк. 13./
    «Уже в 1878 г. император Александр II освободил Чижика от надзора полиции и предоставил на выбор места жительства, за исключением столиц, столичных и западных губерний, и Царства Польского, с воспрещением поступления на государственную службу». //Mienicki R.  Czyżyk Melchior. // Polski Słownik Biograficzny. T. IV. Kraków. 1938. S. 383-384./  «В 1878 г. получил право проживать в Царстве Польском и Западных губерниях». /Русско-польские революционные связи. Т. II. Москва. 1963. С. 767./ «В 1878 г., будучи политическим ссыльным в Якутской губернии, получил разрешение жить в Царстве Польском и в западных губерниях». / Дьяков В. А.  Герцен, Огарев и Комитет русских офицеров в Польше. // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. Москва. 1963. С. 78./ «В 1878 г., находясь в Якутии, получил разрешение вернуться в Центральную Россию (ЦГИА Литовской ССР, ф. 1248, оп. 2, д. 265 — «Военно-судное дело М. Чижика»)». /Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 372./ «В 1878 г. освобожден от надзора полиции с запрещением проживать в губерниях „Западного края” (295-1-1527-79; 295-1-1547-1-1адв.; 295-1-1643-254; 296-1-25-106; 1430-1-52758-44)». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 615./
    В 1883 г. Якутскую область посетил Вице-куратор Иркутского костела кс. Иосиф Лавкович. «Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года марта двадцать первого дня во время объезда по приходу на резиденции Ленского Т° в Маче Олекминского округа Якутской области... Викарный священник Р-К церкви Иосиф Лавкович... Якутского областного архитектора Андрея Мондзяка 42 лет холостого /Викентия и Анны, ур Осташевичевной, Мондзяков законных супругов сын, Августовской губернии Кальварийского уезда и прихода/ с девицею Констанциею Витковской 20 лет /есаула казачьей сотни Казимира Андрея Витковского и Констанции, ур. Михаловской законных супругов дочь/ обеих сей же Иркутской Р-К церкви прихожан... браком сочетал в присутствии свидетелей Мельхиора Чижика, Адама Витковского и Борсука». /НГАРБ. Ф. 1781. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Воп. 36. Сп. 136. Арк. 16./. Иван Борсук «участвовал в восстании в составе отряда Винцента Козелла, схвачен 16 мая 1863 г. возле д. Владыки Вилейского уезда». /Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 68./ «Еще общество не оправилось от этого известия, как уже 20 мая привезли в Минск первую партию пленных из-под Владык. Эти бледные, окровавленные, почти мертвые люди, отзывались безмерной болью в сердце. Большинство пленных состояла из мелкой шляхты, а среди них тяжело раненный ксендз и весь исколотый штыками помещик, и сразу же узнанный коллегами ученик V класса Борсук, из Борисовского уезда». /Kowalewska Z.  Obrazki Mińskie 1850-1863. Wilno. 1912. S. 1114./ Иван Борсук «Тобольским приказом о ссыльных распределен в Якутскую область. Отправлен из Томской губернии по назначению. Прибыл в г. Якутск 10 августа 1872 г. и водворен в Маганском селении Якутского округа». /Казарян П.  Польские повстанцы на Северо-Востоке Сибири: общее и особенное в их ссылке. // Powstanie styczniowe 1863-1864. Walka i uczestnicy, represje i wygnanie, historiorgrafia i tradycja. Kielce. 2005. S. 122./
    Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года, второго дня марта месяца во время объезда по приходу на Мачинской резиденции Ленского То Олекминского округа окрещен младенец по имени Константин Вице-Куратором Иркутской Римско-Католической церкви Кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных, дворян Минской губернии Мельхиора Гаспара Бальтазара и Станиславы, урожденной Гедройц, Чижиков, законных супругов сын, родившийся 18 декабря 1881 года на той же резиденции.
    Восприемниками были Эдуард Квятковский с Констанциею Витковской девицею». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Сп. 134. Арк. 8./

    В 1891 г. историк Василий Иванович Семевский, который род. 25 декабря 1848 (6 января 1849) г. в уездном городе Полоцк Витебской губернии Российской империи, в семье отставного поручика гусарского полка Ивана Егоровича Семевского, эконома Полоцкого кадетского корпуса, по инициативе Иннокентия Сибирякова предпринял путешествие по Сибири для знакомства с местными архивами. Побывал он и в Маче. Брат Василия - Александр Семевский учился на одном курсе с Мельхиором Чижиком в Полоцком кадетском корпусе. Помимо архивных данных Василия интересовало также современное положение рабочих на золотых приисках и ему удалось собрать массу фактического материала для своего исследования «Рабочие на сибирских золотых промыслах», которое появилось на страницах «Русской мысли» в 1893-1894 годах и в окончательном виде в 1898 году. За эту работу учёный был удостоен Самаринской премии.

    В Сибирь вместе со Станиславою Гедройц па всей видимости отправились и ее сёстры:
                                                                Казимира Гедройц
    «Тысяча восемьсот семьдесят второго года первого дня сентября месяца в Иркутской Римско-Католической церкви настоятель сей же церкви Христофор Шверницкий по троекратном оглашении из коих первое 20, второе 27 августа и третье 1 сентября сего года перед народом собравшимся на литургию сделаны.
    Политического ссыльного Леопольда Цимерского, юношу 25 лет, с дворянкою Казимерою Гедройц, девицею 20 лет, обоих сей же церкви прихожан...
    Благородных Михаила и Сабины, с Ленгертов, Цимерских, законных супругов, сына – Благородных Богуслава и Елены, с Высоцких, Гедройцев законных супругов, дочерью браком сочетал и в лице церкви торжественно поблагословил в присутствии свидетелей Юлиана Кендерского, Леонарда Гриневича и Викентия Климовича». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 122. Арк. 16 (адв)./
    «Тысяча восемьсот семьдесят четвертого года тридцатого дня января месяца в Иркутской Римско-Католической церкви окрещен младенец по имени Казимир Иван настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Благородных Леона и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, родившийся 27 декабря в 8 часов утра в Иркутске.
    Восприемниками были Казимер Яворовский с Вандою Гриневич в присутствии Осипа Цимерского и Виктории Яворовской». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 124. Арк. 1./
    «Тысяча восемьсот семьдесят пятого года пятнадцатого дня ноября месяца в Иркутской Римско-Католической церкви окрещен младенец по имени Станислава Елена настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян Леопольда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 5 октября с.г. в 2 часа полудни.
    Восприемниками были: надворный советник Леонард Гриневич с Викториею Яворскою, в присутствии Фелициана Горецкого». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 125. Арк. 11./
    «Тысяча восемьсот семьдесят девятого года двадцать третьего дня января месяца в Иркутской Римско-Католической церкви окрещен младенец Витольд настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви с совершением всех обрядов таинства.
    Благородных дворян из политических ссыльных Леопольда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов сын, родившийся 19 сентября с.г. в 9 часов утра в г. Иркутске.
    Восприемниками были Иосиф Минкевич с Романою Минкевич». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.5 (адв)./
    «Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года двадцать шестого февраля дня во время объезда по приходу на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа окрещен младенец по имени Елена Вице-куратором Иркутской Римско-Католической церкви кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных дворян из Галиции Леонарда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 24 октября 1882 г. на тех же приисках.
    Восприемниками были Вацлав Доманский со Станиславою, супругою Мельхиора Чижика. Присутствовали Витольд Цимерский с Ядвигою Цимерскою, девицею». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.7 (адв)./
    «Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года двадцать шестого февраля дня во время объезда по приходу на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа окрещен младенец по имени Мария Алина Вице-куратором Иркутской Римско-Католической церкви кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных дворян из Галиции Леонарда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 22 января 1881 г. на тех же приисках.
    Восприемниками были Вацлав Доманский со Станиславою, супругою Мельхиора Чижика.». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.7 (адв.)/
                                                          Констанция Гедройц
    «Тысяча восемьсот семьдесят второго года первого дня сентября месяца в Иркутской Римско-Католической церкви настоятель сей же церкви Христофор Шверницкий по троекратном оглашении из коих первое 20, второе 27 августа и третье 1 сентября сего года перед народом собравшимся на литургию сделаны.
    Политического ссыльного Иосифа Малецкого юношу 27 лет с дворянкою Констанциею Гедройц девицею 19 лет обоих сей же церкви прихожан по сделании...
    Благородных Ромуальда и Виктории, с Войшвилов, Малецких, законных супругов, сына – Благородных Богуслава и Елены, с Высоцких, Гедройцев, законных супругов, дочерью, браком сочетал и в лице церкви торжественно поблагословил в присутствии свидетелей Юлияна Кендерского Леонарда Гриневича и Викентия Климовича». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 122. Арк. 17./
    «Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцатого девятого дня декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском прииске по речке Ухогану Малопатомского товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Елена Паулина настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Иосифа и Констанции, урожденной Гедройц, Малецких, законных супругов дочь, родившаяся 20 декабря 1873 года в 8 часов вечера.
    Восприемниками были: Михаил Гржибовский с Станиславою Чижик в присутствии Адама Германа». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 125. Арк. 13./
    «Мой дедушка Тадеуш, - пишет Галина Ярошевская, - опекал ее, она уже старенькая жила одна». /yagalina080413@mail.ru/
    «Тысяча восемьсот семьдесят пятого года двадцатого девятого дня декабря месяца во время объезда по приходу на Воскресенском прииске по речке Ухогану Малопатомского товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Мария Виргиния настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян из политических Иосифа и Констанции, урожденной Гедройц, Малецких, законных супругов дочь, родившаяся 31 августа с. г. в 2 часа утра на оном прииске.
    Восприемниками были: Мельхиор Чижик с Станиславою Чижик в присутствии Адама Германа». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 125. Арк. 13 (адв.)./
    «Тысяча восемьсот семьдесят восьмого года двадцатого первого дня января месяца во время объезда по приходу для исполнения духовных треб на Воскресенском прииске по речке Ухоган Малопатомского товарищества Олекминского округа окрещен младенец по имени Ромуальд Доминик настоятелем Иркутской Римско-Католической церкви Христофором Шверницким с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян Иосифа и Констанции, урожденной Гедройц, Малецких, законных супругов сын, родившейся 11 мая 1977 г. в 8 часов утра на том же прииске.
    Восприемниками были Адам Герман с Александрою Перетолчиной». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 129. Арк. 9./
    «Тысяча восемьсот восемьдесят третьего года двадцать шестого февраля дня во время объезда по приходу на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа окрещен младенец по имени Мария Алина Вице-куратором Иркутской Римско-Католической церкви кс. Иосифом Лавковичем с совершением всех обрядов таинства.
    Из политических ссыльных дворян из Галиции Леонарда и Казимиры, урожденной Гедройц, Цимерских, законных супругов дочь, родившаяся 22 января 1881 г. на тех же приисках.
    Восприемниками были Вацлав Доманский со Станиславою, супругою Мельхиора Чижика». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 128. Арк.7 (адв.)./

    В феврале 1883 года в архивных документах еще встречается имя «Станиславы, супруги Мельхиора Чижика», когда она была восприемницей «Марии Алины... дочери Леонарда и Казимиры урожденной Гедройц Цимерских». По сведения Галины Ярошевской тогда же, видимо после ее смерти, в Вильно с Цимерскими была отправлена Анна Елеонора Чижик, которая жила у «Алины Эдуардовны, в замужестве Олещкевич, и Марии Эдуардовны, в замужестве Козловской». [Галина Ярошевскя род. 12 декабря 1968 г. в Москве (РСФСР-СССР), затем была школа № 84, Москва 1976-1984; МГКИТ (МРАСТ) Московский государственный колледж информационных технологий, Факультет: Программирование 1984-1988; МЭИ Московский Энергетический Институт (Технический Университет), Факультет: Институт автоматики и вычислительной техники (АВТИ) Кафедра: КЭВА 1988-1995]
    «Дело в том, - пишет Галина Ярошевская, - что мы считали. что Анна Елеанора (моя прабабушка) родилась в 1877 году. Возможно, что мы ошибались, и ее год рождения 1875. Но нам известно, что ее мать умерла очень скоро после рождения Анны, (и Анну отправили к родным в Вильно, где она выросла, а отца с мачехой навещала примерно в 1897). Фотография Анны с отцом была подарена Анной каким-то родственникам (подпись – дяде и тете), а потом опять оказалась у нас. А от второй жены у Мельхиора был сын Богдан, родившийся в 1899 году. Это был известный человек, его именем названа улица в Якутске... /yagalina080413@mail.ru/






    На групповом снимке Анна Елеонора с родственниками. «Скорее всего фотография снята в Вильно, но на ней нет надписей. Молодой человек, сидящий слева, есть еще на нескольких фотографиях, снятых уже в Сибири, с Анной и детьми. Может, это и есть брат и он приезжал к сестре в Сибирь...
    Анна Елеонора Чижик вышла замуж в Вильно за инженера, революционера. Ее муж, Папкевич Ян Янович, родился в Гродно. Закончил Виленское училище и работал на постройках железных дорог.
    Там была семейная история, не знаю, насколько правдивая. Когда Анна Мельхиоровна вышла замуж и собралась уезжать в Сибирь, какой-то ее брат (Станислав?), может двоюродный, очень отговаривал ее ехать. Когда он понял, что Анна все равно поедет, он сказал: «Лучше умереть, чем ехать опять в Сибирь!» и выстрелил в нее. Попал ей в руку, пуля застряла в мягких тканях, и всю жизнь у нее на руке под кожей между кистью и локтем можно было прощупать пулю... Странно конечно, как он мог попасть в руку, как может пуля застрять под кожей и не давать о себе знать... У нее была ампутирована нога (из-за варикоза), но рука была нормальная... Умерла в 1939 году...


    Папкевичи уехали в Сибирь. Их старшие дети Ядвига и Витольд родились в Верхотурье и Кунгуре в Пермском крае. Они много ездили по стране, Ян Янавич строил мосты и туннели (некоторые и сейчас еще действуют), жили в Екатеринбурге. Немного жили в Санкт-Петербурге, там родился младший Тадэуш (мой дедушка). С 1918 жили в Москве...
    Из семейных рассказов (или преданий) знаю, что Мельхиор Чижик был очень сильный человек: мог согнуть подкову или монету. Об этом знали все вокруг. Когда Мельхиор перевозил золото, его боялись даже нападавшие на них грабители, не хотели набрасываться на Мельхиора, зная, что он может легко раскидать несколько человек...
    Ещё известно, что Мельхиор был очень воспитанным человеком, никогда грубо не выражался. Однажды он пришёл домой очень радостный и гордо сказал:
    — Я сейчас выругался!
    — Как же ты выругался? — спросили его.
    — Я шёл по улице, а за мной бежали мальчишки и дразнились. Я повернулся к ним, погрозил пальцем и сказал: «Ах, вы такие-сякие!»
    Для него слова «такие-сякие» казалось страшным ругательством. И это после 4 лет каторги!» /yagalina080413@mail.ru/
    Тут надо сказать, что в восстании 1863 г. принимал участие Антоний Гедройць, 1842 г. р., внебрачный сын Фелициана Гедройца, дворянин Вилейского уезда, воспитанник Брестского кадетского корпуса и учащицся Артиллерийской академии, после разбития повстанческого отряда находился в тюрьме г. Борисова, 23 августа 1863 г. был присужден к ссылке на службу в Сибирские линейные батальоны, в 18698. был уволен из военной службы и подал прошение о возвращении на родину. Ксендз Антоний Гедройць, служивший в мест. Гедройци Виленского уезда. Князь Витольд Гедройц (1826-1879), уроженец имения Ляховичи Кобринского уезда Гродненской области, который во время восстания был комиссаром Виленского уезда, каторгу отбывал в Петровском заводе и Сивяковой. В 1869 получил разрешение переехать в Вятку, а затем в Варшаву. Эмануэль Гедройц, подпоручик, учившийся в Артиллерийской академии и входилший в кружок Сераковского-Домбровского. Александр Гедройц, горный инженер, который в 1880-1890 проводил геологические исследования на Литве, а затем в Сибири в бассейне Амура. Раиса Адамовна Кудашева, урождённая княжна Гидройц (3 (15) августа 1878, Москва — 4 ноября 1964, Москва) — автор слов песни «В лесу родилась ёлочка».
    «Тысяча восемьсот девяносто четвертого года одиннадцатого дня января месяца во время объезда по приходу для исполнения духовных треб на Воскресенском прииске Малопатомского товарищества Олекминского округа Якутской области окрещен младенец по имени Александр Викарным священником Иркутской Римско-Католической церкви Иосифом Розгой с совершением всех обрядов таинства.
    Дворян Витольда Ремигиюша и Алины Ядвиги Казимиры, урожденной Страсовны, Гедройцев, законных супругов сын, родившийся 20 января 1893 года на Воскресенском прииске Олекминской системы Олекминского округа Якутской области.
    Восприемниками были Валериан Иванович Верига с Мариею Минин, супругою горного исправника Олекминской системы». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 138. Арк. 4 (адв)./ Отметим, что Валериан Верига это племянник белорусского поэта, участника восстания 1863 г. Артемия Вериго-Даревского. В статье С. А. Борковского и А. И. Мальдиса «Поэтическое наследие Артемия Вериги-Даревского» в московском журнале «Советское славяноведение» (№2, за 1971 г.) сообщается, что А. Вериго-Даревский «последние годы жизни (1881-1884)… провел на золотых приисках в Витимской тайге; там, вероятнее всего, и умер». (С. 36.) По словам Г. Киселева в семейной хронике Веригов записано что «Валериан Вериго, отбыв наказание, был главноупровляющим Константиновского „прииска” Ратковских-Рожновских, около Бодайбо». («Полымя», 1966, № 4, с. 173).
    «Тысяча восемьсот девяносто шестого года 3 дня января месяца на золотых приисках Малопотомского товарищества Олекминского округа Якутской области Викарным Иркутской Римско-Католической церкви ксендзом Жижисом во время разъезда по приходу окрещен младенец по имени Густав с совершением всех обрядов таинства.
    Потомственных дворян Минской губернии Витольда Ремигия и Алины Ядвиги Казимиры, урожденной Страус, Гедройц сын, родившийся 8 августа 1895 г. на Возкресенском прииске Олекминской системы Олекминского округа Якутской области...
    Восприемниками были горный исправник Олекминской системы Владимир Петрович Минин с Наталиею, женой горного ревизора золотых приисков Левицкого, присутствовали Казимир Леопольдович Цимерский с Мариею, женой горного исправника золотых приисков Минина». /НГАБ. Метрические экстракты Иркутской Римско-Католической церкви. Ф. 1781. Воп. 36. Спр. 139. Арк. 21./ Видать Левицкие это родители известного композитора Дмитрия Романовича Рогаль-Левицкого, который «родился 2 (14) июля 1898 года на Успенском прииске Ко Арендаторов Олекминского округа Якутской области Российской империи в семье горного инженера». /Рогаль-Левицкий Д.  Якутская народная песня. Койданава. 2010. С. 1./
    Как-то позвонил Леонид Акалович, исследователь родов белорусской шляхты и сообщил что в Национальном историческом архиве Беларуси нашел следующее:
    «Гедройц Осип Болеславович (Буславович)
    Сын Неманских
    Жена  Шевцова Фефрония Александровна
    Дети:
    Антон  1891
    Константин 1894
    Михаил 1896
   1918
    31 августа 1876 г. Золотые промыслы Гинсбурга Олекминского окр. Якут обл.». /НГАБ. Ф. 319. Оп. 2. Д. 689. Л. 102./
    «Весной 1881 г. трем ссыльным удалось бежать из г. Киренска Иркутской губ., благодаря стечению исключительно благоприятных условий. Для найма рабочих на летние работы на Олекминских приисках приехал в г. Киренск приисковый служащий, поляк Гедройц. Он сочувствовал революционному движению в России и помог бежать М. Н. Чикоидзе, В. Абр. Панкратьеву и М. Ф. Клименко. Под фальшивками он нанял их рабочими на прииски, выдал им задатки (на которые они экипировались, как рабочие) и отправил их в партии с другими рабочими в Олекминский округ, т. е вниз по реке Лене, где, понятно, никому не пришло в голову ловить бежавших. Проработав до 1 октября на приисках, все трое получили расчет и с заработанными вполне для проезда в Россию, в партии других рабочих благополучно миновали все заставы и вскоре достигли Москвы». /Тютчев Н, С.  В ссылке и другие воспоминания. Ч. ІІ. Москва. 1925. С. 69./
    Ну а на Маче жизнь шла своей чередой.
    «1888 г.
    Приход:
    По Мачинской Николаевской часовни, Якутской епархии Олекминского округа...
    Итого в приходе в 1888 г. – 504 р.
                        Приходящей суммы
    б). В пользу Христианства на Кавказе       1р. 60 к.
    д). В пользу Церквей и Школ Западного Края.... 2р. 90 к.» /НАРС(Я). Ф. 274. Оп. 1. Д. 1. Л. 2 (об)./
    «№ 12.  Род. 14. Крещ. 29. Сентябрь.
    Валерий (незаконнорожденный).
    Священническая дочь Зиновия Панфилова Попова, православного вероисповедания.
    Восприемники: Временно Олекминский 2-й гильдии купец Василий Афанасьев Желаев и фельдшерская законная жена Елизавета Митрофанова Буссова.
    Священник Николай Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1893 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 380. Л. 5 (об), 6./
    «№ 9. 12 Май.
    Дворянин Минской губернии Мельхиор Осипов Чижик, Римско-Католического исповедания, вторым браком 60 л.
    Священническая дочь девица Зиновия Панфилова Попова, православная, первым браком, 25 л.
    Поручителями были: Временный Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев, Иркутский мещанин Иван Петров Зыков и Александр Иванов Овчинников.
   Присутствующих не было.
    Торжество совершил: Священник Михаил Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга Якутской Духовной консистории данная Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 37 (об), 38./
    Правда злые языки говорят, что тут Мельхиор прикрыл шашни своего сына Станислава...
    «№ 20. Род. 25. Кр. 3 май. Николай (внебрачный).
    Крестьянская вдова Витимской волости Тесковского селения Анастасия Нилова Серкина, православного вероисповедания.
    Восприемники
    Поселенец Верхоленского округа и волости Николай Алексеев Евташев и священническая дочь Зиновия Панфиловна Попова». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 11 (об), 12./
    «№ 16.  Род. 7. Крещ. 11. Август.
    Констанция
    Дворянин Минской Губернии Мельхиор Иосипов Чижик, римско-католического исповедания и законная жена его Зиновия Панфилова, православного вероисповедания.
    Восприемники: Сын дворянина Станислав Мельхиоров Чижик и купеческая жена Олимпиада Викторова Клементьева.
    Священник Николай Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 16 (об), 17./
    «№ 30. Род. 10. Кр. 24 сентябрь. Никандр.
    Крестьянская девка Олекминского округа и волости, Точильной станции Пелагея Федоровна Яныгина, православного вероисповедания.
    Восприемники
    Поселенец Иркутской губернии и округа, Братско-Острожной волости Исай Артюнин и жена дворянина Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 20 (об), 21./
    «№ 17. 1 Ноябрь.
    Дворянин Ковенской губернии Шавельского уезда Антон Сильвестров Лимонт, Римско-Католического исповедания, первым браком, 50 л.
    Инородческая дочь из бурят, Балаганского ведомства девица Анастасия Николаева Баларова, православная, первым браком, 21 г.
    Поручители
    Олекминский купец Ефим Абрамов Бебин, Дворянин Болеслав Михайлов Глинский и Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев.
   Присутствующих не было.
    Таинство совершил: Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга Якутской Духовной консистории данная Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 41 (об), 44./
    «№ 37. Род. 23. Кр. 24 декабрь. Екатерина.
    Ссыльнопоселенец Якутской области, Западно-Кангаласского улуса, Богорадскога наслега Стефан Непомнящих и законная жена его Мария Алексеева, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Крестьянин Томской губернии, Усть-Талтарской волости, Спасского селения Михаил Иванов Увехов и жена Минского дворянина Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Михаил Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1895 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 29 (об), 30./
    «№ 9. Род. 4. Кр. 13 март. Иннокентий.
    Поселенец Иркутской губернии Нижнеудинского округа, Больше-Машлимской волости, Нартитского селения Иван Иванов Дасаулов и законная его жена Агафья Николаева, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и жена Минского дворянина Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Михаил Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 88 (об), 89./
    «№ 17. Род. 27. Кр. 1 апрель. Иоанн.
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и законная его жена Вера Петрова, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 92 (об), 93./
    «№ 14. Смерть 25. Погребен 26. Июль.
    Дворянина Минской губернии Мельхиор Осипов Чижик сын Владислав 2 г.
    От поноса.
    Погребен в ограде Мачинской часовни.
    Священник Николай Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная Якутской Духовной Консистории Притчу Мачинской Николаевской Церкви на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 15. Д. 82. Л. 133 (об), 134./
    «№ 42. Род. 27. Кр. 1 декабрь. Лидия.
    Крестьянин Тобольской губернии Томский мещанин Петр Михайлов Редников и законная его жена Вера Петрова, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Олекминский купец Василий Афанасьев Шалаев и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1898 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 106 (об), 107./
    «№ 8. Род. 14. Кр. 16 февраль. Иннокентий.
    Дворянин Ковенской губернии Шавельского уезда Антон Сильвестров Лимонт римско-католического исповедания и законная его жена Анастасия Николаева, православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 8 (об), 9./
    «№ 11. Род. 1. Кр. 28 март. Донат.
    Дворянин Ковенской губернии Генрих Феликсов Герасимович и жена его Розалия Игнатьева, оба Римско-Католического исповедания.
    Восприемниками были
    Томский мещанин Петр Михайлов Редников и жена дворянина Минской губернии Зиновия Панфиловна Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 11 (об), 12./
    «№ 31. Род. 25 Июль. Кр. 12 Август.
    Богдан
    Дворянин Минской губернии Мельхиор Иосифов Чижик римско-католического вероисповедания, и законная жена его Зиновия Панфилова православного вероисповедания.
    Восприемниками были:
    Почетный мещанин Петр Михайлов Редников и жена сына Минского дворянина Мария Павлова Чижик.
    Священник Николай Петров Попов.
    Метрика выдана 24 июля 1912 г.
    Архивариус /подпіс/.
    Выдано за № 082580
    3/ХІ – 54 /подпіс/
    Выслано ІІ МД 115444
    30 ІІІ - 65». /НАРС(Я) Метрическая книга из Якутской Духовной Консистории Притчу Мачинской Николаевской Церкви на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 15. Д. 137. Л. 20./
                                                                      (повторно)
                                                     Свидетельство о рождении
                                                                  КД № 082580
    Чижик Богдан Мельхиорович
    1899 г. 7 августа, Мачинская церковь 1899 сентября 25 за № 31 произведена соответствующая запись.
    Родители:
    Чижик Мельхиор Иосифович, русский.
    Чижик Зиновия Панфиловна, русская.
    Мача Бодайбинский ЯАССР.
    Место регистрации Мачинская церковь.
    Дата выдачи 3 ноября 1954 г. /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 1. Л. 24./



    /Знамя коммунизма. Олекминск. 5 августа 1989. С. 2./


    /Жараева Т. А.  Личность и время: директора Национальной библиотеки (1925-1989). Якутск. 2002. С. 33./


    /Имена на улицах Якутска. (Библиографический справочник.) Вып. 1. Якутск. 2002. С. 170./

    /Алексеев И.  Богдан Чижик - революционер и книголюб. // Якутия. Якутск. 7 сентября 2005. С. 4./


    /Энциклопедия культуры и искусства Якутии. Кн. 1. Якутск. 2011. С. 561./


    /Путеводитель по фондам архива. В 2-х частях. Ч. II. Якутск. 2014. С. 523./
    Богдан Чижик «сын участника польского восстания 1863 года, который отбывал десятилетнюю каторгу с последующей ссылкой в Якутию». /Кочнев П.  Большая жизнь. // Социалистическая Якутия. Якутск. 9 августа 1964. С. 4./ «Богдан Мельхиорович Чижик родился 7 августа 1899 г. в с. Мача Иркутской области. Его отцом был сосланный в Сибирь участник Польского национально-освободительного восстания в 1863 г.». /Кротов М.  Богдан Мельхиорович Чижик. (К 65-летию со дня рождения.) // Календарь знаменательных и памятных дат Якутской АССР на 1964 год. Якутск. 1964. С. 72./ 
    «Отец его был видным польским революционером. Из одного издания Академии наук в 1966 году можно было увидеть, что он был соратником по революционному движению в Польше известного участника Парижской коммуны генерала Домбровского. Богдану шутя говорили: «У тебя есть выбор. Желаешь называться, называйся потомственным дворянином» С его слов знаю: отец был записан в Польше в «Золотую книгу» особо знатных дворян и носил фамилию Чижик-Яснопольский...
    В. Синеглазова». /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 25 [Воспоминания товарищей о Богдане Мельхиоровиче Чижик (посмертно)] Л. 147./
                                          «ПОТОМСТВЕННЫЙ РЕВОЛЮЦИОНЕР
                                                          (Документальный очерк)
                                                        1. Годы детства и юности
    Его отец Мельхиор Осипович Чижик происходил из дворянской семьи. Он, имея по тому времени солидное образование, в свое время работал преподавателем одного из военных учебных заведений, служил в воинских частях царской армии. Мельхиор на удушающий простой люд царской действительности смотрел трезво, шел по велению своего ума и сердца. Но о нем его дети знали по рассказам своей матери. И история хранит и заносит в свои страницы обычно бессмертную правду.
    Передо мною книга В. А. Дьякова, которая носит название «Деятели русского и польского освободительного движения в царской России 1858-1865 годов» /библиографический словарь/, 1967 года издания в Москве. В этой книге мы читаем следующие строки:
    «37. Чижик Мельхиор Осипович, штабс-капитан Московского гренадерского полка; родился в 1835 г., католик; из дворян Минской губ., недвижимым имуществом не владел, служил в Москве, но поддерживал тесные связи с Л. Звеждовским, В. Колесовым и другими лицами, по-видимому, входившими в петербургские революционные кружки; в марте 1863 г., выписавшись из Петербургского военного госпиталя, перешел на нелегальное положение; с апреля возглавлял повстанческий отряд в Витебской губ; приговорен к 20 годам каторги» (стр. 185).
    Это было весьма строжайшее наказание. После отбытия срока каторжных работ он был сослан в суровую Восточную Сибирь. Преодолевая неимоверные трудности в пути, Чижик прибыл в далекую Лену. Здесь он попал в Ленское золотопромышленное товарищество, через определенное время, как образованный человек, был устроен на должности резидента в село Мача Иркутской области. Там же у него 25 июля (7 августа нов. стиля) 1899 г. родился младший сын, которому дали имя Богдан. Это и есть уважаемый нами Богдан Мельхиорович Чижик.
    У Богдана был старший брат Станислав, с которым младшему не суждено было вместе жить и бороться. Но где и кем был он, сошлемся опять-таки, к документам. Вот один из них... [* Справка Ольминского, хранится в личном архиве тов. Чижика Б. М.]. Таковы были родословные нити Богдана...
    Через год, как родился Богдан, в 1900 году, находясь в огне ожесточенной борьбы, в 65 лет умер отец Богдана, осиротевшего сына, воспитывала мать.
    По рассказам матери и по тому, как подтверждали ее переписки (уже при советской власти) с Центральным Советом Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев известно, что отец, будучи сосланным и живя в с. Мача, не останавливал свою революционную деятельность. Он содержал конспиративную квартиру по организации побегов и переотправке политических ссыльных. Мать Богдана Зинаида Панфиловна Чижик, как жена полит. каторжанина и за личное участие в борьбе за Власть Советов получала с 1926 года от Центрального Совета Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльно-поселенцев персональную пенсию.
    Из-за материальной нужды Богдану пришлось в селе учиться лишь в одну зиму. Мать с Богданом переехала в 1911 году в Якутск...
    Николай Семенович Яковлев
    Октябрь 1967 – апрель 1968 г.
    Май – июнь – 1969 г.
    г. Якутск,
    Якутская студия телевиденья,
    Служебный телефон 54-86
    /подпіс/ Н. Яковлев
    26 июня 1969 г.». /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 5 [Потомственный революционер (документальный очерк о Богдане Мельхиоровиче Чижик] Л. 2-36./
    «Чижик Б. М.
    Замечания по статье тов. Яковлева «Потомственный революционер».
    1. В отношении отца целесообразнее взять более уточненные данные из Библиографического словаря «Деятели русского и польского освободительного движения»
    Поскольку речь идет о родословной было бы целесообразнее использовать справку Председателя Совета Истпарта при ЦК ВКП(б) тов. Ольминского в отношении брата Станислава». /НАРС(Я) [Партийный архив Якутского ОК КПСС] Ф 3270 [Личный фонд Чижик Б. М.]. Оп. 1. Д. 5 [Потомственный революционер (документальный очерк о Богдане Мельхиоровиче Чижик] Л. 38./ 
    «Его отец Мельхиор Осипович, штабс-капитан Московского гренадерского полка, в 1863 году возглавил повстанческий отряд в Витебской губернии, за что был приговорен к смертной казни, замененной 20 годами каторги. После отбытия каторжных работ был сослан в Восточную Сибирь. Умер в селе Мача Иркутской губернии, когда Богдану было два года». /Струлевич А.  Стойкий Богдан. // Социалистическая Якутия. Якутск. 11 июля 1972. С. 4./ «Отец Богдана, штабс–капитан, в 1863 году за участие в крупном революционном восстании против царского деспотизма был приговорен к смертной казни, впоследствии замененной пожизненной ссылкой на Мачу. Он умер, когда мальчику было два года». /Почетный Гражданин Якутска. // Струлевич А. А.  Страницы былого (воспоминания современника). Якутск. 1975. С. 36-37./ «Богдан Мельхиорович, родился в 1899 году в с. Мача, б. Бодайбинского уезда (ныне Олекминского района), б. Иркутской губернии в семье ссыльного поселенца. Отец его, Мельхиор Осипович, штабс-капитан Московского гренадерского полка, в 1863 году возглавил повстанческий отряд в б. Витебской губернии, за что был приговорен к смертной казни, замененной 20 годами каторги. После отбытия наказания он поселился в с. Мача, так как бывшим каторжникам разрешалось жить лишь в отдаленных краях». /Богдан Мельхиорович Чижик. // Захаренко Н. Н. Эти прекрасные люди. Якутск. 1978. С. 85./
                                                                           ****
    «№ 30. Род. 6. Кр. 8 сентябрь. Сергей.
    Поселенец Иркутской губернии Нижнеудинского уезда, Балаганской волости Иван Иванов Долгозоров и законная его жена Агриппина Николаева, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Поселенец Нижнеудинского уезда... Николай Ксенофонтов и жена дворянского сына Мария Павлова Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 19 (об), 20./
    «№ 32. Род. 14. Кр. 24 сентябрь. Сергей.
    Иркутский мещанин Алексей Иванов Петров и законная его жена София Ипполитовна, оба православного вероисповедания.
    Восприемниками были
    Иркутский мещанин Федор Иванов Коновалов и жена сына Минского дворянина Мария Павлова Чижик.
    Священник Николай Петров Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга данная из Якутской Духовной консистории Притчу Мачинской Николаевской часовни на 1899 год. Ф. 226-и. Оп. 14. Д. 449. Л. 20 (об), 21./
    «№ 34.  См. 9. Погр. 12. Август.
    Дворянин Минской губернии Мельхиор Иосифов Чижик, Римско-Католического исповедания 66 л.
    От рака желудка.
    Исповедал и приобщил Священник Зосим Коровин
    По просьбе его семьи и родных препроводили на Мачу с пением Св. Божеств...
    Погребен в ограде Мачинской церкви.
    Священник Н. Попов». /НАРС(Я). Метрическая книга выданная из Якутской Духовной Консистории Притчу Мачинской Николаевской Церкви на 1900 год. Ф. 226-и. Оп. 15. Д. 192. Л. 123./


    «Портрет мужчины в очках и с седой бородкой.... На фот. подпись: «Мельхиор Чижик умер в / Нохтуйске Якут[кой] губ[ернии]». Lit.: MWP, zb. A. Kr., inf. przy fot. 6kr/77, 4113/430 MW; arch. A. Kr. 71-H „Zesłani", s. 46; J. Maliszewski, Sybiracy..., s. 15; W. Czernik, s. 20; P. Ł. Kazarian, Okkminskaja..., s. 121, 167; R. Mienicki, PSB, t. IV; LIV, GAIO, [w:] kartoteka IH PAN. /Powstanie styczniowe i zesłańcy syberyjscy. Katalog fotografii ze zbiorów Muzeum Historycznego m. st. Warszawy. Cz. II. Zesłańcy syberyjscy. Oprac. E. Kamińska. Warszawa. 2005. S. 181./
    Настоятель Иркутского костела ксендз Иосафат Жискар отмечал:


    «Животворным духом в Маче на протяжении последних десятков лет был бывший русский офицер, участник восстания 1863 года Мельхиор Чижик. Это был человек, энергию которого не сломали ни ссылка, ни все ужасы этапов и каторги. Добрый католик, он смог и здесь стать полезным для человечества. Осужденный на 20 лет каторжных работ и поселенный в Забайкалье, он после 4 лет перешел в категорию поселенцев. Тогда поступил работать на Воскресенский прииск на помыслах золота. Работа и честность Чижика были быстро оценены администрацией прииска. Вскоре правление доверило ему соответствующую должность – резидента в Маче. Деятельный и полный любви ближних, он смог наполнить новой жизнью резиденцию. Развивая, как только возможно, доверенное ему предприятие, одновременно энергично защищая интересы подчиненных ему конторщиков и рабочих. Его добропорядочность огромным потоком разливалась во все стороны. Еще и сегодня весь окрестный народ вспоминает с благодарностью имя своего добродетеля. Он вырос в воспоминаниях здешних жителей в фигуру почти легендарную. Отличался в течение всей своей жизни горячей верой и искренней привязанностью к костелу. Использовал каждый приезд ксендза, чтобы исповедоваться. Умер он в 1900 году. После смерти Чижика Мача начала быстро клониться к упадку. Сегодня она едва прозябает...
    Кс. Юзафат Жыскар». /Przegląd Katolicki. Warszawa. № 4. 27 stycznia 1912. S. 52-53./
    Литература:
*    Korespondencya Czasu. Województwo Mińskie powiat Ihumeński 25 maja. // Czas. Kraków. Ner 127. 7 czerwca. 1863. S. 1.
*    Korespondencya Czasu. Wilno 1 czerwca. // Czas. Kraków. Ner 129. 10 czerwca. 1863. S. 1.
*    Korespondencya Czasu. Warszawa 7 czerwca. // Czas. Kraków. Ner 132. 13 czerwca. 1863. S. 1.
*    Królewstwo Polskie. Warszawa, 13 czerwca. // Dziennik Poznański. Poznań. № 136. 18 czerwca. 1863. S. 2.
*    Объявленія. // Минскія Губернскія Вѣдомости. Минскъ. № 21. 22 мая 1864. С. 391.
*    Kowalewski E.  Wspomnienia z przeszłości. Przyczynek do historyi powstania styczniowego na Litwie Wilno. 1907. 114 s.
*    Dybowski B.  Przed półwiekim. (Wspomnienia z przeszłości gimnazyalnej). // Biblioteka Warszawska. Pismo miesięczne, poświęcone nauce, literaturze, sztukom i sprawom społecznym. T. II. Warszawa. 1908. S. 520.
*    Полоцкій Кадетскій Корпусъ. Историческій очеркъ 75-лѣтія его существованія. Составілъ Офицеръ-воспитатель Полоцкаго кадетскаго корпуса подполковникъ В. П. Викентьевъ. Полоцкъ. 1910. С. VIII.
*    Kowalewska Z.  Ze wspomnień wygnańca z roku 1863. W Wilnie. 1911. S. 183.
*    Żyskar J.  Obrazki z Syberji. Woroncowka. - Macza. - Nochtujsk, - Olechma. // Przegląd Katolicki. Warszawa. № 4. 27 stycznia 1912. S. 52-53.
*    Kowalewska Z.  Ze wspomnień wygnańca z roku 1863. W Wilnie. 1912. S. 185.
*    Czyżyk Melchior - Wil. Dźwinosy 9. 5. 63. - Władyki 28. 5. 63. // Bitwy i potyczki 1863-1864. Na podstawie materyałów drukowanych i rękopiśminnych Muszeum Narodowiego w Rapperswilu opracował Stanisław Zieliński Bibliotekarz Muzeum. W Rapperswilu 1913. S. 281-282, 424.
*    Чижикъ, нач. мятеж. шайки. // Виленскій временникъ. Издается при Муравьевскомъ музеѣ въ гор. Вильнѣ. Кн. VI. Архивные матеріалы Муравьевскаго музея, относящіеся къ польскому возстанію 1863-1864 г.г. въ предѣлахъ Сѣверо-Западнаго края. Ч. 2-я. Переписка о военныхъ дѣйствіяхъ съ 10-го января 1863 года по 7-е января 1864 года. Вильна. 1915. С. ХХІІ, 198, 235, 401, 405, 460.
*    Józefa z Świętorzeckich Obiezierska.  Męczeńskie lata. // Nasze Kresy. Mohylowszczyzna. Pomnikowi X. Józefa Poniatowskiego. Mohyllów-Moskwa. 1917. S. 47-48.
*    № 24. Koncentracja powstańców, walka z chłopami, stosunek byłych unitów do powstania. // Rok 1863 na Mińszczyźnie (materjały Archiwum Wydziału IIIb Kancelarji Cesarskiej). 1863 год на Меншчыне. Zebr. i oprac. J. Witkowski, O. Janiewicz i Lp. Lech. [Instytut Kultury Białoruskiej. Wydział Polski. Komisja historyczna. Інстытут Беларускай культуры. Польскі аддзел. Гістарычная камісія. Сер. І. Т. І. Вып. І.] Mińsk –Менск. 1927. S. 26. 
*    Сzyżyk. [Rozdział XV. Pamiętniki wzgnańców za rok 1863. Apolinary Świętorzecki.] // Janik M.  Dzieje Polaków na Syberji. Kraków. 1928. S. 372, 455.
*   Чыжык. // Ігнатоўскі У.  1863 год на Беларусі. Нарыс падзей. [Беларуская Акадэмія Навук. Запіскі аддзелу гуманітарных навук. Кн. 13. Працы Інстытуту гістарычных навук. Т. V.] Менск. 1930. С. 235, 274.
*    Pamiętnik dra Benedykta Dybowskiego od roku 1862 zacząwszy do roku 1878. Lwów. 1930. S. 533, 536, 616.
*    Mienicki R.  Czyżyk Melchior. // Polski Słownik Biograficzny. T. IV. Kraków. 1938. S. 383-384.
*    Смирнов А. Ф.  Революционные связи народов России и Польши. 30-60 годы XIX века. Москва. 1962. С. 292-293.
*    Чижик М. // Смирнов А. Ф.  Восстание 1863 года в Литве и Белоруссии. Минск. 1963. С. 210-212, 214, 371, 391.
*    Дьяков В. А.  Герцен, Огарев и Комитет русских офицеров в Польше. [(Чижик Мельхиор Осипович) Алфавитный список членов офицерской организации, возглавляемой Комитетом русских офицеров в Польше, и лиц, которые могли быть связаны с этой организацией] // Революционная ситуация в России в 1859-1861 гг. Москва. 1963. С. 78.
*    Дьяков В.  Петербургская офицерская организация. // Русско-польские революционные связи. Т. I. Москва. 1963. С. XCII, CXVII, 275-276.
*    Чижик Мельхиор Осипович. I, 275, 276. // Русско-польские революционные связи. Т. II. Москва. 1963. С. 767.
*    Кочнев П.  Большая жизнь. // Социалистическая Якутия. Якутск. 9 августа 1964. С. 4.
*    Дьяков В. А.  Петербургские офицерские организации конца 50-х – начала 60-х годов XIX века и их роль в истории русско-польских революционных связей. [Краткие справки о вероятных участниках революционных кружков в Петербургском гарнизоне. (408. Чижик Мельхиор Осипович).] // Ученые записки Института славяноведения АН СССР. Т. XXVIII. Из истории классовой борьбы и национально-освободительного движения в славянских странах. Москва. 1964. С. 345.
*    Чижик М. // Дьяков В. А., Миллер И. С.  Революционное движение в русской армии и восстание 1863 г. Москва. 1964. С. 183-184, 446.
*    Жюгжда Ю., Лазутка С.  Предисловие... Pratarmė... Прадмова... Przedmowa... // Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. Х, ХXVII, XLII, LVIII.
    Чижик Мельхиор /M. Čižikas, М. Чыжык, Melchior Czyżyk/ Х, ХXVII, XLII, LVIII. [Указатель имен подготовлен Г. В. Киселевым и составителями разделов.] // Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. Революционный подъем  в Литве и Белоруссии в 1861-1862 гг. Москва. 1964. С. 689. 
*    Лейкина-Свирская В. Р.  Андрей Потебня. // «За нашу и вашу свободу!». Герои 1863 года. Сборник. Составитель В. А. Дьяков. [«Жизнь замечательных людей». Серия биографий. Вып. 22 (396).] Москва. 1964. С. 122. 
*    Кротов М.  Богдан Мельхиорович Чижик. (К 65-летию со дня рождения.) // Календарь знаменательных и памятных дат Якутской АССР на 1964 год. Якутск. 1964. С. 72.
*    Чижик Мельхиор. // Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг. [Восстание 1863 года. Материалы и документы. Москва-Wrocław. T. III.] Москва. 1965. С. 421, 444, 459-460, 580.
*    Чижик Мельхиор Осипович. // Дьяков В. А.  Деятели русского и польского освободительного движения в царской армии 1856-1865 годов. (Биобиблиографический словарь). Москва. 1967. С. 33, 185, 205, 208, 229, 255.
*    Струлевич А.  Стойкий Богдан. // Социалистическая Якутия. Якутск. 11 июля 1972. С. 4.
*    Почетный Гражданин Якутска. // Струлевич А. А.  Страницы былого. (Воспоминания современника.) Якутск. 1975. С. 36.
*    Богдан Мельхиорович Чижик. // Захаренко Н. Н. Эти прекрасные люди. Якутск. 1978. С. 85.
*    Торговкина А.  Сын гренадера. (К 90-летию со дня рождения Б. М. Чижика). // Знамя коммунизма. Олекминск. 5 августа 1989. С. 2.
*    Mienicki R.  Czyżyk Melchior. // Polski słownik biograficzny. T. IV. Kraków. 1938. S. 383-384. [Reprint] Wrocław. 1989. S. 383-384.
    Кісялёў Г.  На пераломе двух эпох: Паўстанне 1863 года на Міншчыне. Мінск. 1990. С. 13, 27, 31. 
*    Костин Б.  «Мы, на смерть идущие, вам клянёмся...». // Факел. 1990. Историко-революционный альманах. Москва. 1990. С. 78. 
*    Баркоўскі А.  Мельхіёр і Богдан Чыжыкі. // Голас Часу. Царкоўна-грамадзкі часапіс. Лондан. № 35 (2). 1995. Б. 15-17.
*    Łaniec S.  Partyzanci Kresów Północno-Wschódnich w powstaniu styczniowym (ziemie białoruskie). Toruń. 1996. S. 36-37.
*    Czyżyk Melchior. // Polski Indeks Biograficzny. Polnischer Biographischer Index. Polish Biographical Index. Oprac. przez Gabriele Baumgartner. T. 1. München. 1998. S. 221.
*    Лукашэвіч А.  Полацкі кадэцкі корпус. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 5. Мінск. 1999. С. 535.
*    [Баркоўскі А. и Ред. ЯВ]  Богдан Чижик. // Якутск вечерний. Якутск. 21 января 2000. С. 5.
*    Чыжык Мельхіёр. // Маракоў Л.  Вынішчэнне. Рэпрэсаваныя беларускія літаратары. Даведнік. Мінск. 2000. С. 46-47, 58-59, 100-101, 164-165.
*    Чижикъ Мельхіоръ. // Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 г.г. Гістарычны нарыс і спісы.  Мінск. 2001. С. 99.
*    Чижикъ Мельхіоръ. // Хурсік В.  Трагедыя белай гвардыі. Беларускія дваране ў паўстанні 1863-1864 гг. Гістарычны нарыс і спісы. 2-е выд. вып. і дап. Мінск. 2002. С. 99.
*    Чыжык М. В. 5/535. // Энцыклапедыя гісторыі Беларусі ў 6 тамах. Т. 6. Кн. ІІ. Мінск. 2003. С. 595.
*    Удзельнікі вызваленчага руху [Чыжык Мельхіёр Восіпавіч]. // Памяць. Гісторыка-дакументальная хроніка Мінска. У 4-х кнігах. Кн. 2-я. Мінск. 2002. С. 94.
*    Чыжык Мельхіёр. // Маракоў Л. Рэпрэсаваныя літаратары, навукоўцы, работнікі асветы, грамадскія і культурныя дзеячы Беларусі 1794-1991. Энцыклапедычны даведнік у трох тамах. Т. 2.  Мінск. 2003. С. 335-336.
*    Czyżyk Melchiorpoz. kat. 44/5. // Powstanie styczniowe i zesłańcy syberyjscy. Katalog fotografii ze zbiorów Muzeum Historycznego m. st. Warszawy. Cz. II. Zesłańcy syberyjscy. Oprac. E. Kamińska. Warszawa. 2005. S. 16, 181, 382.
*    Хаценчык З., Канецкі Д.  Падзеі паўстання 1863 г. на Вілейшчыне Гістарычныя нарысы. Мінск. 2013. С. 12, 14, 17, 23.
*    Матвейчык Д. Ч.  Паўстанне 1863-1864 гадоў у Беларусі. Нарыс баявых дзеянняў. Мінск. 2013. С. 69.
*    Хаценчык З., Канецкі Д.  Падзеі паўстання 1863 года на Вілейшчыне.Гістарычныя нарысы. выд. 2-е, дап. Мінск. 2014. С. 14-15, 19, 25.
*    Чыжык Мельхіёр. // Паўстанне 1863-1864 гадоў у Віцебскай, Магілёўскай і Мінскай губернях. Дакументы і матэрыялы Нацыянальнага гістарычнага архіва Беларусі. Уклад. Дз. Ч. Матвейчык. Мінск. 2014. С. 368-369, 373-374, 377-378, 381-382, 390, 489.
*    Хаценчык Д., Канецкі Д.  Мяцежны 1863 год. // Вілейскі павет. Гісторыка-краязнаўчы гадавік. Вып. 1. Мінск. 2014. С. 10-11, 13, 17.
*    Чаропка В.  Выкананы абавязак Антона Трусава. // Запісы Таварыства аматараў беларускай гісторыі імя Вацлава Ластоўскага. Вып. 3. 1863 год: шляхецкае паўстанне ці пародная рэвалюцыя? Рыга. 2014. С. 100-101. 
*    Ігуменшчына мяцежная. (Да падзей 1863 года). Падрыхтаваў Аляксандр Бушэнка. // Раённы веснік. Чэрвень. 3 мая; 8 мая 2014. С. 4. 
*    Хаценчык З., Канецкі Д.  Дзве бітвы на Вілейшчыне. // Запісы Таварыства аматараў беларускай гісторыі імя Вацлава Ластоўскага. Вып. 3. 1863 год: шляхецкае паўстанне ці пародная рэвалюцыя? Рыга. 2014. С. 132-134, 137.
*    Ігнатоўскі У.  1863 год на Беларусі. Нарыс падзей. // Arche Пачатак. Навуковы, навукова-папулярны і літаратурна мастацкі часопіс. № 3. Гістарыяграфія 1920-х гадоў: “доўгае ХІХ стагодзьдзе”. Ч. 2. Паўстаньні і рэвалюцыі. Мінск. 2015. С. 330. 
*    Матвейчык Д.  Стварэнне і дзейнасць паўстанцкіх атрадаў на памежжы Бырысаўскага, Сенненскага і Лепельскага паветаў у 1863 г. // Гісторыя Друцка-Бярэзінскага краю. Матэрыялы Першых грамадскіх навукова-краязнаўчых чытанняў. Мінск-Крупкі-Магілёў 28 сакавіка, 17 траўня, 20 чэрвеня 2015 г. Уклад. А. П. Аляхновіч. Мінск. 2015. С. 182. 
*    Чижик Зинаида (Зиновия) Панфиловна. // Рекунова В. М.  Иркутские истории 1914-1916. Хроники глазами беллетриста. Иркутск. 2016. С. 403.
*    Чыжык Мельхіёр (Чижик Мельхиор). // Матвейчык Д.  Удзельнікі паўстання 1863-1864 гадоў. Біяграфічны слоўнік. (Паводле матэрыялаў Нацыянальнага Гістарычнага Архіва Беларусі). Мінск. 2016. С. 23, 73, 487, 578, 589, 615.
    См. Продолжение:





Отправить комментарий